Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Рута Марьяш
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Архиепископ Иоанн  Поммер в Даугавпилсском соборе св. Алекандра Невского

Архиепископ Иоанн Поммер в Даугавпилсском соборе св. Алекандра Невского

Грампластинки в Риге

Ольга Дорофеева

Приглашаю на прогулку по тем местам Риги, где  в начале 20 века и в относительно недавние времена записывали на грампластинки голоса любимых исполнителей популярных  романсов и песен, прекрасные мелодии, классическую музыку .

Черные  шершавые диски грампластинок были в  прошлом веке непременной вещью в каждой семье. Любимые спутники молодости старшего поколения,    казалось, что они были всегда и будут долго радовать.  Но со временем постепенно их вытеснили магнитофонные кассеты,а потом  диски.  На  излете 20 века сотни тысяч людей покидали Латвию и  грампластинки,уже не нужные, стопками выбрасывали в мусорники.  И все же  во многих домах латвийцев они еще сохранились. У кого на антресолях, у кого-то на книжных полках рядом с любимыми книгами.. И мало кто знает, что самое первое производство грампластинок в Российской империи было налажено именно в Риге.

 Произошло это знаменательное событие в 1901 году. Английское акционерное общество «Граммофон» организовало  здесь первую  в царской России фабрику грампластинок. Название рижской фабрики звучало сентиментально— "Пишущий Амур".  Выпускали в Риге и граммофоны. Роскошные граммофоны изготавливали из красного дерева и обильно инкрустировали, а рупоры делали из чистого серебра.   Их стоимость доходила до тысячи рублей. Демократичные граммофоны собирали поточно из недорогих комплектующих деталей. Один из них хранится в коллекциях  рижского городского музея. В экспозиции музее югендстиля , представляющей красивую квартиру начала 20 века, можно увидеть роскошный старинный граммофон. Чтобы послушать любимого певца или певицу слушателю приходилось вращать ручку граммофона. Звукозаписывающие фирмы разработали тогда стандарт, согласно которому скорость вращения пластинки равнялась 78 об/мин. Это обеспечивало оптимальное воспроизведение 3-минутных записей .  Вслед за Ригой вскоре на территории России было открыто  еще 4  представительства фирмы"Gramophone": В Москве, Санкт-Петербурге, Варшаве, Тифлисе .
Стоили граммофоны недешево, разброс цен был достаточно большим — от 14 до 650 рублей и выше. Разброс цен на грампластинки составлял от 2 рублей до 15 рублей. Первые грампластинки  были довольно тяжелыми. Говорят, что весили до 400 граммов. Они были односторонними . Сначала диски штамповали из целлулоида, эбонита и каучука. Было перепробовано множество различных веществ и субстанций, и в итоге решили остановиться на натуральной смоле, называемой шеллак. Точный состав грампластиночной массы и технология записи охранялись как торговый секрет, который разглашению не подлежал. Доступ к тайне имел лишь узкий круг специалистов.  И тем не менее, не успело  рижское руководство Акционерного Общества "Граммофон", подсчитать первые доходы, полученные от реализации дисков в России, как по их деятельности был нанесен серьезный удар – в продаже появились подделки. Многочисленные мелкие фабрики, занимавшиеся почти исключительно подделкой  записей фабрик  акционерного общества «Граммофон» возникли в России. Их появлению способствовал огромный спрос на « говорящие и поющие  машины» и пластинки к ним.

Первое масштабное производство пиратских грампластинок было организовано в Москве компанией "Нэографон" в 1902 году.  Все делалось предельно просто.

В магазине покупались самые новые и популярные грампластинки АО "Граммофон", с них снимали гальванические копии, и спокойно печатали огромными тиражами. Никаких затрат на запись артистов, на рекламу, естественно, не делалось. Пластинки распространялись по московским магазинам и лавкам, отсылались на периферию. Масштабы производства были таковы, что "Нэографон" даже открыл свой собственный филиал в Санкт-Петербурге .

Рижский «Поющий амур» продолжал успешно работать  и также как фабрика в Ганновере был крупнейшим для того времени производителем пластинок фирмы "Gramophone".

Благополучное производство грампластинок в Риге закрыли в 1914 году из-за событий Первой мировой войны. Фабрику   эвакуировали в Россию.

Производство пластинок в Риге наладили вновь только в  начале 1930-х годов благодаря молодому латышскому предпринимателю Хелмару Рудзитису. Было ему тогда 29 лет. Знаменитый композитор Маргер Зариньш в рассказе об  Агенскалне писал, что  Хелмут Рудзитис в 1931 году был еще студентом юридического факультета Латвийского университета.   Благодаря удачной издательской деятельности,начатой им еще в 23 года, Рудзитис сумел заработать  хорошие деньги и пустить их на новое дело — на производство грампластинок и  елочных игрушек. На эти товары был большой спрос.

