Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Александра Спредова на могиле С.А.Виноградова

Александра Спредова на могиле С.А.Виноградова

Рижанка навсегда

Дмитрий Март

Вести Сегодня, 09.10.2013

Путь в журналистику Анна Гиршева начинала в легендарной «Молодежке»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Недавно я познакомился с коллегой из Санкт-Петербурга, чей путь в журналистику начинался полвека назад в Риге, в нашей газете. Точнее, на страницах уже легендарной «Советской молодёжи». Анна ГИРШЕВА стала её внештатным корреспондентом вскоре после окончания школы: осенью 1963 года была опубликована её первая заметка – о встрече с певцом Янисом Заберсом.

– В поисках Заберса, недавно вернувшегося из Италии, где он проходил стажировку в Миланском оперном театре «Ла Скала», мы с фотокором бегали по всему городу – ведь мобильных телефонов тогда не было. Встреча с будущей знаменитостью оказалась очень интересной: молодой певец, которого впоследствии сравнивали с лучшими тенорами мира, рассказал о своих итальянских учителях, поделился впечатлениями от первой зарубежной поездки. Но мне этого показалось мало, поэтому решила побывать в музыкальной библиотеке, чтобы почитать ещё о театре «Ла Скала» – тогда в нашей стране о нём знали, пожалуй, только профессионалы. Материал получился в несколько рукописных страниц, а в печати появилась… небольшая заметка, строк пятьдесят. В редакции сказали, что хотели опубликовать информацию оперативно, поэтому сократили, а снимок не напечатали из-за отсутствия места на полосе.

Конечно, и мне, и фотографу было обидно. Однако это стало первым уроком в «школе молодого журналиста». Когда через два года я поступила в Ленинградский университет и во время учёбы на факультете журналистики проходила практику в газетах всех рангов – от многотиражек до центральных «Известий», то спокойно относилась к необходимости сократить тот или иной материал. Быстро сама научилась «резать» тексты – свои и чужие, будучи уверенной, что из каждой пространной статьи всегда можно «выжать» как минимум 30 процентов «воды». И всегда старалась следовать золотому правилу, усвоенному со студенческой скамьи: занявшись какой-нибудь темой, перечитать по ней как можно больше и никогда не жалеть о «потерянном» на самообразование времени.

В «Молодёжке» печатали, наверное, не только ваши «информашки»?

Да, мой «шеф» Энли Плетикос доверял мне довольно сложные темы. До сих пор помню один случай. Ослепнувшего после тяжёлой болезни мальчика родители хотели повезти на консультацию в Одессу – в знаменитый Институт глазных болезней имени академика Филатова. Немало усилий пришлось им приложить, чтобы получить необходимые документы: то справку в больнице выдали не по форме, то вообще не хотели с ними разговаривать. В Министерстве здравоохранения Латвии документы у них в конце концов приняли, но так как нужных сведений в них оказалось недостаточно, из Одессы пришёл отказ. Тогда родители пятилетнего Вани обратились за помощью в редакцию.

После вмешательства газеты из Минздрава Латвии было отправлено второе письмо. Родители с нетерпением ждали ответа, а в министерстве на мои почти ежедневные звонки отвечали, что его ещё не получили. И только после того, как я сама просмотрела там всю картотеку с письмами, ответ обнаружился – он пролежал в министерстве два месяца!

Все детали этой возмутительной истории были подробно изложены в моей статье «Всё ли хорошо, что хорошо кончается?» Накануне её публикации поздно вечером мне вдруг позвонили из редакции и попросили срочно приехать. Заместитель главного редактора и его друг, известный писатель Николай Задорнов, сотрудничавший с газетой, поблагодарили за острый материал, а потом как-то нерешительно попросили исправить фразу, где говорилось, что в Одессу сначала отправили выписку из истории болезни… на латышском языке! «Давайте напишем, что история болезни была оформлена неправильно. Не стоит обострять национальные отношения!» Пришлось согласиться. Конечно, я испытывала чувство досады от такой, мягко сказать, недосказанности, но вместе с тем меня удивило и даже обрадовало уважительное отношение, которое было проявлено к статье, написанной вчерашней школьницей. Таков был стиль «Молодежки»! Потом в газете напечатали ответ министра здравоохранения, он сообщал, что статья обсуждалась на совещании сотрудников управлений и отделов, факты все подтвердились, главный педиатр республики и начальник одного из отделов получили строгие взыскания.

