Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Юрий Иванович Абызов

Юрий Иванович Абызов

«Бурлаков» уже никто не напишет

Наталья Лебедева

Вести Сегодня, 29 сентября 2014 года

Встреча с профессором Владимиром Ивановичем Козиным или его работами на выставке — всегда радость. Чистая душа, высокое, благородное и в то же время такое жизненное искусство. Русская живопись и русская школа рисунка, которые безошибочно узнаешь и любишь с детства, — однажды и навсегда они переселились в твое сознание со страниц учебника «Родная речь».


 

 

 

 

 

 

 

Фото Владимира Старкова

«С детства знаком с Третьяковкой...»

Послереволюционная коллективизация, когда семья работящих середняков Козиных была раскулачена. Годы войны, которую Владимир Иванович прошел от звонка до звонка. Латвийская академия художеств, куда он поступил в 1945-м и где с 1953-го по 1986-й заведовал кафедрой живописи. Весь этот богатый жизненный опыт стал основой мировоззрения художника, его взгляда на мир. Как православный, крещенный в младенчестве человек, он никого ни за что не осуждает, любит людей и свою родину.

— Я родился в селе Левинка Стародубского района Брянской области. Стародуб появился раньше Москвы, в этом старинном городе еще Лжедмитрий II орудовал,— делится художник. — Там когда-то и полк Богдана Хмельницкого стоял. Видите, как тесно переплетены Россия и Украина?! А однажды я разговорился со знаменитой художницей Александрой Бельцовой, мемориальный музей которой открыт на улице Элизабетес, и оказалось, что она тоже родом из Стародуба!..

Когда нас раскулачили, отец поехал работать на вагоностроительный завод в Бежицу, ныне ставшую частью Брянска. Мы за ним потянулись, а там в Доме пионеров работал кружок скульптуры, куда я пошел учиться. И благодарен за это судьбе!

Руководителем кружка была замечательная художница из дореволюционных интеллигентов Зинаида Павловна Мейер. У нее были изумительные альбомы репродукций Третьяковки, которые мы «засмотрели» чуть не до дыр. Зато когда я годы спустя оказался в этой галерее, мне показалось, что я там уже бывал не один раз.

 

У Коровина

Свой внутренний мир, как и разум и талант, почетный гражданин города Стародуба Владимир Иванович Козин сохранил в красоте и ясности вплоть до 92 лет, которые отпраздновал на открытии персональной выставки «Натюрморт и пейзаж» в бывшем Интерклубе мореходов на Катринас дамбис, 12.

— Здесь работы разных лет. Вот наше море. Вот Лиелупе, — ведет по экспозиции Владимир Иванович. — Букеты цветов писаны на даче в Юрмале. Натуру «Старого сада» нашел в пригородах Риги.

А это солнечная улочка Гурзуфа, которую я запечатлел еще в прошлом веке и в другой стране, отдыхая и работая в Доме творчества художников. Мы с женой в советское время летом регулярно получали туда бесплатные путевки. Там были великолепные условия как для отдыха, так и для работы. И мы этим вовсю пользовались!

Жили мы на бывшей даче знаменитого русского художника Константина Коровина. Именно там он создал дивный портрет Федора Шаляпина. Открытая терраса, буйная зелень, фрукты, цветы и вино на столе...

Дача небольшая, но очень уютная, ее любили художники, чьи имена гремели в то время, — Богородский, Иогансон, Соколов из Кукрыниксов, Моисеенко, Мыльников. Я со всеми перезнакомился, а с Николаем Соколовым просто подружился. Помню, Николай написал цветочки в стакане и сказал нам: «Пойду Ольгу Книппер-Чехову поздравлять с днем рождения!» Недалеко от нашего Дома творчества на небольшом мыске располагалась дача актрисы, которую ей подарил муж Антон Павлович Чехов.

Кент в шортах

На даче Коровина могли разместиться в один заезд не больше 30 человек. Однажды мне довелось даже соседствовать со знаменитым американским художником РОКУЭЛЛОМ Кентом, лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами».

Им с женой приготовили комнату и отдельную — для переводчицы. Наш гость сразу по приезде надел шорты и отправился гулять на набережную Гурзуфа. Тут-то его милиция и заловила, собираясь оштрафовать «за оголение». Кент пришел в большое недоумение, а нам пришлось его выручать.

Вечером наши художники устроили в честь американского коллеги прием. Кончилось дело тем, что Кент как следует напился, и его отнесли наверх в его комнату.

А в это время знаменитый американский бас-профундо, актер и правозащитник, лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народа-ми» Поль Робсон приехал в Ялту. Его разместили в правительственном санатории. А после власти спохватились: как же это они Кента, тоже борца за мир, разместили в небольшой комнатке без ванной, с общим душем на этаже?

Из Ялты прибыла целая делегация — уговаривать Кента переселиться в апартаменты в Ялту. Но наш американский друг отказался наотрез: здесь я, мол, среди своих, среди художников. Молодец! Они сильно сдружились с Андреем Мыльниковым, который потом не раз ездил к Кенту в гости на ферму. Ее у бедняги Кента спустя какое-то время неизвестные злоумышленники сожгли вместе с его работами. Хорошо, что он много чего успел прежде подарить музеям Советского Союза.

Без содержания

— Сегодня все настолько переменилось, что... Вот хожу я по выставкам — иногда радуюсь, но больше огорчаюсь. Радуюсь, наверное, свободе поиска моих младших собратьев по цеху. Но ведь поиски продуктивны только тогда, когда направлены на решение какой-то задачи, вдохновленной идеей, целью. А ни идеи, ни цели я не вижу. Из изобразительного искусства изгнано содержание. И это огорчает больше всего.

Искусство не вмешивается в общественную жизнь людей, не интересуется ею, не отвечает каким-то потребностям общества, как раньше. Ког-да Репин выставил своих «Бурлаков на Волге», вся Россия всколыхнулась. А сегодня это невозможно. В нашей отрасли нет событий. Но хотя бы обращение к душе человека остается — правда, камерное такое, не обобщающее.

Визуальной информации море: идешь по городу — все кругом перенасыщено цветными изображениями. Дома на экране компьютера то же самое. Газеты, журналы пестрят картинками. И людям этого достаточно.

На мой взгляд, единственное, что не отобрали у художника, — это чувства. Он способен их выразить на полотне, бумаге, дереве, закрепить и передать последующим поколениям. В этом направлении и должен работать художник.