 Он закупил необходимое оборудование  в Берлине у обанкротившейся фабрики «Фокс».  И в 1931 году открыл фабрику  по производству грампластинок и елочных игрушек  на левом берегу Даугавы на улице Калнциема в доме под номером 40.

Этот участок улицы Калнциема сейчас имеет весьма привлекательный вид. Красиво отреставрированы старинные деревянные дома под номерами 33, 35, 37. Они стали украшением улицы Калнциема. Владельцы земли  --наши современники братья Дамбурги могли бы снести эти  поизносившиеся деревянные постройки. Тем более, что их снос был предрешен еще в 80-х годах 20 века. Но братья Мартиньш и Карлис родились и выросли в Задвинье, впитали романтический дух этого предместья. И постепенно восстановили этот квартал своими силами и средствами. Дом под номером 40, представляет собой двухэтажное здание с высокой черепичной крышей и по облику напоминает крестьянский жилой дом. Здание было возведено по проекту известного латышского архитектора Константина  Пекшена в 1907 году. Вы наверняка знаете другие его постройки. Например, дом на улице Альберта, где находится Музей югендстиля. Талантливый зодчий Константин Пекшен построил в Риге много прекрасный зданий. Дом  по улице Калнциема 40, где было начато первое латвийское производство грампластинок, тоже симпатичный. До Первой мировой войны там располагалась фабрика про производству электрических лампочек и принадлежала акционерному обществу «Люкс». После Первой мировой войны там были разные производства. Рудзитис назвал свою фабрику «Bellacord-Elektro». Первое слово означало, что звучание пластинок будет великолепным, второе — что выпущены они на электронном оборудовании".  Но первые пластинки Рудзитиса были далеко до совершенства. Они скрипели, пищали. Рудзитис сменил не одного инженера, пока не добился желаемого результата. В 1934 году латвийские пластинки с успехом были представлены на выставке в Стокгольме.

  "Беллакорд" тиражировал в основном танцевальную музыку. Потому как спрос на нее был самый большой.  На «Беллакорде» записывались Александр Вертинский  и  Петр Лещенко. Пластинки с его записями звучали по всему миру и успех его  был огромен. Популярность пришла не только к Лещенко. Знаменитыми стали и авторы его песен. Например, Оскар Строк. Его  «Лунную сонату», «Черные глаза» старшее поколение помнит до сих пор.

В 1940 году после известных событий фабрику национализировали и передали в распоряжение Латвийского Радио. С 1941 года фабрика стала называться Рижским фабрикой грампластинок и стала самостоятельной. Следующие перемены произошли в 1958 году. Фабрика получила имя «Лиго» и просуществовала с этим именем до знаменательного 1964 года. Тогда была создана всесоюзная фирма «Мелодия». Фирма «Мелодия» стала монополистом на рынке грампластинок в Советском Союзе. Она состояла из четырех фабрик в Москве, Ленинграде,Ташкенте и в Риге. «Лиго» вновь переименовали в рижскую фабрику грампластинок с подчинением фирме «Мелодия». Вскоре заводы грампластинок приступили к выпуску пластинок с 45 оборотами.  Понадобились новые проигрыватели для радиол. Граммофонные блоки, диск которых должен был сделать 78, 33 и 45 оборотов в минуту, первыми в СССР стал выпускать Рижский электромеханический завод. Он же  снабжал этими устройствами радиозавод им. А.С.Попова и завод «ВЭФ».

 Рижская студия грамзаписи своего помещения поначалу не имела и записи осуществляла в ауле Латвийского университета. А с1966 года студия грамзаписи разместилась в национализированной Реформатской церкви. Это в Старом городе на улице Марсталю, 10. Полуразрушенную церковь отремонтировали и Рига получила  отличное помещение для студии потому что у этого здания великолепная акустика.. По  утверждению специалистов, такого помещения не было ни в Таллинне, ни в Вильнюсе. Музыкальные вкусы покупателей пластинок советского времени отличались от нынешних. Записи музыки серьезного жанра,. как говорили тогда, продавались лучше, чем теперь. Огромным спросом пользовались были записи органной музыки Домского собора и не только его. Охотно покупали записи  других исторических органов Латвии. Например, церквей  Айзпуте, Руцавы, Эдоле. Всегда была востребована музыка Раймонда Паулса. Журнал «Легендас»  приводит  следующие цифры -  с1969 года по 1990 рижская фабрика  выпустила 32 пластинки с записями музыки Раймонда Паулса.

В новые времена Второй независимости Латвии реформатскую церковь передали лютер-евангелической общине. Теперь там молодежный центр. А фабрика грампластинок в 1992 году была приватизирована, переименована в RIToni  и к  1999 году обанкротилась.

Но есть еще грампластинки рижской фабрики и со временем они станут раритетом.

А пока всем приятной прогулки по  Задвинью и по Старому городу, где остались еще следы и воспоминания о былой славе первого в Риге и во всей царской России производства грампластинок.