Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Пётр Мельников

Пётр Мельников

«ЗОЛОТОЙ БАТЮШКА», ВЕЛИКИЙ МОЛИТВЕННИК И ЗАСТУПНИК

Наталья Лебедева

Сегодня (12 сентября 1994 года - ред.) исполняется 30 лет со дня преставления старейшего латвийского православного священника, "золотого батюшки", как его называли, старца Иоанна Журавского

Старцем в православии назы­вают духовного учителя "высшей пробы". За всю историю правосла­вия на Руси знали не так много старцев. И вот как будто бы "обыч­ный" приходской священник, же­натый человек, сподобился такого высокого звания, которого даже в монастырях достигают только из­бранные. Но на самом деле он был не обычным, обладая, среди про­чих достоинств, даром прозорли­вости, пророчества, исцеления. А какой он был молитвенник за жи­вых и усопших, и что только ни исполнялось по его молитвам! Он до сих пор помогает людям по мо­литве, к его могилке на Иванов­ском кладбище в Риге (у церкви св. Иоанна Предтечи, называемой в народе Ивановской) не зарастает "народная тропа". Его духовные дети вспоминают.

- Когда батюшка заболел, мы с горечью спрашивали у него: "Что же мы будем делать без вас?" Ба­тюшка всегда отвечал то же, что и святой Серафим Саровский: "При­ходите ко мне на могилку помо­литься, цветов не нужно, а только свечечку и молитву. Приходите, когда служба отошла, - на службе я в церкви". Не было случая, чтобы батюшка отказал в прошении.

Откуда же явилась такая духов­ная сила? Можно только позавидо­вать тем, кто знал батюшку Иоанна при жизни, кому он давал советы, с кем беседовал. Иной раз так ост­ро чувствуешь, что не хватает такого просветленного и мудрого чело­века где-то рядом! Ведь его только увидишь - и усмиряются душев­ные бури, проясняется замутнен­ная всякими житейскими наслое­ниями картина мира, и как будто бы и знаешь на тот момент, что де­лать, как дальше жить. Но потом эти ощущения куда-то исчезают, и опять чувствуешь себя растерян­ным, полным вопросов без ответов. И думаешь: "Батюшка Иоанн бы посоветовал, успокоил, подбодрил". Его ведь "называли "золотым батюшкой” потому, что он весь светился, точно чистое золото. Прожил батюшка 97 лет, был кре­пок и здоров, до самой кончины читал без очков.

Отец и дед Иоанна Журавского были священниками. Отец при­ехал в Латвию в середине прошло­го века, откликнувшись на зов ар­хиепископа Платона о духовном просвещении переходящих в пра­вославие латышей, за освобожде­ние которых из-под власти немец­ких баронов повели тогда борьбу русские архипастыри. Отец Петр Журавский специально выучил латышский язык и до самой смерти служил в латышских православ­ных приходах. Его сын Иоанн не раз обращался к отцу за помощью как при его жизни, так и после его смерти - и получал ее. Отец Иоанн обладал еще одним даром - он ви­дел невидимый мир, тот, который всегда и везде нас окружает. В де­тстве он не раз видел ангелов. Впоследствии, особенно когда служил заупокойную литургию, всегда видел покойного и его ду­шу, которая постепенно, от молитв за нее, прояснялась. Он всегда го­ворил, что следует усердно мо­литься за усопшего, а через клад­бище следует проходить с благого­вением, ибо там - души усопших. Он их тоже видел.

Батюшка Иоанн обладал даром необыкновенной любви к людям, и поэтому свет Христова учения мог доносить до самого их сердца; был прекрасным проповедником и законоучителем. Его иной раз сравнивают со святым Угодником Божиим Николаем. Ведь он, как и святой Николай, ходил к самым убогим и обиженным, к тяжело больным с добрым словом и утеше­нием, причащал их Святых Хри­стовых Тайн. Он дарил людям, и особенно детям, подарки, молился за них - по его молитве исполня­лось их сокровенное желание или вдруг разрешалось то, что каза­лось неразрешимым; исцелял от болезней и скорбей. Но более по­ходил он (и даже внешне) на свя­того Иоанна Кронштадтского, ве­ликого заступника нашего, про­видца и молитвенника. Говорят, что у Санкт-Петербурга есть три Ангела-Хранителя: святая Ксения Блаженная, святой Александр Невский и святой Иоанн Кронш­тадтский.

Иоанн Кронштадтский бывал в Латвии и даже служил молебны, в частности, в Рижском Христорождественском соборе. Он подарил отцу Иоанну свою рясу, которую тот бережно хранил. Доподлинно неизвестно, много ли беседовали между собой эти два человека, но то, что встречались - это точно. Отец Иоанн всегда, когда служил, держал на жертвеннике фотогра­фию отца Иоанна Кронштадтско­го, хоть это, в принципе, и не до­зволялось канонами.

В Риге была церковь Иконы Богоматери "Всех Скорбящих Ра­дость,  где служил батюшка Иоанн. Там всегда собиралась на литургии тьма народа, тогда как соседние церкви были полупусты­ми. Прихожане этой церкви и ду­ховные чада батюшки рассказыва­ют, что после службы, которая длилась довольно долго (батюшка всегда служил по полному чину, без сокращений), у людей было просто ощущение полета, как буд­то они шли, не касаясь земли. Уди­вительные литургии служил отец Иоанн, необыкновенные по силе и свету, какие они несли.

