Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Профессор Попов проводит занятия

Профессор Попов проводит занятия

Новички регаты

Дмитрий Март

Вести Сегодня, 25.07.2013

Они впервые в своей жизни вышли в море на большом паруснике. И, кстати, впервые посетили Латвию!

Сегодня в латвийской столице стартует рижский этап самой престижной в мире учебной регаты парусников и яхт The Tall Ships Races 2013, который обещает собрать до полумиллиона зрителей. Все участники обязаны прибыть до полудня. Однако многие уже на месте. Кое–кто пришвартовался еще в воскресенье вечером и в понедельник рано утром. Уставшие, однако от этого не менее бравые морячки времени зря не теряют. Они активно осваивают Ригу и ее окрестности. А кое–кто добрался даже до Юрмалы. Именно на Рижском взморье я встретил ребят со старейшего российского парусника «Надежда» из Санкт–Петербурга. 24–метровая двухмачтовая шхуна класса B с еще клепаным металлическим корпусом была построена в 1912 году в Голландии, а после Второй мировой войны оказалась в СССР, где стала гордостью города на Неве.

«Мы только что встретили в Юрмале Владислава Третьяка, который приехал на „Новую волну — 2013“. Был с нами крайне любезен. Охотно сфотографировался! Сказал, что 26 июля его пригласили на „Крузенштерн“ — четырехмачтовый барк из Калининграда», — поведали «надеждинцы». По их словам, они уже успели заглянуть в Домский собор, посетили несколько баров и ресторанов в Старой Риге, выпили пивка, черного «Рижского бальзама». Разумеется, по доброй русской традиции оставили щедрые чаевые местным официанточкам. «Они у вас очень симпатичные!» — отметил 31–летний питерец Михаил Душейко, выпускник географического факультета универа. Он рассказал, что прежде время от времени выходил с друзьями в Балтийское море на маленьких яхтах. Но на настоящем большом паруснике оказался впервые.

09_kapitan11.jpg

— Сбылась моя детская мечта! — с воодушевлением произнес питерец. — В конце мая пришел к капитану Михаилу Солдатову и напросился волонтером. Сказал, что готов делать все: помогать, чинить паруса, красить и т. д. В общем, быть на подхвате. Как известно, регата The Tall Ships Races — учебная, половина экипажей должны составлять кадеты, поэтому меня взяли. В сутки я плачу за проживание и питание 1000 рублей. Это около 25 евро. Всего у нас на борту 10 человек, включая пятерых новичков. Что самое сложное? Практика! В теории я вроде бы многое уже знал, но когда тебе надо быстро «подорваться» и оперативно что–то выполнить, причем в составе команды, то это совсем другое дело.

Но постепенно начинает вырабатываться «чуйка», то есть чутье, понимание того, что от тебя требуется. «Надежда» уникальна тем, что на ней восстановили все оборудование таким, каково оно было на момент постройки. Представляете? У нас нет даже лебедок, которые значительно облегчают установку парусов. Все приходится делать вручную. Тяжело неимоверно. Нужно прикладывать максимум усилий. Конечно, штатные матросы умелые, у них все спорится. Я счастлив, что оказался в их составе. Понимаю, что главное — не лезть, не путаться у них под ногами, а по возможности набираться опыта.

Непредвиденных ситуаций в море масса. Веревки гниют от постоянной влаги. Понятное дело, они рвутся в самый неподходящий момент. Когда сильный ветер, канаты испытывают огромнейшие нагрузки. У нас шесть основных парусов: фок, грот, на носу — стаксель, а перед ним на бушприте (это такой длинный брус впереди корабля) заводятся три кливера — носовые паруса.

Где живем? На судне несколько кают. Более комфортабельные предназначены для капитана и командного состава. В форпике на носу спят матросы. Рядом — каютка боцмана, а к услугам остальных — обычные койки в общем помещении. Конечно, каждый новичок непременно переносит морскую болезнь. От нее одно спасение — открытое море.

