Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Юрий Иванович Абызов (1921-2006)

Юрий Иванович Абызов (1921-2006)

В поисках таинственной Арконы

Игорь Мейден

«Ves.LV»

24.09.201

13_gusev_1

На днях латвийский историк, издатель культурно–публицистического вестника «Клио» Игорь Гусев вернулся из большой экспедиции: наконец–то побывал в тех местах, о которых ранее рассказывал в своих книгах, например на острове Рюген (он же Руян, или Буян). И теперь путешественник уже с головой ушел в написание новой книги.

У берега славянского моря

— Моя новая экспедиция, в которую отправился с группой единомышленников, стала логическим продолжением прошлогодней — по Балканам: по сакральным христианским и языческим местам, — рассказывает «Вести Сегодня» Игорь Гусев. — Наше путешествие заняло более двух месяцев, жили в спартанских условиях — в палатках, под открытым небом, пили чистейшую воду из горных рек, дышали свежим воздухом. Словом, очистились — душой и телом. А уж о том, что пропитались необыкновенной силой первозданной природы, энергией Земли, которая охотно делилась тайнами и знаниями, можно даже не говорить!

Но кроме этого необыкновенного региона — Балкан — мы посетили немецкий остров Рюген. Ранее я писал о нем в книге «История латвийских русских», а теперь вот посчастливилось и самому побывать там.

Так вот, о легендарном острове Рюген и священном городе Аркона, где в древности находилось святилище Святовита — главного бога балтийских славян–вендов. Остров Рюген — крупнейший в Германии, на нем живет более 70 000 человек. Во времена ГДР он был полузакрытым: стояли военные гарнизоны, находилась база советских ракетных катеров. Ранее на остров с большой земли добирались на пароме, но сейчас построен отличный мост и проложены новые дороги. Посетить его я настоятельно рекомендую всем, ведь он насквозь пропитан историей славян балтийского Поморья!

Остатки Арконы находятся на самом северном краю острова. Но надо помнить, что там везде строгий «немецкий орднунг»: в большой курортной зоне, с кемпингами вдоль берега, и «отдых дикарем» не приветствуется. Кстати, курортным это место было и в годы нацистской Германии. Нацистское движение «Сила через радость» (Kraft durch Freude, KdF) в 1936 году начало строить на Рюгене, в Проре, образцово–показательную «фабрику здоровья» — по соседству со старыми фешенебельными курортами. «Прорский колосс» — под таким неофициальным названием вошел в историю этот санаторий. Этот самый длинный дом Германии, растянувшийся на четыре с половиной километра вдоль береговой линии, был рассчитан на двадцать тысяч мест!

Прорская гостиница — «великая немецкая стена» — теперь довольно жуткое зрелище. Нацисты не успели завершить строительство (началась война), и она сейчас медленно разрушается…

Святовит смотрел в будущее

— Но меня, понятно, интересовала именно славянская история острова, — продолжает Игорь Гусев. — В далеком прошлом мыс, на котором в древности стоял город Аркона, отделялся от остальной части острова защитным земляным валом. Но за минувшие столетия мыс почти полностью размыло море, и сейчас от Арконы остался лишь тот самый земляной вал. Немцы не скрывают прошлого: есть возле мыса туристическая информационная карта на стенде, где отмечено, что здесь когда–то была славянская крепость. Кто–то установил там вырезанную из дерева огромную статую, изображающую легендарного бога Святовита. В будке охранника я случайно увидел на стене известную репродукцию картины художника Константина Васильева «Свентовит»…

Но наши современники все равно прискорбно мало знают об Арконе. В советской школе тема славян–варягов совершенно отсутствовала в курсе истории той эпохи. Вендами, или венедами, в раннем Средневековье называли славян их западные соседи германцы, что зафиксировано множеством письменных источников. Но про балтийских славян знал в советские годы лишь особо искушенный исторический гурман, например, что жили они на землях сегодняшней Восточной Германии, являлись полноправными участниками кипучей и кровавой жизни европейского Севера.

Эти места овеяны немалым числом сказаний и легенд. В древности остров Рюген не случайно называли «Сердцем Севера»: по преданию, там находился мощнейший источник божественной энергии. Такие места в эзотерике называют «фокусом, или магнитом Света». Сила сакрального воздействия этого источника доходила до скандинавских земель, а на востоке — до самого Урала. Он порождал в душах людей чувство духовного единства, пробуждал желание идти вперед, развиваться во всех отношениях. Не случайно остров Рюген являлся главной святыней балтийских славян.

Еще в XI веке сюда, в священный город Аркону, на поклон к четырехглавому кумиру Святовита (его лица были обращены в разные стороны света) шли пилигримы. Ряд исследователей считает, что остров Буян, знакомый всем по пушкинской сказке и пришедший в нее из заговоров, где он — местопребывание Христа, Богородицы и святых, сменивших в заклятьях православных ворожей древних Богов, — и есть Руян, Рюген.

