Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Рижская частная русская практическая гимназия

Рижская частная русская практическая гимназия

Депутат: ЦС призвал пойти на референдум, ну, а дальше каждый решает сам

Наталья Севидова

«Ves.LV»

Вести Сегодня, 10  января 2012 года

Референдум о втором госязыке надолго отравит климат в стране, уверен активист ЛАШОР и депутат сейма Игорь Пименов.

Депутат сейма от "Центра согласия", Игорь был среди тех, кто высказался резко против сбора подписей за статус русского языка как второго государственного. Акция и последующий референдум расколет общество, усилит влияние национал-радикалов и ослабит позиции русского языка, предостерегал Пименов. 

Его прогоноз, кажется, начинает сбываться: в латышском информационном пространстве началась настоящая атака на сознание "таутиешей". В воззваниях к народу политиков правящих партий, латышских интеллигентов, бизнесменов, юристов, дипломатов рефреном звучит мысль: "Родина в опасности! Латыши должны сплотиться и дать отпор враждебным силам..." И чем ближе к референдуму, тем выше пафос этих призывов. 

Что ж, самое время поговорить о дальнейшем развитии событий с тем человеком, который именно такого сценария и опасался.

- Игорь, понятно, что многие русские в опросе участвовали из чувства протеста против отношения власти к нацменьшинствам. Если бы коалиция с ходу, без всякого обсуждения не отклонила законопроект "ЦС" о статусе русского языка как официального, такого накала страстей удалось бы избежать. Почему латышская политэлита демонстративно отвергла компромисс? 

- Из-за нескольких причин. Первая и главная: акция Линдермана - Осипова во многом обязана успехом именно поддержке "Центра согласия". После этого попытка ЦС искать компромиссы выглядела неубедительной. 

Вторая причина. Базовым соглашениям предшествуют серьезные межпартийные переговоры. А мы просто подали предложения для внесения этого законопроекта в повестку дня заседания сейма. Чего, как видим, оказалось недостаточно. 

В итоге и правящие партии, и оппозиция оказались перед очень серьезным вызовом, который этот референдум бросает всему обществу. И чтобы на него ответить, нам все равно придется действовать сообща.

- Сообща? Верится с трудом. 20 лет правящие цинично игнорировали оппозицию и мнение ее избирателей. И успешно задвинули ЦС при формировании нынешнего правительства...

- Потому что все эти 20 лет оппозиция нередко так и действовала - подавала поправки к законопроектам без предварительного согласования с другими фракциями. Все фракции в сейме находятся в состоянии полувойны, полумира. Ни одна не пойдет на уступку, если не выторгует что-то взамен. Так в любом парламенте. Создание правительства - это тоже торг. И условие заключения сделок в нем знают только те люди, которые участвуют в переговорах. Я не был в их числе. Но предполагаю, что на исход этих договоренностей повлияли силы, которых интересуют не проблемы признания оккупации, неграждан и статуса русского языка, а перспективы возвращения наших долгов. Валдис Домбровскис - человек, к которому Европейская комиссия испытывает полное доверие, а именно этой структуре принадлежит первый голос среди международных кредиторов. ЦС представлялся ей, наверное, непонятным партнером.

- Вернемся к референдуму. Нынешний статус русского языка как иностранного - только часть той ксенофобии, которая проявляется завуалированно или откровенно в риторике политиков, в массмедиа, законах и нормативных актах, закрепляющих дискриминацию. Однако в публичном латышском пространстве акция общества "За русский язык" преподносится как крестовый поход на устои государственности. Это сознательное лукавство или искреннее непонимание сути русского демарша?

