Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Юрий Гагарин в Риге, 9 октября 1963 года

Юрий Гагарин в Риге, 9 октября 1963 года

Латвия и Россия: Майский вальс

Александр Малнач

До Латвии докатилась волна прошлогодней «перезагрузки» российско-американских отношений. В двусторонних латвийско-российских отношениях наметилось потепление. Президент Латвии Валдис Затлерс побывал на параде Победы 9 мая в Москве и планирует отправиться в Первопрестольную с официальным визитом осенью этого года.

Меняется риторика латвийских официальных лиц. К ним в кильватер выстраиваются неофициальные лица из тех, что пошустрее. Часть местного служивого политического и экспертного бомонда пребывает в недоумении. И уже пытается поднять голову «гидра контрперезагрузки».

На Москву!

"В этом году 9 мая немного сблизило Европу, Запад, Латвию и Россию. Мы видели, что в параде Победы в Москве участвовали солдаты США, Великобритании и даже Польши. Я, кстати, когда смотрел парад в Москве подумал: придет день, когда по Красной площади пройдут и латвийские солдаты", — cказал, например, экс-министр иностранных дел Артис Пабрикс.

Политолог, экс-спикер Сейма Латвии Илга Крейтусе вспомнила вдруг, что с 1941 года и до конца войны в составе Красной Армии сражалась Латышская стрелковая дивизия. «Если Затлерс и другие высокопоставленные должностные лица были на праздновании Дня Победы в Москве, то должны были возложить цветы к местам захоронений в Великих Луках и Волхове, где латышские стрелки сражались против легионеров», - поспешила она со своим рацпредложением.

"Нам необходимо сознавать, что 9 Мая для России - важный день. To, что [в Москву] приехал президент, адекватно оценили руководители России, и это стало дополнительным кирпичиком во всем здании сотрудничества, которое мы пытаемся построить. Стал возможным официальный визит Затлерса в Москву, и он планируется на этот год благодаря таким кирпичикам", - сказал преемник Пабрикса на посту главы МИД Латвии (теперь тоже бывший) Марис Риекстиньш.

Вспомнив то время, когда Латвия и Россия «каждую пятницу» обменивались нотами, он отметил, что в последние годы и российская, и латвийская сторона старались избегать «искусственного обострения тем, по которым наши мнения различны», концентрируясь «на вoпросах, представляющих взаимный интерес».

Кризис не тетка

По-видимому, в их число входят и вопросы, которые русский Newsweek предложил читателям под маркой новых внешнеполитических приоритетов РФ, а именно расширение российского экономического присутствия в Латвии, Литве и Эстонии и скупка подешевевших в результате кризиса «предприятий реального сектора в области энергетики, информтехнологий, логистики и транспорта». Во-всяком случае, бурных протестов со стороны латвийских государственных и общественных деятелей не последовало. "Нам надо радоваться, что у кого-то здесь имеются экономические интересы", - заключил еще один экс-министр иностранных дел – Янис Юрканс.

Вот и посол РФ в Латвии Александр Вешняков думает, что экономичские трудности, с которыми наша страна столкнулась в последние два года, отрезвил ее политическую элиту. Финансовый кризис положительно повлиял на отношения Латвии и России: в Латвии ликвидирована комиссия по подсчету ущерба, причиненного ей «оккупационным режимом СССР», отметил он в ходе состоявшейся на прошлой неделе дискуссии «США и Россия: год после перезагрузки отношений».

Со свойственным ему великодушием Вешняков отверг предложение выставить Латвии счет за построенные в советское время заводы. «Если бы Россия представила Латвии счет, ей было бы трудно его оплатить с учетом нынешней финансовой ситуации», - сказал он.

Играют на чувствах

Не зря же латышские политики и предприниматели представляют себя на Западе знатоками русской души. Играть на ее чувствительных струнах они за 20 лет независимости не разучились.

Утвержденный две недели назад министр иностранных дел Латвии Айвис Ронис говорит в эфире Латвийского радио о жертвах, которые «понес русский народ во время Второй мировой войны". По его словам, своим визитом в Москву Затлерс обратился к чувствам российского народа, а значит, есть надежда, что российское правительство тоже оценит "наши чувства, относящиеся к истории, переживания и страдания нашего народа, вызванные Второй мировой войной".

И о чудо! На другой день российские «Известия» публикуют интервью президента РФ Дмитрия Медведева, в котором тот дает кремлевскую оценку Сталину и сталинизму: «Сталин совершил массу преступлений против своего народа. Бессмысленно говорить, что, скажем, события послевоенного периода принесли всем освобожденным странам только благоденствие».

«Для меня очень ободряюще читать то, что сказал президент России. Это шаг к пониманию Россией и вдумчивости относительно истории стран, в свое время подчиненных советскому режиму», - делает ответный ход Айвис Ронис.

Атис Пабрикс пошел еще дальше: "Хотя Россия остается единственным государством, которое до сих пор не признало оккупацию Латвии, я допускаю, что вскоре к нам приедет кто-то из вышестоящих должностных лиц РФ и осудит советскую оккупацию".

«Внутренний вопрос»

Не осталась незамеченной в Латвии и та сдержанность, с которой в этом году в России освещались мерприятия 16 марта – Дня памяти Латышского легиона Waffen SS.

"Температуру отношений можно оценивать по тому, как российские учреждения реагируют на события 16 марта. В прошлом году Россия официально критиковала Латвию за "преследование антифашистов и содействие неонацистам". В этом году не было вообще ни одного официального заявления. Они решили проигнорировать это мероприятие, чтобы не противоречить общему фону улучшения отношений", — отметил, в частности, экс-министр по делам общественной интеграции, политолог Нил Муйжниекс.

