Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Русские скауты. Начало 1920-х годов

Русские скауты. Начало 1920-х годов

Подарите мне аэроплан...

Александр Гурин

«Госпожу Галанчикову на стуле подняли и понесли к встречавшей аплодисментами публике». Так 7 мая 1912 года газета «Рижская мысль» восторженно писала о триумфе в крупнейшем городе Лифляндии известной петербургской певицы. За что же так чествовали рижане красавицу-россиянку? Отнюдь не за исполнение эстрадных песен!

Мы уже писали («Ракурс» за… ), что перед Первой мировой войной Рига стала своего рода «авиационной столицей» России. Самолеты производились здесь на нескольких заводах, в 1911 году в крупнейший город Лифляндии приехали лучшие в то время в России авиаконструкторы. Побывали здесь и знаменитые российские летчики и летчицы, в том числе будущая рекордсменка мира Любовь Галанчикова.

Отблагодарили серебром

Однажды назойливый поклонник спросил популярную столичную певицу, выступавшую под псевдонимом Милле Море:

– Что бы вы позволили вам подарить?

– Подарите мне аэроплан, – ошарашила ухажера Люба Галанчикова.

Авиацией она «заболела» в 20 лет. Шел 1910 год, в России еще не было собственных самолетов, пилотов насчитывались единицы. О своей мечте Люба рассказала одному из многочисленных поклонников своего творчества – первому российскому летчику Михаилу Ефимову. Тот сделал, что мог: взял ее в полет пассажиркой. Через год в Гатчине открылась летная школа «Гамаюн». 22 ноября 1911 года певица Галанчикова получила удостоверение пилота. Она не стала первой летчицей России – немного раньше авиашколу закончила Лидия Зверева. Но именно Галанчикова стала самой знаменитой российской летчицей в мире. Позднее она искренне заметит: «Летать нетрудно…»

 

После окончания Гатчинской школы неопытная авиатресса (так в то время называли женщин–пилотов) повела себя дерзко – стала искать место летчика-испытателя. От нее отмахнулись. Неожиданно пришло предложение поехать в Ригу с показательными полетами. И в какой компании! В Риге в то время гастролировали бывший инструктор школы в Гатчине Слюсаренко, известный летчик Колчин, первая авиатресса России Зверева, талантливый авиатор Григорашвили…

 

Рижское небо почему-то оказалось жестоко по отношению к дамам. В апреле 1912 года на ипподроме в Золитуде (здесь проводились показательные полеты) из-за несовершенства аэроплана потерпела аварию Лидия Зверева, ее пришлось увезти в больницу. Через месяц настал черед Галанчиковой устремиться в небо. Удачным оказался ее полет с Колчиным – пилоты попеременно передавали друг другу управление, самолет долетел от Золитуде до Торнякалнса и повернул обратно. А вот самостоятельный полет Галанчиковой закончился авиакатастрофой. Опять-таки не по вине летчицы. Но в конце мая по окончании летного сезона именно Галанчикова получила Серебряную вазу – приз от Балтийского автомобильного и аэроклуба за рекорд продолжительности полета в Риге среди дам.

 

 

Есть одна у летчицы мечта…

Рижский рекорд был первым, но не последним рекордом в жизни Любови Александровны Галанчиковой. Вернувшись из Латвии в Санкт-Петербург, молодая летчица принялась искать работу. В то время в столице России гостил молодой западный авиаконструктор Энтони Фоккер – в будущем один из самых знаменитых авиаторов мира. Воистину, нет пророка в своем отечестве. В Питере Любе никто не предлагал работу, а Фоккер, увидев как она летает, сразу же предложил ей воплотить в жизнь свою мечту – стать летчиком-испытателем. На его, Фоккера, авиационном предприятии в Германии.

Через много лет на родине Любы сочинят песню: «Есть одна у летчика мечта, высота, высота». Не о ней ли это? 12 ноября 1912 года, всего через год после окончания авиационной школы, Галанчикова на самолете Фоккера поднялась на высоту более километра и установила мировой рекорд для дам. После чего стала быстро известна по всей Европе. Ее стали считать коллегой прославленные западные асы, в 1913-м известнейший в то время французский пилот Эжен Летор предложил русской летчице быть навигатором в его сверхдальнем для того времени перелете Берлин-Париж.

