Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Хор общества «Баян»

Хор общества «Баян»

Последние стены завода…

Игорь Мейден

«Ves.LV»

31.10.2013

05_fabrikaНо вскоре не будет и их. И на месте некогда легендарной Кузнецовской фарфоровой фабрики начнут строить литовский торговый мегакомплекс «Акрополис».

Корреспонденты «Вести Сегодня» успели на территорию бывшей фабрики буквально в последний момент: снос корпусов, который начался пару месяцев назад, вскоре должен завершиться. И тогда уже на улице Маскавас около самого Южного моста от бывшей фарфоровой фабрики, окончательно обанкротившейся в начале нового века, не останется даже следа. Вернее, небольшой «след» все же останется: директор латвийского представительства литовской компании Akropolis — Akropolis LV Каспарс Цинитис сказал, что стены самого старого корпуса фабрики «органично впишут» в дизайн торгово–развлекательного комплекса.

Когда–то на территорию фарфоровой фабрики попасть рядовому рижанину было крайне сложно: несколько пропускных пунктов у входа плюс полный контроль всего, что вносят и выносят. Впрочем, и сейчас пройти сюда непросто: за территорией следит охрана, нанятая «Акрополисом». Она следит, чтобы за забор не лезли бомжи за цветным металлом и мальчишки, которые могут сломать себе шею, шастая по развалившимся корпусам. Ну а обычные любители сделать снимки «для истории» с утра до вечера ходят по Южному мосту: фотографируют виды сверху, запечатлевают работу огромных махин, рушащих стены легендарной фабрики…

Мимо нас с фотокором медленно проехал многотонный грузовик — вез щебенку и металлические конструкции по дороге, продавленной огромными колесами. А когда–то по ней проезжали более легкие машины, зато с ценным грузом: фарфоровыми изделиями. Сырье для посуды доставляли по ветке железной дороги, от которой теперь почти и следа–то не осталось: засыпана землей, заросла травой и кустами. На бывшей проходной все еще сохранились стекла с аппликациями–рисунками кружек–чашек–ваз, а на окне одного из цехов пока еще цел небольшой витраж с изображениями фирменных изделий фарфорки.

Директор Akropolis LV Каспарс Цинитис заметил вашему автору, что он, разумеется, изучал историю славного предприятия. «Но каких–то раритетов, которые могли бы, возможно, украсить будущий музей „Акрополиса“, мы здесь не нашли. Разве что несколько недель назад рабочие, разбирая старые стены, нашли в одном помещении ящик с посудой советского времени. Но это не музейная ценность», — говорит собеседник. К слову, в 2001 году на фабрике, которая уже почти умерла, был открыт музей фарфора. Коллекция насчитывала более 6000 изделий, выпущенных начиная с 1841 года. После закрытия Рижской фарфорки эту коллекцию передали городским властям, и вскоре Музей фарфора открыли в Вецриге.

05_farfor-fabrika-foto

Сейчас, по словам Каспара Цинитиса, из самых старых зданий на территории бывшей фабрики только одно 1913–го года. Это бывший цех, где посуду покрывали глазурью. Части его стен впишут в дизайн нового «Акрополиса».

— Не стоит думать, будто мы такие разрушители — уничтожаем легендарное производство. Фабрика ведь толком не работала уже с девяностых годов, в начале нового века и вовсе обанкротилась. У территории на улице Маскавас, 257, был какой–то хозяин, он сдавал корпуса в аренду, сам что–то здесь делал, пока все не купила литовская компания. Общая территория, на которой мы намерены развернуть строительство, — 15 гектаров, — говорит Каспарс Цинитис.

По словам директора, литовцы не хотят, чтобы Рига забыла историю фабрики, и сделают все возможное для ее сохранения — ну хотя бы в качестве «визуального ряда».

А ведь история бывшей фабрики Кузнецова началась еще в XIX веке! Русский фарфор, который производился вначале на территории Российской империи, а потом и в СССР, невозможно представить без деятельности предприятий рода Кузнецовых. Огромная фирма уже в XIX веке имела филиалы по всей России и была поставщиком большинства королевских дворов Европы.

Фирма Кузнецовых появилась в 1810 году: первый завод открылся в Подмосковье — в деревне Новохаритоново Бронницкого уезда. А первую фабрику Кузнецовых в Прибалтийском крае построили в Дрейленгсбуше (Дрейлини) под Ригой в 1841–м. Спустя годы открылся филиал фабрики на той территории, где потом вырос Кенгарагс. Фабричные рабочие жили в бараках, а служащие — в отдельных домах. «Кузнецовские» держали огороды и даже домашний скот. Смена на производстве длилась десять часов, но с четырехчасовым перерывом на обед: чтобы работяги могли восстановить силы.

До революции посуда с фабрики из Риги шла в европейские города, где пользовалась огромным спросом и стоила очень дорого.

После 1917–го у Кузнецовых остался лишь один завод — рижский, который даже в период между войнами успешно продолжал выпускать посуду. Фабрика действовала и в годы Второй мировой. По некоторым сведениям, ею тогда руководили немцы. А в советское время фабрику переименовали — в Рижский фарфорово–фаянсовый завод, который горожане называли «фарфоркой», «кузнецовкой», «керамикой». На фабрике, которая работала на улице Маскавас в советские годы, многими поколениями передавались навыки управления производством и секреты фарфоровой технологии.

Но вот он — год 2013–й. От фабрики остались одни воспоминания. Тяжелая техника крушит последние материальные свидетельства индустриального расцвета Латвии. Еще одна страница истории Риги и республики перевернута.