Правда, президент России в своем интервью «Известиям» помимо сталинизма осудил и практику "героизации нацистских преступников". Но связал он ее уже не с государственной политикой Латвии в целом, а с «некоторыми представителями прибалтийских государств». Да, вот еще г-н Вешняков выразил готовность поспорить с президентом Латвии «насчет того, сколько там (в мероприятиях 16 марта – ИА Regnum Новости) граммов фашизма и нацизма». Но вместо этого назвал шествия легионеров внутренним вопросом Латвии и выразил надежду, что в скором времени они прекратятся сами собой.

«Перезагрузочка» вышла

В общем, все с мешалось в доме Облонских. И занервничали, заерзали солдаты «холодной войны», так комфортно чувствовавшие себя в окопах былой конфронтации между Россией и Западом. На их глазах послы России и США в Латвии мирно общаются в обществе русскоязычных студентов. На их глазах представляемые Александром Вешняковым и Джудит Гарбер страны превращаются из соперников в партнеров, а Латвия – из передовой в глубокий тыл. Исчез вдруг перст указующий, настала тьма неопределенности.

Нужна ясность в трансатлантических отношениях, подчеркнул в ходе состоявшейся на той неделе в Риге дискуссии "На пути к новым стратегиям безопасности" доцент факультета социальных наук Латвийского университета, политолог Том Ростокс. Трансатлантическое сотрудничество во многом зависит от приоритетов США, напомнил в свою очередь министр обороны Латвии Имант Лиегис. И тут же назвал отношения с Россией в числе приоритетов США, которые следует учитывать странам-партнерам.

Старый вояка не может не понимать, что означает участие американских военных в параде на Красной площади 9 Мая. А участие в тот же день военного атташе посольства США в Латвии полковника морской пехоты Колина Смита в церемонии возложения цветов к монументу Воинам-освободителям в Риге?! И это в отсутствие официальных представителей страны пребывания (если не считать мэра латвийской столицы Нила Ушакова).

Шэф, только не это!

Вот уж, действительно, лед тронулся... Недобрые времена наступили для паладинов «западной ориентации» Латвии. Очень опасаются они, как бы она не оказалась вдруг нетрадиционной. Доказывай потом, что ты не извращенец. Ведь в любой момент концепция может поменяться не только на внешнеполитической сцене, но и внутри страны. Такое уже случалось в истории, когда прогерманская ориентация Латвии сменилась вдруг просоветской. И в стане «патриотов» начинается тихая паника.

Если на выборах победит партия, зависящая от финансирования из-за рубежа («будь то хоть Китай, хоть США»), то латышской культуре будет угрожать серьезная опасность, заявил ни с того, ни с сего министр культуры Инт Далдерис. Ему сделалось страшно за будущее Латвии и ее культуры.

«Финансируемая из-за рубежа партия», - один из эффемизмов, которым просто прекрасные и прекрасные во всех отношениях люди пользуются у нас для обозначения партии(й), за которую(ые) голосуют в Латвии нелатыши. Есть и другие способы указать на Партию(и)-которую(ые)-нельзя-называть.

Вот, например, экс-министр иностранных дел Латвии Индулис Берзиньш делится сокровенным с газетой Latvijas avīze: "Это был бы интересный эксперимент, который я никогда не хотел бы пережить. Если бы латвийское правительство сообщило о том, что общеизвестный факт не имеет силы, это было бы очень странно. Если избиратели хотят голосовать за партии, отрицающие факт советской оккупации, то ничего не поделаешь. Но я верю, что этого не будет. У нас много партий, предлагающих пути выхода из кризиса без помощи России".

Есть такая партия

Одна из них – Гражданский союз – провела съезд аккурат в минувшую субботу. Речи на съезде, как всегда, свисали гроздьями. После октябрьских парламентских выборов ГС сможет взять на себя ведущую роль в превращении объединения "Единство", в которое он входит, в самую большую политическую силу в Латвии, заявила экс-министр иностранных дел Латвии (что-то развелось их сегодня), а ныне депутат Европарламента Сандра Калниете.

По ее мнению, главная задача "Единства" на выборах – одержать победу над "Центром согласия" - "объединением, которое поддерживает Москва". Это альфа и омега предвыборной программы «единства противоположностей» в составе ГС, «Нового времени» и «Общества за другую политику» (Артис Пабрикс – оттуда).

"Наша главная задача - победить на выборах в Х Сейм, и другой цели у нас нет", - обнадежил ответственный за предвыборную компанию ГС Арвил Ашераденс тех, кто голосует за «партии, предлагающие пути выхода из кризиса без помощи России». От России эти партии ожидают лишь одного – признания «факта оккупации Латвии». И до встречи у банкомата.

Кто на джокера

Главу Латвийского государства бранят обыкновенно. Говорят, хороший травматолог превратился в плохого президента. Но Затлерс был и остается врачом – врачом на троне. Не может он резать по живому, без анестезии. Жалея людей, он старается говорить им что-нибудь утешительное. Хотят ветераны латышского легиона услышать, что они борцы за независимость? Пожалуйста. Хочет посол России, чтобы шествия легионеров 16 марта скоро сами собой прекратятся? И наздоровье.

А я бы поспорил с президентом Затлерсом насчет граммов-килограммов. Но посмотрим сначала, какое слово скажет Европейский суд по провам человека в деле «Кононов против Латвии». А вдруг прав Нил Муйжниес, и 17 мая в латвийско-российских отношениях станет более значительной датой, чем 16 марта и 9 мая?