Счастливое небо

Как уже говорилось, Галанчикова выступала в Риге не одна. Рижское небо оказалось счастливым для первой летчицы России Лидии Зверевой и ее бывшего учителя в летной школе Слюсаренко – здесь они заключили брак, здесь открыли собственную летную школу и свой авиационный завод. Михаил Григорашвили летом летал на Рижском взморье, на радость отдыхающим поднимаясь в небо прямо с пляжа. Затем вернулся в Санкт-Петербург и продолжал полеты.

Рижское небо оказалось счастливым и для молодого изобретателя Александра Пороховщикова. Такие летчики и авиаконструкторы как князь Кудашов, пилот Уточкин, изобретатель Гаккель, авиатор Слюсаренко приезжали в Ригу уже в зените славы. А Александр Пороховщиков впервые взлетел ввысь еще в 1911 году на ипподроме в Золитуде. Причем на аэроплане собственной конструкции. Молодого человека заметили, он переехал в Санкт-Петербург, работал авиаконструктором. Мир тесен. В сентябре 1914 года Михаил Григорашвили провел испытательный полет сконструированного Пороховщиковым самолета «Би-кок». Самолет понравился и летчику, и военному министерству. Александру предложили: пусть авиаконструктор Терещенко производит «Би-коки» на своем заводе в Киеве. Случись это – первым пилотом аэропланов Пороховщикова стала бы Люба Галанчикова: с началом войны она вернулась из Франции в Россию, сдала свой личный самолет военному министерству и стала работать летчиком-испытателем на заводе Терещенко.

Замысел, однако, не сбылся: Пороховщиков сказал, что готов сам производить самолеты. Стороны ни о чем не договорились и Александр вернулся в Ригу, где создал первый в мире... танк.

Рижский «Дельфин»

Перед Первой мировой войной рижские авиазаводы продолжали приглашать в город известных авиаконструкторов и летчиков. В 1913 году завод «Мотор» произвел самолет «Дельфин» конструкции известного летчика Виктора Дыбовского и его брата Вячеслава. Виктор Дыбовский к тому времени был не только конструктором, но и одним из самых известных летчиков России. Еще в 1911 году военный моряк (а по сути, первый в России летчик военно-морской авиации) Дыбовский доказал, что авиаторы могут обнаруживать в море подводные лодки. В 1912 году старший лейтенант Дыбовский совершил знаменитый перелет Севастополь-Харьков-Москва-Санкт-Петербург. Что касается «Дельфина», специалисты по истории авиации отмечают: он во многом опередил свое время. Но в производство не пошел, так как надо было устранить ряд недостатков. А времени на это уже не нашлось: менее чем через год началась война, старший лейтенант Дыбовский производил на фронте удачные разведывательные полеты, был награжден Георгиевским крестом.

Грустное послесловие

В конце 1915 года Дыбовского направили в Великобританию, осуществлять приемку военной продукции для России. Он женился на англичанке, на родину после большевистской революции решил не возвращаться. Александр Пороховщиков остался в России, сам передал свой авиационный завод новой власти, служил в Красной армии. Но после Гражданской войны был арестован, много лет провел в заключении, затем получил возможность на свободе работать конструктором, незадолго до начала Великой Отечественной был вновь арестован и расстрелян. Лидия Зверева еще в 1916-м умерла в Санкт-Петербурге от тифа. Ее супруг Владимир Слюсаренко через год женился вторично, но лучшее в его жизни было уже позади: после революции он эмигрировал, хлебнул горя в Европе, был рад, когда устроился на работу (всего лишь механиком) в далекой Австралии. Дожил на Зеленом континенте до глубокой старости. Схожа и судьба Любови Александровны Галанчиковой. После революции она некоторое время служила в учебной авиационной части Красной армии, готовя будущих пилотов. Но вскоре эмигрировала за границу. В стране, где установила в 1912-м мировой рекорд – в Германии – не нашла счастья. Уехала в Америку, где оказалась вынуждена работать шофером. Умерла в 1961 году.

Куда более счастливо сложилась в Америке судьба Михаила Григорашвили. Талантливый летчик и авиаконструктор сначала стал инженером на авиазаводе, затем открыл собственное предприятие, перебрался в Канаду и принялся производить истребители для канадской армии, став основателем канадской военно-авиационной промышленности...

А в Латвии в 20-е годы ХХ столетия уже не было авиационных заводов.