Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Когда Ришар прослезился…

Наталья Лебедева

Вести Сегодня, 10.10.2013

Рига стала местом рождения удивительного голоса

Такой голос как у 18–летней Оксаны Лепской, наверное, рождается раз в 100 лет — богатейшей и очень теплой тембровой окраски, что называется, бархатный, с изумительным вибрато, огромным диапазоном в три с половиной октавы и вообще красоты необыкновенной. Хрупкая, миниатюрная девушка — студентка третьего курса музыкального колледжа им. Медыня. Она пять раз выступала на всероссийской передаче «Минута славы», но и несколько лет назад, еще совсем юной, спела в престижном американском концертном зале Карнеги–холл. Ее отец и по совместительству импресарио Александр недаром гордится успехами дочери.

— Оксана, а с чего все начиналось?

— Все началось с моих шести лет, когда папа стал заниматься со мной музыкой, и я начала участвовать в детских конкурсах — первым был «Апрельские капельки». А в 12 лет я впервые участвовала во всероссийском конкурсе «Минута славы».

Просто узнала об этом и сказала папе, что хочу участвовать. А кастинг в тот год проводился и в Риге: организаторы «Минуты славы» решили, что им нужны участники не только из России, но и из других стран. Мы пошли на этот кастинг, и через пару недель нам позвонили: «Ждем вас в Москве». Тогда я пела популярную музыку, не классическую.

Выступила хорошо, и эту запись случайно услышала по телевизору одна русская девушка, живущая в Нью–Йорке, из смешанной русско–американской семьи, начинающий композитор. Ее папа нашел мой номер телефона в Интернете, они нам позвонили домой и пригласили в Нью–Йорк. Там есть фонд талантливых детей, который устраивал концерт в Карнеги–холл. В тот раз вместе со мной выступали японская пианистка, ныне очень знаменитая, Аими Кобаяши, и первый маримбист России Ростислав Шароевский.

— Волновалась, небось?

— Даже не помню. У меня обычно так — перед выходом на сцену немного нервничаю, а буквально через полминуты, после того как начну петь, уже только радуюсь и чувствую себя как рыба в воде.

— Ты знаешь, а ведь это признак подлинного таланта, от Бога…

— Ой, в детстве я вообще не хотела учиться музыке, просто хотела играть на пианино и петь. Поэтому, поступая по настоянию папы в шесть лет в Юглскую музыкальную школу, специально пела мимо нот и делала вид, что не слышу ритма. Папа очень удивился, что я завалила экзамены в школу, а когда я ему все рассказала, пообещал купить мне пианино. Тогда я, конечно, все правильно сделала, и меня сразу же приняли. Окончила школу почти на «отлично».

Александр: — Будучи сам многолетним сольным гитаристом и участником ВИА, я хотел, чтобы Оксану с детства окружала музыка. Начиная с ее шести лет я специально подбирал хорошую музыку, которая подходила бы ей по возрасту, и ставил записи в машине и дома. Это был и рок–, и хард–рок, и хороший джаз. Но классику, с которой подружилась сейчас, она в детстве не любила.

Оксана: — Да просто терпеть ее не могла! Даже в мои 14 лет, когда папа говорил, что нужно переходить на неоклассику, которую поют Бочелли и Сара Брайтон, протестовала. Говорила, что мне очень легко петь популярную музыку, и я это люблю. Но постепенно так получилось, что сама перешла на классику, без всякого нажима извне.

Два года подряд мы с папой ездили выступать на концерты Фонда Спивакова в Москву — нам позвонили после моего первого выступления в Карнеги–холл. А после этого нас снова пригласили в Америку — на American Art Festival, вместе с известным пианистом Федором Масловым. И я второй раз выступала в Карнеги–холл. Пела классическую арию Сюзанны из «Женитьбы Фигаро» Моцарта и неоклассику — арию из рок–оперы «Иисус Христос — суперзвезда» Ллойда Вебера.

Александр: — Мы сами, без спонсоров, организуем концерт Оксаны 5 декабря в Малой гильдии. Вместе с ней выступят восходящие звезды — скрипач Евгений Чеповецкий и его сестра, пианистка Ольга Чеповецкая. Концертмейстером будет Ольга Москальонова.

А потом хотим организовать концерт и в Большой гильдии — с оркестром. Национальный симфонический не потянем, но Лиепайский или Видземский оркестр надеемся пригласить.

— Планы, однако, наполеоновские!

Александр: — Если уж браться, то нужно делать все основательно. Я ведь и задумался о том, что с Оксаной все серьезно, когда она, занимаясь в 6–7 лет в разных вокальных студиях, выступала с ними в больших магазинах, в «Лидо». Ну что, поют дети — а люди ходят туда–сюда, берут еду, едят, разговаривают. Но когда начинала петь Оксана, все есть и ходить прекращали — слушали. И это тоже стало для меня сигналом, что с дочкой все нужно делать серьезно.

