Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Владимир Бизюков и Борис Ельцин

Владимир Бизюков и Борис Ельцин

Русский мир есть Царствие виртуальное

Александр Малнач

03-04.10.2011

Не вдаваясь в историю вопроса, а у каждого явления таковая, как известно, имеется, отвечу на предложенные сайтом «Русский мир» вопросы для дискуссии на тему «СМИ и виртуальные сообщества в Латвии: русский фактор». Но для начала все же отмечу, что Русский мир существует пока что не столько реально, сколько эвентуально, и именно в виртуальном пространстве он проявляет себя более рельефно, чем в реальном. А это значит, что именно члены виртуального сообщества являются первыми гражданами большого Русского мира.

1. Однозначно ответить на вопрос, способствуют ли СМИ разобщению Русского мира в странах Балтии, пожалуй, невозможно.

С одной стороны, можно утверждать (я буду говорить о Латвии), что русские СМИ (печатные и электронные) дезориентируют русскоязычное население. Как известно, все ведущие печатные издания, Первый Балтийский канал и другие крупные электронные СМИ в Латвии сознательно и целенаправленно формирует мнение потребителей информации в определенном политическом ключе, явно и исподволь агитируя читателей и зрителей поддерживать конкретные политические организации – «Центр согласия», ЛПП/«Латвийский путь» и Союз зеленых и крестьян. Не секрет также, что ни одна из этих политических организаций не ставит и не решает специфически русские вопросы, хотя более или менее активно эксплуатирует русскую тематику в своей политической работе. У каждой их этих организаций имеются «дружественные» русскоязычные СМИ, при помощи которых те манипулируют сознанием целевой аудитории. При этом «дружественные» русскоязычные СМИ не становятся откровенно партийными, сохраняя флер надпрартийности и беспристрастности. Такая позиция русскоязычных СМИ не может не препятствовать формированию у русскоязычного населения Латвии представлений о своих национальных, общинных интересах.

В последнее время мы наблюдаем явление, описанное Оруэлом, а в реальности ярче всего проявившееся в советской прессе перед началом Второй мировой войны, когда советская печать достаточно резко и вполне кардинально поменяла тон по отношению к гитлеровской Германии, которая в мгновение ока из злейшего врага советского народа и всего человечества превратилась в их единственного друга. Сейчас даже как-то неудобно вспоминать о том, как перед выборами Х Сейма, всего год назад, русские СМИ буквально рвали ЗаПЧЕЛ на части за высказанную его представителем Яковом Плинером гипотетическую возможность сотрудничества с блоком «Единство», а подобные намерения «Центра согласия» перед выборами XI Сейма теми же самыми СМИ (и теми же самыми «журналистами») подавались как нечто само собой разумеющееся и достойное всяческих похвал. Теперь уже «Единство» русскоязычные СМИ журят за нежелание его лидеров сотрудничать с «Центром согласия» (рвать на части команды не давали).

Но это с одной стороны. А с другой, русскоязычные СМИ Латвии продолжают пока еще политически консолидировать русскоговорящее и русскочитающее население Латвии, концентрируя его, прежде всего, вокруг того же «Центра согласия». Как долго будет это продолжаться, прогнозировать не буду, поскольку не берусь просчитать соотношение действенности применяемых масс-медиа манипулятивных техник и величины потенциала надежды и доверия их аудитории.

Гораздо важнее другое. Изгнав со своих страниц и экрана живую политическую дискуссию, русскоязычные СМИ продолжают поднимать и, что называется, окучивать вопросы истории и культуры. Русские СМИ в Латвии не смогли или не пожелали отречься от русских тем и русской проблематики в сфере истории и культуры также, как они отреклись от русских тем в политике. Все же газеты и телепередачи делают люди. Мировоззренческие позиции того поколения журналистов, что формирует лицо современных русскоязычных СМИ Латвии как бы диктуют им именно в условиях запрета на открытое и откровенное обсуждение политических тем и злобы дня с особой силой поднимать и разрабатывать темы историко-культурного плана. И это до известной степени способствует сплочению русского мира Латвии. Опять же, не берусь судить, насколько живуча эта тенденция, поскольку не уверен в том, что следующие поколения журналистов будут в достаточной степени владеть и интересоваться этой стороной жизни русской общины Латвии. Но это уже второй вопрос.  

2. Ответ на вопрос, почему русские СМИ неконкурентоспособны в странах Прибалтики и почему они уступают эстонской, латышской и литовской прессе, лежит на поверхности.

