Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Рижская делегация на слете русских хоров в Печерах, 1939 год.

Рижская делегация на слете русских хоров в Печерах, 1939 год.

Языковый капкан

Наталья Севидова

«Ves.LV»

20 января 2012 («Вести Сегодня» № 9)

Почему русские 20 лет учат латышский и никак не выучат\

В связи с предстоящим референдумом нас начали горячо убеждать в непреходящей ценности латышского языка как стержня латвийского государства, фундамента независимости и основы интеграции общества.

Вообще–то уговаривать нас не надо. Ценность латышского мы уже давно уразумели: без госязыка не найти работы, не сделать карьеры, бумагу в присутственное место не подать…

И тем не менее масса людей объясяются на латышском через пень колоду. Почему? Что, русские такие тупые на языки? Но английский схватывают на лету. Может, нарочно бойкотируют валоду? Тогда почему успешно работают коммерческие языковые курсы латышского? Народ платит свои кровные, очевидно, в расчете на результат. Почему его нет?

Сначала уволим, потом поучим

А что делает государство, краеугольный камень которого — латышский язык, чтобы нацменьшинства об этот камень не спотыкались? Кое–что делает. Например, посылает на бесплатные курсы латышского. Но только безработных. (Оплачивают эти программы европейские социальные фонды.)

То есть пока человек трудоустроен, его уровень владения латышским интересует только языковых инспекторов, которые, не жалея сил, стараются выполнить план по штрафам. Только после того как работника, слабо знающего валоду, уволят, ему милостиво позволят встать в очередь на бесплатные курсы латышского. Через год попадет. Выучит он язык или нет и найдет ли потом вакансию — неважно.

Про бесплатный сыр

Правда, в конце 90–х — начале нулевых бесплатно натаскивали в латышском еще и малоимущих, и пенсионеров. Финансировало языковый ликбез тоже отнюдь не латвийское государство, а ОБСЕ. Что должна была бы сделать Латвия, располагая выделенными средствами? Нанять толковых преподавателей и разработать эффективные методики.

Я разговаривала с несколькими знакомыми и коллегами, которым посчастливилось на эти "халявные" курсы попасть. Они признались: эффект нулевой. Почему? Потому что учить взрослых учеников командировали за хорошее вознаграждение учителей–словесников латышских школ, ушедших на заслуженный отдых. Методикой преподавания латышского как иностранного они не владели. "Это все равно как детского врача поставить оперировать. И у педиатра, и у хирурга дипломы мединститута, но это не значит, что они взаимозаменямы" — так прокомментировала мне ситуацию одна преподавательница английского с 30–летним стажем.

Приоритет приезжим

Вообще ситуация парадоксальная: у нас бесплатно могут учиться латышскому лица с временным видом на жительство (за счет Европейского фонда интеграции граждан третьих стран) и беженцы (на средства Европейского фонда беженцев.) Но постоянные жители и граждане страны, испытывающие проблемы с госязыком, предоставлены сами себе. Они даже не могут воспользоваться учебным курсом уровня А1 и А2, разработанным для "гостей", потому что код доступа к этим материалам получают только лица с временным видом на жительство. Несусветная глупость! Ну какая гостайна содержится в правилах грамматики и речевых упражнениях?

Алексей Лоскутов ("Единство"), выступая на днях на Первом Балтийском канале, упрекнул соплеменников, что за 20 лет они могли бы выучить латышский. Замечу, что те русские, которые учились в вузах на латышском языке, или, как г–н Лоскутов, работали в латышских коллективах, или живут в смешанных браках, общаются на госязыке столь же свободно, как бывший руководитель KNAB. Но не всем так повезло с биографией. Что делать остальным?

Потребность громадная!

Шаг навстречу налогоплательщикам сделала Рижская дума. В прошлом году она организовала бесплатные трехмесячные курсы латышского. Пробил инициативу депутат РД Игорь Кузьмук, котрый несколько лет на привлеченные средства собирал бесплатные группы обучения латышскому и прекрасно знает спрос населения.

В первый же день лимит на думские курсы был исчерпан — записалось более пятисот человек. Причем не "нулевики", а те, у кого уже был приличный словарный запас, но не хватало практики или мешал психологический барьер.

В 2012 году Рижская дума увеличила финансирование курсов вдвое — до 60 000 латов. И снова аншлаг.

Но что такое 60 тысяч латов для полумиллиона потенциальных учеников? Понятно, что самоуправление оперирует средствами в рамках своих возможностей. Образовательные программы все же не являются функцией муниципалитета. А в государственном бюджете за эти два десятилетия не нашлось строки под такое важное дело.

Латышский как бизнес

Какие варианты остаются? Частные языковые фирмы.

Я посмотрела предложения — обычный курс (16 академических часов в месяц) в среднем стоит 50–70 латов, интенсивный — 115 латов. Продолжительность обучения — от 3 до 9 месяцев. Частный преподаватель за индивидуальное часовое занятие берет в среднем 7–8 латов.