Вот летом она ездила в Ниццу на мастер–класс к знаменитой певице, сопрано Лоррен Ньюбар, декану престижного Джульярд–колледжа, где учились лучшие вокалисты современности. Все это, конечно, влетает в копеечку…

Ездила с Марией Наумовой, которая ее пригласила, выступать в Бристоле и Лондоне на благотворительных концертах в пользу обездоленных Африки.

Оксана: — Мы еще не определились, какой все–таки у меня голос — сопрано, колоратурное или лирико–драматическое сопрано или все же меццо–сопрано. Очень люблю слушать легендарную Марию Каллас, учусь у нее. Она ведь тоже пела в диапазоне больше трех октав, у нее был богатейший репертуар: от народной и популярной музыки до оперных шедевров. Хотя меня, по правде, не очень волнует, какой именно у меня голос. Пою то, что нравится, что хочется петь, что получается.

Александр: — Нас приглашали на российский «Голос» — мы не поехали, а на «Новую волну» нас просто не взяли. Даже иностранные участники отборочной комиссии «Евровидения» в Вентспилсе в 2011–м одобрили Оксану, как участника от Латвии. Но наши местные ее, конечно, не послали: поехала от Латвии группа Music и заняла последнее место. Однако же Оксана могла бы даже войти в историю «Евровидения», потому что на момент конкурса ей было 16 лет и 1 неделя!

Но я безмерно рад, что эта вся мишура прошла мимо нас. Ведь иные, пройдя эту «Фабрику звезд», действительно воображают себя звездами, а делать ничегошеньки не умеют! Чтобы достичь высочайших вершин, мы пока «сидим тихо» — нужно окончить колледж. А после мы нацелились на одну из самых престижнейших школ вокалистов в мире. Но об этом пока помолчим.

На богатом и содержательном веб–сайте, который заботливый папа сделал и поддерживает с помощью друзей–компьютерщиков — www.oksanalepska.com, можно найти видеозаписи всех выступлений Оксаны, проследить ее творческий путь, найти множество фото, насладиться ее пением и написать ей письмо. А Лепские обязательно на послания отвечают!

Я посмотрела на сайте и запись, где Оксана вместе с Авраамом Руссо поют перед строгим жюри «Минуты славы», где сидели Пьер Ришар и Барбара Брыльска, знаменитую французскую песню «Вечная любовь». Ришар снял очки и вытирал слезы…

Александр: — Жизнь вокруг сайта проистекает активная. С удивлением узнаем из писем, что прослушивание пения Оксаны благотворно влияет на здоровье, настроение, на отношения между людьми. Нам пишут, что ее пение помирило двух было поссорившихся любящих людей, маму с сыном, гармонизировало состояние больных аутизмом.

Оксана не даст мне соврать, я ей всегда говорю: дорогая моя, да, ты сегодня вступила, победила и т. п. Но с завтрашнего дня все начинается по новой. Останавливаться нельзя, только вперед! С энтузиазмом, но без фанатизма.

— А каким ты сама, Оксана, видишь свое будущее?

— Мне, вероятно, по пути с оперой, которой меня «заразил» ныне уже ушедший мой учитель Лев Огнев, в прошлом оперный певец. Наряду с Натальей Суреновной, у которой продолжаю учиться, он сыграл решающую роль в моей судьбе. К нему молодые вокалисты боялись идти — он был суровый, требовательный, но учил как следует.

Но в 13–14 лет мне не нравилась опера: ну что там, персонажи кричат, бегают по сцене, и я как–то туда не собиралась. А сейчас я понимаю, что опера — это то, куда нужно стремиться, что это высший пилотаж пения, то, что будет всегда цениться, вечные ценности. Если ты достигнешь в этой области высот, останешься на олимпе надолго. А не так, как в популярной музыке: звезды на час.

Александр: — Я постоянно отслеживаю, что появляется об Оксане в Интернете. Вот пару дней назад один немецкий блогер написал о певицах, исполнявших арию Орфея (эту партию поет обычно женщина, меццо–сопрано. — Н. Л.) из оперы Глюка «Орфей». И отметил Оксану Лепскую! А это она просто пела на концерте в своем колледже им. Медыня. Я взял да и записал на видео ее исполнение, выложил в Интернет. Пожалуйста — результат!

— А языки ты учила специально?

— Так у нас в Медыня два года преподают итальянский и год — немецкий. Чтобы нам эти языки были знакомы.

— Желаю тебе восходить все выше по ступенькам мастерства!