- Это на самом деле два вопроса - вопрос о русских и вопрос о латышах. Сначала о русских. За 20 лет состоялась латышизация аппарата государства и самоуправлений. Исследование Балтийского института социальных наук еще в 2005 году показало, что 83% занятых в государственном управлении составляют латыши, то есть реально государственная власть в стране принадлежит латышам. На уровне обыденного сознания русских жителей это часто воспринимается без полутонов: вот, они там сидят и нас давят. Все это порождает возмущение, которое не часто проявляется, но когда появилась возможность пойти и поставить свою подпись, то этим правом люди воспользовались. Тем более что это сделал первый человек в партии, за которую они голосовали, да еще мэр столицы, - это сняло все внутренние барьеры. 

Теперь о мотивах латышей. Латыш ощущает восстановление независимого национального государства как свою личную победу, как факт своей биографии. А единственность государственного языка - как признак этой победы, ее синоним. Любая попытка уравнять с латышским другой язык, неважно какой, воспринимается как претензия поставить под сомнение событие, которым он гордится. Поэтому манипулировать общественным сознанием, используя референдум, очень легко. Референдум - удобный повод призвать к этнической мобилизации. И она уже происходит. Все это уже было в 2004 году. В канун перевода русских средних школ на госязык на выборах в Европарламент был вброшен лозунг "Русские идут!", и тогда даже те латыши, которые забыли о политике, почувствовали себя призванными на защиту своих завоеваний.

- Но в результате манифестаций русских школьников и родителей перевода обучения на латышский в пропорции 10:90, как предусматривалось, все же удалось не допустить.

- Это заблуждение. Закон об образовании, принятый в 1998 году, предусматривал, что обучение в средних школах с 2004 года начнет осуществляться только на госязыке. Но в 2003 году (при министре образования Грейшкалнсе) в МОН начали разрабатывать законопроект о замене полного перехода на латышский частичным переводом преподавания на латышский. В министерстве понимали, что если переводить средние школы полностью на госязык с 2004 года, то это будет катастрофа образования. Поэтому они предлагали 70% уроков на латышском. В 2000-2002-м ЛАШОР провел несколько родительских конференций, и газета "Панорама Латвии" пригласила меня и Карлиса Шадурскиса как кандидатов в 8-й сейм на дискуссию. Я защищал позицию ЛАШОР: родной язык должен доминировать и в основной, и в средней школе. А, например, 30% уроков могут быть на латышском. Шадурскис предложил перевернуть эту пропорцию: 60% - на латышском, а 40% - на русском. Потом он стал министром, и эта его пропорция 60:40 была при нем осуществлена. 

Кампания под лозунгами "Русские идут!", "Школы - наш Сталинград!" повысила рейтинги "Равноправия", но намного больше - ТB/ДННЛ! На выборах в 8-й cейм "тевземцы" с трудом преодолели 5-процентный барьер, а уже двумя годами позже на выборах в Европейский парламент получили 30% голосов. Оглушительный успех! Радикально настроенных латышских избирателей привело к урнам "Равноправие". А административный потенциал "тэбэшников" был хилым и до сих пор слабый. Как реакция на слабость "тевземцев" и появилась "Вису - Латвияй!".

То, что происходит сейчас, - повторение тех событий. Нам, видимо, необходимо на грабли наступить дважды. 

- Тогда посоветуй, что делать русскому человеку? Активно выражать свою позицию нельзя, потому что это возбуждает латышский электорат, молчать в тряпочку - тогда власть вытирает об него ноги...

- Ты опять задала два вопроса: что делать русским и откуда берется ксенофобия? Второй вопрос достоин отдельного обсуждения, и я готов в нем участвовать. А вот на вопрос "что делать?" у меня ответ очень простой - надо заниматься политикой и принимать целесообразные решения, а не руководствоваться благими пожеланиями. А целесообразность решений определяется опытом людей, которые способны просчитать на 2-3 хода последствия политической инициативы. Сейчас всего еще не скажешь, но я убежден, что "Центр согласия" в целом идет по правильному пути. ЦС и наша молодая партия "Согласие" могут ошибаться, но наш курс становится все более убедительным для все большего количества людей. Ведь на выборах в парламент ЦС собрал более 40% голосов в Риге, а в Латгалии за нас голосовали целыми краями. Хотя сейчас наши латышские избиратели и коллеги в первичных организациях оказались в трудном положении. 