Любые задания, которые мне поручали в «Молодёжке», были для меня важными. Я освоила здесь практически все газетные жанры, познакомилась со множеством интереснейших людей.

А почему вы решили стать журналистом?

На мой выбор во многом повлияла Татьяна Тэсс. Это имя в 60-е годы не сходило со страниц "Известий", специальным корреспондентом которых она была. Её очерки и сейчас могут служить образцом гуманной, нравственной журналистики, в основе которой – уважение к читателю, ответственность перед ним. И ещё хочу сказать о моей любимой учительнице – Ольге Михайловне Попляевой, которой я обязана не только любовью к русскому языку и литературе, но и выбором профессии, жизненных ориентиров. До сих пор я не теряю связи с ней, как и со многими школьными друзьями, живущими в Риге.

13-ю Рижскую среднюю школу, в которой я училась 11 лет, без всякого преувеличения можно считать одной из достопримечательностей Риги. Это была первая, построенная после войны, русская школа. Ее даже называли «подарком Сталина». Кроме замечательных учителей у нас было буквально всё для всестороннего развития: прекрасная библиотека; кабинеты физики, химии, похожие на лаборатории; столярные и слесарные мастерские; кабинет для уроков по домоводству, где девочек учили шить и готовить; огромные актовый и спортивные залы; во дворе – теплицы, огород, сад и даже крольчатник, а ещё стадион и метеоплощадка…

В нашем классе учились ребята самых разных национальностей – русские, латыши, евреи, много было поляков и даже турчанка. В некоторых семьях говорили на двух-трех языках. Многонациональным был и педагогический коллектив, «разношерстными» – детские компании во дворах и на дачах. И я что-то не припоминаю, чтобы между детьми, нашими родителями и учителями были разногласия на национальной почве.

Мы, ученики русских школ, учили латышский язык со 2-го класса, сдавали по нему экзамен в 4-м и 7-м, поэтому большинство из тех, кто остался жить и работать в Риге, владеют им свободно. В старших классах мы изучали историю, географию Латвии, латышскую литературу. Ходили в походы по республике, ездили в колхоз полоть свеклу, убирали парки латвийской столицы, помогали строить кинотеатры «Космос» и «Пионерис», участвовали в республиканских праздниках песни…

Я очень люблю Ригу – это мой родной город. И мне не нравится, когда о рижанах, живущих теперь в других городах и странах, говорят «бывшие». Я считаю себя «прежней рижанкой».

Почему же вы учились в вузе не в Риге, а в Ленинграде?

Это была моя мечта – учиться после окончания школы в городе, где жили до войны мои родители, где родились старшие сёстры, пережившие вместе с мамой ленинградскую блокаду, где у нашей семьи было много родных и друзей.

День моего рождения, а за пять дней до него – День Победы, мои родители и сёстры встречали в Риге, здесь мой отец находился с октября 44-го. После Ленинградского фронта, он, тогда военный моряк, а по мирной профессии штурман дальнего плавания, получил назначение в Рижский оборонительный район. Папа участвовал в разминировании Рижского залива, Даугавы, Рижского и Вентспилского портов, за что был награжден орденом Красной Звезды. Более четверти века он проработал в Латвийском морском пароходстве. Все капитаны прекрасно знали штурмана-девиатора Соломона Наумовича Гиршева – в любую погоду, в любое время суток, в Риге, Лиепае, Вентспилсе или Клайпеде, он поднимался на борт судов, чтобы поставить их, как говорят моряки, на истинный курс. До преклонных лет папа был предан парусному спорту, которым увлёкся ещё в юности.