За три месяца язык не выучишь. Это я знаю точно. Заканчивала иняз, и только к середине второго курса мы начали изъясняться на немецком относительно свободно и без грубых ошибок. Значит, за счастье чисто и свободно говорить по–латышски придется отдать частным лингивстам пару–тройку тысяч латов. Кому это по карману?

К тому же многие коммерческие языковые фирмы ориентированы на подготовку слушателй к аттестации и сдаче эказмена по натурализации. С этой задачей курсы справляются в общем успешно. Но "разговориться" на неродном языке после такой подготовки мудрено.

Я уже не говорю о том, что взрослые люди вкалывают с утра до вечера, а еще у них есть семьи, дети, о которых надо заботиться, и любая учеба в зрелом возрасте требует большой самоотверженности.

Сам себе педагог

Но допустим, человек нашел силы, время и самостоятельно засел за учебники. Какие самоучители предлагает нам главное наше учебное издательство?

Я прошлась по магазинам Zvaigzne ABC. В наличии "Русско–латышский разговорник", но это скорее для русских туристов. Есть еще тоненькая книжечка "Latviešu valoda" — учебный курс из 25 занятий. Автор Ася Сваринска, год издания 2003–й.

Вторая книжка — "Латышский язык за три месяца" — краткий курс обучения. Автор Ната Озола. Год выпуска 2005–й. И это все. Никаких рабочих тетрадей, сборников упражнений и топиков, аудио— и видеодисков.

Но может, государство обеспечило толковыми пособиями языковые фирмы? Обзвонила несколько: по каким учебникам преподаете? Кто–то опирается на собственные пособия, кто–то в качесте подспорья использует учебники советского времени и пособие для начинающих "На помощь!" (Pal?g?!). Оно было издано еще в 90–х годах и включает в себя учебник для четырех уровней, рабочую тетрадь, аудиокассету и учебный диск. Но их содержание морально устарело и не соответствует новой системе проверки уровней знания госязыка.

Замечу, что упомянутое пособие было издано в свое время в рамках Государственной программы по освоению латышского языка (созданной в 1994 году при поддержке ООН). Эта программа вылилась в создание Агентства латышского языка. На счету этой учреждения — организация курсов повышения языкового уровня учителей в школах нацменьшинств (программа также финанансируется из европейских структурных фондов, но с 2006 года, когда страсти с билингвальным образованием утихли, была урезана). А еще агентство запустило интернет–курс из семи занятий для самостоятельного обучения (уровень А1). Спасибо и на этом, но о результате можно сказать: гора родила мышь.

Хочешь учиться вечно — купи учебник

А могли бы взрослые самостоятельно заниматься по школьным учебникам латышского?

"Нет, все они написаны так, что по ним выучить язык в принципе невозможно", — сказали педагоги, просившие не называть их имен (чтоб не нажить неприятностей от всесильных чиновников минобраза и академических персон).

"Учебники должны писать вузовские специалисты, которые годами изучают научные материалы, ездят на конференции, перенимают передовой опыт. А у нас учебник может написать любой амбициозный учитель и отдать его на апробацию в школу. Результат? Огромное количество мертвой неактивной лексики — и минимум разговорных навыков. Учителя просто натаскивают учеников на сдачу госэкзамена, а он сложнейший! Ребята его сдают, но они все равно неконкурентны! Лишь немногие, учась на латышском в вузах, начинают активно входить в язык. Но если после 12 лет обучения в школе человек не может сдать на высшую категорию, это о чем–то говорит? Потом люди пожизненно и бесплодно ходят с курсов на курсы. Потому что не может преподаватель быть выше методики в своей стране" — такое мнение высказывали в разговоре с "Вести Сегодня" специалисты–языковеды. Но просили не называть их имен (страх перед чиновниками от образования — тоже характерная черта времени). Впрочем, такие же отзывы я слышала и от родителей, которые помогают своим чадам выполнять домашние задания. "Murgs!" — припечатала одна дама–билингв, мама сына–третьеклассника. 

Не все безнадежно!

Руководитель лингвистического центра Lexis Валентина Казачкова 35 лет преподает языки, является опытным методистом и автором учебных книг.

"Мы были вынуждены создать собственный курс обучения латышскому на базе коммуникативной методики. Ее эффектвность проверена годами. Если бы по ней преподавли в школах, то через три года дети уже свободно болтали бы по–латышски. Сейчас к нам на курсы приходят молодые женщины, которые вышли в Латвию замуж и не знают даже алфавита. Через три месяца занятий они с первого раза сдают госязык на вторую категорию. Другое дело, что мы ограничиваем набор, латышский — не основное наше направление. Мы специализируется на преподавании русского для иностранцев. Сейчас на базе этой методики разработали курс русского для латышей".

 

Подведем итоги. Интеграцией на базе латышского языка государство у нас в принципе не занимается. Политическая трескотня на этот счет — лицемерие и демагогия. По сути, власть имущих очень даже устраивает, что государственный язык стал не средством межэтнической коммуникации, а инструментом подавления, дискриминации и запретов на профессию.

 

"Вести Сегодня", № 9.