К нему, к его святыням, к храмам многоликих богов взывали, сами не ведая того, неграмотные старухи–знахарки. Здесь было средоточие языческой веры славян–вендов. Есть места на земле, к которым будто прикоснулись пальцы Бога. Там присутствует особенная и необычная энергетика. Там возникали древние святилища, где поклонялись силам, которые люди воспринимали как силы природы, как духов, как богов. Эти места позволяли по–иному прочувствовать окружающий человека мир…

Многие стремились получить на Рюгене пророчества. Среди жрецов были те, кто, как в Дельфах во времена расцвета дельфийского оракула, умели сказать верное слово о будущем. Потому сюда и прибывали за напутствиями и предсказаниями. Потому сюда, в священную Аркону, приходил Рюрик со своими сподвижниками. Приходил для того, чтобы услышать пророчество, и был ему дан совет, который он исполнил. Совет о том, что его миссия ждет на востоке, где будут заложены основы великого государства…

Историк XIX века А. Ф. Гильфердинг писал о северо–западных славянах следующее: «Как люди, натерпевшиеся на своем веку всяких лишений и бед и закалившиеся в борьбе, делаются склонны к упорству, так и балтийские славяне; едва ли был на свете народ упорнее. Изо всех народов Европы они одни положили свою жизнь за старину свою, за свой старый языческий быт: упорная защита старины, вот первое свойство всех этих передовых племен славянских…»

После непрестанной четырехсотлетней борьбы с франкскими, германскими, польскими, датскими крестителями венды были покорены. Аркона стала последним вольным славянским городом, чтущим праотеческих богов. И оставалась таковой до своего уничтожения в 1168 году. По приказу датского короля Валдемара Кнудсона, получившего имя в честь своего прадеда Владимира Мономаха, дубовое изваяние Святовита выволокли из храма и публично сожгли в присутствии епископа Свена Датского.

Позднее сам остров Руян, оказавшийся в руках немецких рыцарей, будет переименован в Рюген. Поморье постепенно становилось немецким, вера славян — католической, исконные названия — иноязычными. Немцы присвоят себе не только территорию, но и многие символы славянского язычества. Так, в их геральдику прочно войдет одноглавый арконский орел… В 1402 году на Рюгене умерла последняя женщина, говорившая по–славянски. Фамилия ее была Голицына.

В 1920 году немецкий ученый К. Шуххард нашел остатки арконского храма, блестяще подтвердив, что археология может и должна проводить мосты между настоящим и полулегендарным прошлым.

13_gusev_2

Символы европейской свободы…

— А потом мы отправились дальше через всю Германию — на Балканы. И опять же, как и Рюген, Балканы — наша, славянская земля, там все пронизано древними славянскими энергиями. Там везде и во всем чувствуется наше славянское единство — на языковом уровне, ментальном, культурном. И проблемы там сходны: на Балканах, как и в Прибалтике, многие теперь хотят «европейских ценностей», при этом начисто обрубая традиционные славянские корни. Признаю, немало в Европе есть достойного, что не грех бы перенять. Но ведь перенимают часто далеко не лучшие образцы европейских достижений в области свобод и культуры!

Например, в болгарском городе Панагюрище я столкнулся с явлением, поразившим меня до глубины души. Центральную городскую площадь там украшают три доминанты: старинный православный храм Святого Георгия, памятник Райне Княгине — героине Апрельского восстания 1876 года, и… большая будка массажного салона с блудливой голозадой девицей на рекламном щите. Вот вам символ подлинно демократических свобод, когда возле храма может запросто красоваться огромная обнаженная задница!

И ведь это не вопиющее исключение, подобных примеров можно встретить там немало, когда у людей в душе не остается ни чести, ни правды, ни совести… Одна лишь погоня за коммерческой выгодой! Главные ценности жизни: бабки, телки, тачки… Чему удивляться, что страна уверенно деградирует и вымирает: те, кто обрубает свои корни, обречены на гибель, как засыхает дерево, лишившееся корней.

Сейчас на Балканах быть славянином стало вроде уже как–то и неприлично, а русский язык понимают в основном люди лишь старших и средних лет. Книжные магазины в Болгарии завалены модными книжками о «протоболгарах», о народе особом, «арийском», не имеющем к славянам ровно никакого отношения. Молодые и те, кто хочет быть «истинным европейцем», ищут там свои исторические корни.

Мне довелось услышать и о «русском засилье», и о «злом» Путине, который нахально вмешивается в дела «независимой» Болгарии. Одна экзальтированная пикетчица в Варне так мне и заявила: «У Болгарии две проблемы — строительство Россией новой АЭС в болгарской Белене и газопровод „Южный поток“, который пройдет по территории страны!» Я так понимаю, что со всеми остальными своими проблемами «братушки» благополучно разобрались и все остальные дела в Болгарии обстоят более чем благополучно… Если это так, то я безмерно рад за братьев–болгар и за эту прекрасную страну, которую полюбил всей душой!

Мне как историку очень важны такие экспедиции, поскольку нередко, наблюдая процессы, происходящие сейчас, можно отыскать ответы на вопросы о прошлом: почему гибли великие цивилизации, что побуждало людей к славным победам и как потом об этих победах благополучно забывали.

И потом, как замечательно отметила Вайра Вике–Фрейберга: «Наша история — это не только наше прошлое, но и часть нашего будущего. Объективно оценивая минувшее, мы создадим гарантии того, что допущенные когда–то ошибки и пережитые трагедии никогда не повторятся. Именно в этом смысл истории».