Моя мама, Анна Адамовна Тулинская, получившая диплом микробиолога в Ленинграде, заведовала в Риге научно-производственной лабораторией, где занимались технологией производства молочных продуктов и контролем за их качеством, в том числе и очень вкусного рижского мороженого. Ей даже приходилось ездить по колхозам – проверять путь молока от… коровы до прилавка. В лаборатории под руководством мамы проходили практику многие молодые латышские микробиологи, которых направляли в Ригу из разных районов Латвии. Помню даже имена некоторых девушек – Скайдрите, Ритыня, они бывали в гостях у нас дома. Никаких проблем с языком общения не было и в помине. Мама умерла в 1959 году после инфаркта. Ей было всего 53 года. Сердце не выдержало напряжения, которое тогда испытывали в Латвии многие. В одном из своих последних писем ленинградской подруге мама с горечью рассказывала об обострении национальной обстановки, о требованиях перевести научную документацию на латышский язык, увольнении специалистов, приехавших в Латвию после войны…

«Русскоязычные», кто волею судьбы оказался в Риге в послевоенные годы или уже родился там, очень много сделали для Латвии. И печально, что их теперь называют «оккупантами», считают негражданами, а их детям и внукам приходится на митингах отстаивать право учиться на русском языке.

Где вы работали после окончания университета?

25 лет жизни были связаны с Дубной, где в еженедельнике международного научного центра я прошла все ступени «служебной лестницы»: от корректора до главного редактора – в этой должности я работала 12 лет. Я не только готовила статьи, очерки, репортажи, редактировала материалы своих сотрудников и нештатных авторов, но и макетировала газетные полосы, приходилось иногда самой править гранки – с шилом в руках, перемазанных типографской краской… Весь процесс от рукописи до печати – дело исключительно увлекательное.

Распределение в Дубну, подмосковный город на Волге, я получила «по месту работы мужа» – моего одноклассника, тоже рижанина. Он начал трудиться в Объединённом институте ядерных исследований ещё студентом-дипломником Ленинградского политеха. Известный учёный академик Флёров решил тогда пополнить свою лабораторию молодыми физиками. Почти 30 лет Юрий Лазарев работал в области физики деления ядер и синтеза новых сверхтяжелых элементов Периодической системы Менделеева. Его вклад в эти исследования, особенно в последние годы жизни, которая оборвалась в 1996 году, был определяющим.

В те годы, когда мы работали в Дубне, физики всего мира её считали «Меккой», одним из ведущих научных центров. Я брала интервью у многих выдающихся советских и зарубежных ученых, присутствовала на крупнейших международных конференциях, была свидетелем пуска новых физических установок. В 1990 году посчастливилось участвовать в первой Международной встрече научных журналистов Востока и Запада, состоявшейся в Австрии.

После смерти мужа я вернулась в Петербург, где жил мой сын, тоже выпускник Политеха, по рождению он ленинградец.

К сегодняшнему дню в моём профессиональном багаже не только множество газетных и журнальных публикаций, но и не один десяток отредактированных книг самой разной тематики. В их числе сборник, выпущенный к 100-летию лауреата Нобелевской премии академика Ильи Михайловича Франка, с которым я была хорошо знакома; переводные научно-популярные издания и даже 4-й том альманаха «Иерусалимский библиофил». В Канаде готовится к выпуску книга отредактированных мною рассказов Якова Нейхаузена, с которым мы познакомились… в Интернете, в группе «Рижане без границ».

Об этом, я надеюсь, вы ещё расскажете читателям нашей газеты. Ведь вы часто бываете в Риге?

Конечно! С родным городом я связана навсегда. А знаете, как начинается первое утро после моего приезда в Ригу? С чтения местных газет. «Вести Сегодня», на мой взгляд, имеют среди них самый высокий коэффициент полезного действия. Ваша газета для меня самая интересная ещё и потому, что её можно считать внучкой моей любимой «Молодёжки».

 

Интервью опубликовано в сокращении

9 октября 2013 г. в газете «Вести Сегодня»

Фото Дмитрия МАРТА