Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Юрий Иванович Абызов

Юрий Иванович Абызов

«Рига – место, где думают»?

Александр Малнач

 

Статья опубликована в журнале "Бизнес класс!" №11 (106), декабрь 2013 года

По разному можно себя показывать. Одни для этого в гости ходят. Другие гостей у себя принимают. Первые надевают бабочку, и в свет!. Вторые готовят что-нибудь эдакое, чего и сами не пробовали, и в путь!

Образчик первой методы – президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес. «Я посвящаю много времени написанию статей, в том числе много публикуюсь за границей, потому что хочу, чтобы Эстония присутствовала на карте мира. К примеру, недавно мое эссе было опубликовано в Policy Review. Напечататься в нем – уже большое дело, и теперь читатели этого весьма влиятельного журнала скажут: «Ага, из Эстонии, стало быть, это место серьезное в интеллектуальном отношении»». 

А можно иначе. Завести влиятельный интеллектуальный журнал у себя дома, и отметить его 20-летие проведением фестиваля, нагнав целую стаю всемирно известных белых ворон. К этому, несомненно, более трудному, способу прибегли Улдис Тиронс и Арнис Ритупс, издатели журнала «Rīgas laiks».

 

- Мы ставили перед собой шесть задач, - раскрыл суть умысла Ритупс. - Во-первых, просто отметить юбилей журнала. Во-вторых, обратить внимание на его русское издание, которое заметили в Москве, Лондоне, Киеве и Тбилиси, но о котором в Риге почти никто не знает. В-третьих, привлечь средства для его продолжения. В-четвертых, сделать так, чтобы люди хоть на время забыли о том, что они русские, евреи или латыши, и вспомнили, что они просто люди. В-пятых, поставить Ригу на интеллектуальную карту Европы. И, в-шестых, наполнить содержанием лозунг «Рига – место, где думают». Сейчас три европейских города преподносят себя в качестве «умного города» или города знаний, но никто не говорит о себе как о месте, где думают. Специалисты по сити-брендингу согласились со мной, что это хорошая идея для Риги.

Во главу угла посадили обезьянку – альтер эго человека в царстве природы. Ее рассудительная мордашка украшала все информационные материалы фестиваля, включая майку Ритупса. А Тиронс вырядился человекообразной обезьяной и в таком вот первобытном виде участвовал в пресс-конференциях, презентациях и новостных сюжетах. «Дешевый перфоманс», - подумал было я. И ошибся.

Программу проходившего c 4 по 10 ноября фестифаля составили 54 мероприятия: дискуссии, концерты, творческие мастерские, киносеансы, выставки. Среди участников: недавний ректор и один из основателей московской школы управления «Сколково» Андрей Волков, директор исследовательского института Франции École Normale Supérieure Марк Мезар, многолетний глава Управления статистики Чехии Эдвард Утрата, префект муниципального округа Амстердама Фрэнк Ван Эркель, малеровед из Франции Анри Луи де-ла-Гранж, специалист по виртуальной архитектуре из Калифорнии Маркос Новак и многие другие. На десерт: моноспектакль Петра Мамонова «Дед Петр и зайцы», дискотека с Артемом Троицким, выступления звезды арабского суфийского песнопения Мунье Труди и тувинских певцов горлового пения. Гвоздь программы: «Кантата к ХХ-летию Октября» Сергея Прокофьева. 

Изготовить такой огромный гвоздь с такой широкой шляпкой не шутка. В реализации прокофьевского замысла задействовали расширенный состав Латвийского Национального симфонического оркестра и академический хор «Латвия» под управлением Нормунда Шне. 160 музыкантов и певцов на сцене Большой гильдии выступали впервые. Чтобы все они поместились пришлось наращивать подиум. А во избежание пересудов, представление объявили заведомой провокацией. 

- То что нечто подобное прозвучит в Латвии, в принципе, не только событие, но и провокация, которая побуждает к размышлению. Никто не знает, что было у Прокофьева на уме, когда он сочинял кантату, и как воспримут ее слушатели? Прославляет она советскую власть или глумится над нею? Можем ли мы в 2013 году абстрагироваться от политического подтекста, не думать о том, что скажут по этому поводу действующие политики, воспринимать произведение как послание своему времени и в его контексте? Это тест нашему мышлению, - заявил журналистам Андрис Вецумниекс, художественный советник ЛНСО, и заговорил об иронии, которой Прокофьев будто насытил либретто кантаты. 

Собравшемуся же ее послушать латвийскому политико-музыкально-художественному бомонду, чтобы не быть заподозренными в пропаганде советского строя, посоветовали искать иронию не только в словах, но и в музыке. За всех не скажу, а я не нашел, и композитор Петерис Васкс тоже никакой иронии в музыке Прокофьева не услышал, и старейший русский художник Латвии Владимир Иванович Козин – тоже не справился. 

Прокофьев писал канату на прозаический текст из работ и выступлений Маркса, Ленина и Сталина. За инструментальным эпиграфом из Манифеста Коммунистической партии («Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма») у него следует хор на 11-й тезис Маркса о Фейербахе: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». За сим хор чеканит строки из ленинских работ «Что делать?», «Кризис назрел», «Большевики должны взять власть!» и «Советы постороннего». В кульминационный момент загримированный под Ленина и подражающий его голосу чтец провозглашает: «Успех революции зависит от двух, трех дней. Погибнуть всем, но не пропустить неприятеля». Кантату венчают клятва Сталина над гробом Ильича и славословие по адресу конституции 1936 года. 