— За борт «стругали» абсолютно все! Всё, что съели на берегу, отправили рыбкам на закуску, — весело сказали морские новички, которые признались, что во время прогулки по Юрмале им порой казалось, что земля то и дело уходит из–под ног. — Все никак не можем отойти. Качка бывает и бортовой, и килевой. Поначалу ничего не лезло в горло. Но голод не тетка. По утрам мы ели геркулес с изюмчиком. На обед были и первые, и вторые блюда. Когда сильно качало, то обходились салом и колбаской, которые можно было по–быстрому нарезать. Ну и кофе–чай делали. Хотя когда судно наклонялось на 30–35 градусов, пить было сложновато…

Михаил Душейко назвал себя уже полутуристом–полуматросом. А 40–летний водитель–курьер Павел Ванегин из Казани пока считает себя еще просто туристом.

— Я помогал по хозяйству — чистил картошку, мыл посуду. В море это тоже кому–то нужно делать. Хотя и к парусам присматривался. Вахту должны были нести все. Я приехал на своей машине в Питер, где ее оставил и откуда потом ее заберу и вернусь домой. У нас в Татарстане немало рек — Волга, Свияга, а непосредственно по Казани течет Казанка. Мы с друзьями плаваем на надувных лодках. Ставим сети, рыбачим. Но я всегда хотел пройти под настоящими парусами. Списался по Интернету с «Надеждой» как раз с надеждой, что меня возьмут. Сначала мы дошли до Хельсинки, а потом меня еще пригласили и в Ригу. В Латвии я впервые в жизни. В общем, впечатлений масса. Очень рад, что принял участие в регате!

Как отметили мои собеседники, от Санкт–Петербурга до финской столицы им пришлось добираться аж четверо суток. Вымотались все страшно. А все потому, что попали под очень сильный встречный ветер. Пришлось постоянно лавировать, то есть идти галсами. Прямо передвигаться было невозможно. Кстати, на море существуют свои «правила дорожного движения»: так, судно, идущее левым галсом, обязано уступить тому, кто движется правым галсом. Иначе не избежать столкновения.

— Конечно, приятнее всего идти с попутным ветром, дующим в бок или в корму, то есть сзади. А если он бьет прямо в «морду», то это сильно изматывает. Это уже не прогулка, а настоящая каторга! И тем приятнее потом оказаться на берегу. В Хельсинки мы посетили некоторые мероприятия для матросов, потанцевали и выпили. У капитанов была своя программа. Потом мы посмотрели город. После чего нужно было выполнить определенные хозяйственные работы. Во время стоянок обычно всегда находятся какие–нибудь занятия: что–то подтянуть, что–то подправить. Корабль — это ведь живой организм! — отметил Михаил.

Я заглянул на саму «Надежду». Капитан Михаил Солдатов (он капитан первого ранга в запасе) охотно показал мне судно. И с удовольствием сфотографировался с «Вести Сегодня» у огромного рулевого колеса. Из Хельсинки в Ригу шхуна добралась за 48 часов. Ночью экипаж практически не отдыхал. Потому что на установку самого большого, 50–метрового паруса нужно немало человек. Когда совершались парусные повороты, приходилось поднимать практически всех. Причем в любое время суток. Потом народ снова дружно заваливался на боковую. Однако если через час следовал новый поворот, значит, все опять поднимались.

— Переходы по Балтике очень серьезные. Это не какая–то легкая прогулка, как может показаться со стороны. Хотя этап Хельсинки — Рига не гоночный, а тренировочный. Многие по пути заходили в тот или иной порт. Поскольку мы не самые большие, то нам пришлось изрядно попотеть. Как следует «уперлись», чтобы не отстать от бригов и бригантин класса А. Если говорить о «Надежде», то у нее две мачты с косыми парусами. У бригов уже прямые паруса. А у бригантин первая мачта — с прямыми, а остальные — с косыми парусами. У барков — три мачты и более. Если говорить о размерах, то длина корпуса «Надежды» 24 метра, а с торчащим вперед бушпритом — 37 метров, — отметил капитан, с интересом листая «Вести Сегодня». С прибытием!