- В этом и есть ахиллесова пята "Центра согласия". Как долго вы сможете маневрировать между интересами двух этнических групп? 

- "Центр согласия" не маневрирует, он ищет решения, которые объединят весь наш народ перед очень серьезными вызовами XXI века. И это не только экономический кризис, а гораздо более серьезные вещи. Это выбор способа экономического развития. Либо мы останемся колонией для Запада, которому будем поставлять специалистов, а Латвию превратим в ухоженный газон, куда состоятельные господа из Европы будут заезжать на уик-энд отдохнуть у моря и на озерах. Либо это будет динамически развивающаяся страна с сильными отраслями и передовыми технологиями. Для Европы первая модель была бы предпочтительней - она спокойнее. Латвия осталась бы рынком сбыта с более-менее устойчивым уровнем жизни. 

- По-моему, и наших власть имущих первая модель больше устраивает: тихим болотцем управлять проще.

- Конечно. Развитое производство означает большее количество наемных работников, тут же возникают сильные профсоюзы. И главное - первая модель легко просчитываема вперед лет на 30. А им и хватит.

- Ну да, и место нацменьшинств в этой модели тоже предопределено: принеси-подай и помалкивай... 

- У людей есть все основания быть недовольными государством, но давление оказывается на латышский народ. Референдум неизбежно, стопроцентно предсказуемо разделит голоса не между сторонниками партий, а между латышами и нелатышами. Под угрозой находится самое главное, на чем основывается межэтническое согласие, - доверие. Это несправедливо и очень опасно. 

- На опрос, организованный партией Райвиса Дзинтарса, пришло 120 тысяч. Это же тоже латышский народ. Не припомню, чтобы кто-то из духовных авторитетов нации призвал латышских граждан воздержаться от этой акции. 

- И все же их законопроект о ликвидации государственного образования национальных меньшинств не набрал необходимые 150 тысяч. И политическая элита не поддержала его - "Единство" во главе с Аболтиней, не поддержали Шадурскис, Друвиете, Домбровскис. 

- Не поддержали, но и не возразили. Было сказано лишь, что инициатива Visu Latvijai! преждевременна.

- Конечно, они держали кукиш в кармане. Потому Шадурскис и сказал в одном из интервью по поводу действий Visu Latvijai!, что все-то они делают правильно, да торопятся. 

- То есть подтвердил, что цель у них одна - тактика разная.

- Но все же это не было поддержкой, зато лидер объединения "Центр согласия" с трибуны партийного съезда призвал поддержать законопроект Линдермана - Осипова. 

- Думаю, он это сделал из солидарности со своими избирателями. Оставим политиков. Почему промолчали латышские интеллигенты, когда нацрадикалы вновь взялись за русских детей? 

- У меня нет ответа на этот вопрос. Но ведь и русская интеллигенция тоже не призвала соотечественников игнорировать провокационный опрос за придание русскому статуса второго государственного языка.

- Зато сейчас латышских деятелей культуры и науки хотят впрячь в оплаченную из госбюджета пропагандистскую кампанию против второго госязыка. Подозреваю, что отказов не будет. Нетрудно предсказать чувства русских налогоплательщиков - за их счет будет вестись агитация против их родного языка. Это же верх цинизма. Значит, новый виток противостояния? 

- Да, это воронка. Если начали в нее падать, то очень трудно выбраться. Фракция ЦС в сейме призвала граждан Латвии участвовать в референдуме. Дальше каждый решает сам. Я не пойду на референдум. 

Мы всегда были под угрозой провокации, сейчас для "Центра согласия" пришло время проверки. Нас хотят снести, но пусть и не надеются. Любое испытание в конечном итоге закаливает организм.