Батюшка предсказал, что после его смерти Скорбященскую цер­ковь снесут. Это была единствен­ная в Риге церковь, которую снес­ли в советское время, в 60-е годы. Причем непонятно, зачем. А ра­нее, в 20-е годы, православных церквей сносили много. Когда в 1925 году премьер-министр М. приказал снести часовню Казан­ской Божьей Матери у Рижского вокзала, батюшка предсказал: "Будет Божья кара". И точно: через несколько дней М. погиб, разб­ился на машине.

Когда в начале 60-х годов было приказано снять кресты с Рижско­го Христорождественского собо­ра, батюшка тоже предвещал Божью кару. Пострадали не толь­ко те, кто дал это распоряжение, но и два человека, непосредственно снимавших кресты, - они разби­лись.

Отец Иоанн очень любил цер­ковное пение. В 1900 году им было издано Последование церковных служб на латышском языке, с нота­ми. В годы войны он подготовил 3 трехголосных песнослова карман­ного формата - Всенощное Бде­ние, Литургия, Великий Пост, но в сумятице событий войны они были утеряны.

На улице Садовникова в Риге находилась богадельня, а при ней церковь святого Фирса. Все это выстроил купец Фирс Садовни­ков, и в честь его тезоименитого святого назвали церковь. Там тоже служил батюшка. Бывало, всех старичков обойдет и причастит, обо всех больных помолится. У не­го даже было правило - ездить ко всем больным, особенно безна­дежным, в любое время дня и ночи, невзирая на состояние собственно­го здоровья, усталость. Вообще ба­тюшка был крепок, почти не бо­лел. Всем советовал быть умерен­ными в пище, и сам питался весьма скромно, особенно любил овсянку, которую, как здоровую пищу, "пропагандировал” среди прихо­жан.

К нему приходили со всякими нуждами, приезжали издалека - со всей России (даже из Сибири), из Эстонии, Грузии, Армении, Гер­мании. В день получал он до 50 писем - и на все отвечал или сам, или диктовал ответы своим духов­ным детям. Они вспоминают, что ответы были всегда точны и крат­ки, и если человек поступал как батюшка велел, то все устраива­лось наилучшим образом, все про­блемы сами собой разрешались.

В 20-40-х годах отец Иоанн яв­ляется еще и тюремным священ­ником, служит в храме Рижской центральной тюрьмы (хотя есть сведения, что он еще в царское время служил там). Многие за­ключенные благодаря ему раская­лись, стали нормальными людьми.

Он много за них молился, беседо­вал с ними, всегда носил им какие-то подарочки и угощения. Вспоми­нают, что карманы его рясы всегда были полны конфетами и прочими лакомствами. Сами заключенные заступились за своего батюшку, когда в тюрьме произошел бунт, и тот чуть не попал под "горячую ру­ку". В этом году исполняется 100 лет со дня основания тюремной церкви, и сейчас духовенством Ри­ги прилагаются усилия для того, чтобы она вновь начала действо­вать.

Его жена, матушка Вера, все ру­гала батюшку, что он "таскает" из дому столовое серебро. А батюшка носил его ювелиру, тот отливал серебряные крестики, которые ба­тюшка раздаривал людям.

Проповеди отца Иоанна были иной раз весьма жестки, обличи­тельны, он прямо называл "без­божников и воров", выступал про­тив новой власти. Не любил ком­мунистов, говоря: "Атеист - суще­ство, страшнее всякого скота несмысленного". За ним была уста­новлена слежка, вокруг него вер­телись шпионы. Но Бог и Божья Матерь, которую он особенно лю­бил, его помиловали. Он постоян­но разговаривал и советовался с Божьей Матерью, она его не раз спасала. Как-то в 40-годах, после войны, собиралось рижское духо­венство уехать от советской власти за границу, звали и отца Иоанна. Он сказал: "Пойду посоветуюсь с Богородицей". Она отрицательно покачала головой, и батюшка ос­тался.

У него есть много пророчеств о нашем времени. Он говорил так: "Латвия обретет независимость, и латыши будут русских всячески ущемлять и вытеснять. Но вы не уезжайте, потому что эта земля священная. А все со временем об­разуется. И дети ваши будут учить Закон Божий".

Батюшка немало писал, но со­хранилось из его записей не так много. Есть у его духовных детей отдельные главы его книги «Тай­ны Царства Божия». Сейчас его наследие систематизируется, со­бираются воспоминания о нем. По благословению Владыки Алексан­дра, архиепископа Рижского и Латвийского, издательский отдел Латвийской Православной церкви совместно с Санкт-Петербургским духовным училищем подготовили к печати книгу об Иоанне Журав­ском. Финансовые вопросы изда­ния решаются сложно, но даст Бог разрешатся. Помощь добрых лю­дей в этом деле не помешает, а мы сможем узнать побольше о нашем "золотом батюшке".

Отец Иоанн все, что имел, раз­давал нуждающимся. У него не было никакого ценного имущест­ва, его даже хоронили в старой ря­се. Конечно, стоит вопрос о кано­низации отца Иоанна, но все ре­шается не так скоро. А батюшка все равно помогает нам. Могилка его расположена за алтарной частью Ивановской церкви, чуть справа. Да и люди ее всегда укажут. Сегод­ня в 13 часов в Ивановской церкви состоится панихида по отцу Иоан­ну. Любимый старче, отче Иоанне, моли Бога о нас!