Не стану говорить за весь регион, но в Латвии численность публики, читающей по-русски, значительно уступает численности тех, кто читает по-латышски. Следовательно, реклама, размещаемая в латышских и русских СМИ, при одинаковой площади оплачивается по-разному. С учетом более высокой платежеспособности латышской части населения, объясняемой неравенством прав и возможностей представителей двух общин латвийского общества, та часть рекламного пирога, которая достается русским СМИ оказывается еще меньше – рекламодатели не публикуют в русских СМИ какую-то часть рекламы своих товаров и услуг. Следовательно, труд журналистов, пишущих по-русски, оплачивается значительно хуже, чем труд их латышскопишущих коллег, а конкуренция в интересующей нас среде (в том числе и нечестная) значительно выше.

Уменьшение денежного потока от рекламы ведет к сокращению тиражей, а сокращение тиражей снижает привлекательность русских СМИ для рекламодателей. Так рисуется замкнутый круг, который в Эстонии привел к ликвидации русской прессы, а в Литве – к исчезновению русской ежедневной прессы. В Латвии ежедневные издания еще существуют, но журналистам, которые в них работают, не позавидуешь.

С другой стороны, дискриминация русскоязычного населения вкупе с натиском экономического кризиса ведет к деградации русской общины Латвии за счет снижения качества образования и эмиграции лучших ее представителей. То есть, уровень восприятия и качество подачи информации снижаются одновременно. Латвийский читатель уже практически лишен профессиональной политической и экономической аналитики, а также театральной, художественной и музыкальной критики. Особенно это касается явлений русской культурной жизни. В ситуации, когда почти каждое проявление русской культуры в Латвии является подвигом подвижничества и энтузиазма, объективная их критика оказывается почти преступлением. В свою очередь, отсутствие объективной критики ведет к измельчанию и вырождению форм и явлений культурной жизни.

3. Я не исключаю, что процессы, обозначенные выше, вместе с рядом других, общих современной цивилизации, способствуют тому, что виртуальные сообщества на русском языке в странах Прибалтики заменят полностью и, во всяком случае, частично обычные СМИ. В общем, это уже происходит.

Так, например, закрытие в середине сентября порталом Delfi.lv («в силу разных, главным образом, технических и организационных причин») проекта "Delfi Блоги" (http://rusblogi.delfi.lv) свидетельствует о том, что популярность этого способа общественной коммуникации растет. Характерным образом решение Delfi.lv выпустить воздух их блогосферы на русском языке совпало с публикацией автором этих строк в своем блоге статьи «”Все – Латвии!”: Новая кровь», в которой раскрываются психологические корни и опасность латышского неофашизма.

В свою очередь, отсутствие реальной политической полемики в традиционных СМИ при чисто технической возможности получения мгновенной обратной связи, которую несет в себе Интернет, делает его своего рода ристалищем, где сталкиваются и сосуществуют подчас противоположные мнения. И если принципиальная анонимность выступающих инкогнито комментаторов, действующая на новостных порталах, развязывает языки, провоцирует проявление низменных мыслей и эмоций, а также облегчает применение манипулятивных тактик, то авторизированная среда социальных сетей становится местом, где мнения могут сталкиваться с соблюдением присущих цивилизованному обществу ритуалов общения и ведения спора, беседы.

Правда, я не уверен, что виртуальные сообщества на русском языке способны в настоящий момент решать и, тем более, решить задачу, связанную с усилением общественной связности Русского мира в целом. Мой личный опыт убеждает меня, что русский мир Латвии существует автономно от русского мира Литвы, Эстонии, Белоруссии и, скажем, России, внутри которого еще существует автономный русский мир Москвы. Каждый из этих миров варится и предпочитает вариться в собственном соку, у каждого из них свои ценности, актуальности и авторитеты. В лучшем случае, их соприкосновение сообщает нам, как же мы далеки и мало интересны друг другу, а порой и отталкивающе враждебны.

Если виртуальным сообществам на русском языке и под силу задача сплочения Русского мира, то в относительно отдаленном будущем. Однако, чтобы его приблизить, эту задачу нужно решать.

4. Несомненно, одним из виртуальных сообществ Латвии является аудитория сайта «Русский мир». При всей слабости и недостатках этого ресурса, он худо-бедно объединяет тех, кто профессионально связан с масс-медиа и подвизается на ниве общественной и культурной работы. Другое такое сообщество формируется на базе социальной сети facebook и, по-видимому, на базе других социальных сетей, в частности, livejournal. Не думаю, что пасущаяся на тучных пажитях facebook или livejournal публика заточена на решение и актуализацию проблем Русского мира, но то, что эти проблемы входят в «круг чтения» какой-то ее части, несомненно.