Есть от чего прийти в замешательство. Несмотря на то, что Сталин в 1937 году кантату запретил, спонсоры фестиваля предпочли не светиться на афише концерта. «Если посадят, то меня», - взял на себя всю ответственность марксоподобный Ритупс. 

Какая уж тут ирония?! В этой грандиозной вещи Прокофьев отразил эпоху и даже нечто большее. Он показал, как стихийные общественные процессы, осмысленные и оформленные словом, способны привести и ведут к тектоническим сдвигам планетарного масштаба. «Лед сломан во всех концах мира. Тяжеловесная махина сдвинута с места, и в этом вся суть и есть», - поет хор слова Ленина, сказанные как бы в ответ родоначальнику марксизма. 

Пристрастие Ритупса к Прокофьеву понятно. Не разделяя 11-й тезис Маркса о Фейербахе, он верит, что мысль и слово являются движущей силой. Иначе он не издавал бы убыточную русскую версию журнала «Rīgas laiks» и не организовывал бы филосовский фестиваль проектной стоимостью 250 тысяч евро. К счастью, у Ритупса есть единомышленники и в Латвии, и за ее пределами.

Так, например, цикл философских дискуссий в рамках фестиваля прошел на трех местных языках при поддержке отечественного ходинга Latvijas Novitātes komplekss (LNK) и международного фонда Alexander Piatigorsky Foundation (APF). 

- Мы спонсируем мероприятия, которые проводят Ритупс и Тиранс из идеологических соображений. Они издают журнал на русском языке, и это шаг в сторону интеграции, по крайней мере, на уровне элит. Надо поддерживать представителей латышской интеллигенции, которые стоят выше местечковых национальных подходов. Нужно обращать внимание не на плохие, а на положительные примеры, - считает председатель совета холдинговой компании LNK Александр Милов. 

- Мы оборудуем мир таким, каким хотим его видеть. Работаем в Латвии и везде, где у нас есть друзья, участники нашей сети, тоже ученики Александра Моисеевича Пятигорского. Так часто бывает: есть человек – есть город; нет человека – нет города. «Современно не то, что нам современно, а то, что мы собой осовремениваем», - говорил Пятигорский. Есть в городе два-три человека и они делают город. Город появляется на мировой карте, и какое-то время существует, пока они живут. В Риге есть эти люди и мы с ними взаимодействуем. Из двух стратегий – мешать чужим и помогать своим, мы выбираем вторую, - в свою очередь делится президент APF российский философ и политтехнолог, совладелец Marussia Motors Ефим Островский. 

Чтобы девиз фестиваля - «Рига – место, где думают» - не остался «пустым рекламным лозунгом», в атриуме музея Рижская биржа была установлена Мыслильня. В ней желающие целую неделю «реально» предавались размышлениям о судьбах родины и мироздания. К этому, в конечном счете, сводились и панельные дискуссии.

«Знаменательно, что разговор на профессиональную тему моментально перешел на вопросы мироустройства и сомнения в его правильности», - отметила участница дискуссии «Thought and Building», которая была посвящена проблемам современной архитектуры. То же самое можно было сказать и о дискуссии «Thought and Motivation», свидетелем которой стал я. «Философия – единственное, чем в жизни стоит заниматься», - сказал мне, прощаясь, Ефим Островский. 

- Праздник состоялся. Внимание к русскому изданию «Rīgas laiks» было привлечено. Устроить нечто, представляющее одинаковый интерес для местных русских и латышей, думаю, удалось. Позже мы узнаем, удалось ли зафиксировать Ригу на карте европейской культурно-интеллектуальной жизни в той мере, в какой это было возможно за столь короткое время и при помощи тех гостей, что приняли участие в фестивале и вернулись в Лондон, Париж, Амстердам и т.д. с наилучшими впечатлениями. Судя по их реакции, этот процесс начался. Мы хотели поменять атмосферу хотя бы на недельку и сделали это. В течение этой недели я видел столько радостных и думающих лиц в Риге, сколько не встречал за всю свою предыдущую жизнь. Не знаю что, но что-то же в этом было?, - подводит итоги Ритупс. 

Философский фестиваль – входящее в моду поветрие XXI века. Последние пять лет в среднем появляется по одному такому фестивалю в год. Всего в мире их десять. Рижский мог бы стать одинадцатым, но для этого ему нужно сделаться регулярным, что в свою очередь требует привлечения значительных человеческих и финансовых ресурсов. Сбудется ли? 

- Я планирую до Рождества подумать и поговорить с моим лучшим другом Улдисом, имеет ли это смысл? Почти шесть месяцев я ходил по Риге с шапкой. Мне отказало столько людей... Стандартная формула отказа после ознакомления с проектом программы звучала так: «И это будет в Риге?! Невероятно интересно. Я обязательно приду, но... Но денег у нас нет». Слава Богу, это был не единственный ответ. Потратить в будущем году еще семь-восемь месяцев своей жизни для создания такого праздника, я не готов. У меня другие задачи. Но если я найду людей, которые помогли бы мне в смысле временных и финансовых затрат, то: почему бы нет?, - вопросом на вопрос отвечает Ритупс. 

А если не найдет, то ведь про запас остается метод каргинообразного Ильвеса. Интересно, какой из них окажется действеннее?