Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Паломники из Латвии на Валааме, 1939 год

Паломники из Латвии на Валааме, 1939 год

Созидатель оркестров

Наталья Лебедева

Вести Сегодня, 25.09.2013

Руководитель и создатель оркестра русских народных инструментов «Каданс» и одноименной музыкальной школы Инна Петровна Крутикова, отмечая свой 70–летний юбилей, полна энтузиазма и энергии.

Наверное, дело, которому она всю жизнь служит, придает ей сил и держит в боевом настрое.

Не секрет, как неимоверно тяжело выживается коллективам русской культуры в Латвии. Огромная проблема — инструменты для оркестра. И когда коллеги, друзья и почитатели собрались организовать юбилейный концерт для Инны Петровны в Золотом зале рижского Латышского общества 29 сентября, она тут же решила: «Поставлю при входе коробку для пожертвований и буду собирать средства на ремонт инструментов». Ведь о новых пока можно только мечтать…

Мандолина на стене

— Я родилась в очень суровое время, в 1943–м, и потом, в 50–х, мы тоже очень тяжело жили, — вспоминает Инна Петровна. — Наша фамилия — знаменитая, казацкая, легендарная — Галайда. Не знаю, родственники ли мы с героем поэмы Шевченко «Гайдамаки», казаком Галайдой, но в нашем роду много кровей смешалось — русские, украинцы, поляки.

Я почему–то с раннего детства была уверена, что стану музыкантом. Среди моих предков были музыканты, это точно. У нас семья была поющая и играющая. Даже сохранилась запись, где родители изумительно поют дуэтом роскошные украинские песни. Дома всегда звучала музыка — папа играл на баяне, на гитаре — и шестиструнной, и семиструнной. Дома на стене висела мандолина. Бабушка работала в столовой и принесла однажды домой печеный корж, который папа обменял на мандолину. Научился играть и на ней, и на бутылках — наливал в каждую разное количество воды, чтобы они звенели, как звуки разной высоты. Замечательный самоучка, который подбирал отлично по слуху, но не знал нотной грамоты.

И когда я, уже студенткой Одесской консерватории, приезжала домой на каникулы, он очень стеснялся своей «безграмотности». Дело дошло до того, что, будучи учителем биологии, он поступил в Уманский пединститут на музыкальное отделение. И потом начал писать музыку! Присылал мне на проверку свою нотную запись, и эти его сочинения публиковали в местной газете. Писал почему–то в основном вальсы. А мама была учителем математики.

— Когда я училась в украинской музыкальной школе, помню, говорили, что в Одесскую консерваторию невозможно попасть, конкурс сумасшедший…

— Еще бы! Но я как–то поступила легко — окончила Кировоградское музучилище с красным дипломом. Там были изумительные педагоги. А выучилась играть на разных инструментах еще в музыкальной школе — у нас был замечательный руководитель оркестра — подвижник, энтузиаст, как детей любил, как учил нас!

Я всегда работала и никогда материально от родителей не зависела. В Кировограде параллельно с училищем трудилась во вспомогательной школе, аккомпанировала детям на баяне, организовала оркестр баянистов и аккордеонистов, который занимал призовые места на многих конкурсах.

А в Одессе, будучи студенткой, работала в 4–й детской музыкальной школе, руководила оркестром народных инструментов. Дела пошли до того хорошо, что мы и на телевидении выступали. Уже не говоря о наградах на конкурсах — в то время ведь их проводилось очень много.

Жила в общежитии в студенческом городке — условия были отличные. Там же познакомилась со своим будущим мужем Мишей, студентом Института инженеров морского флота.

Он был из Риги, его родители прошли войну, отец в свое время был директором Дунайского пароходства, послом в Китае, владел семью языками. Но пострадал от доноса, решив уехать подальше от столиц. На Чукотке организовал первую комсомольскую золотомоечную драгу. Позже его и похоронили в Анадыре.

Романтики Чукотки

— В память об отце мы с мужем и оказались после диплома на Чукотке, в Анадыре, где у меня родился старший сын Володя. Хотя поначалу у меня было отличное распределение — в Сочинскую филармонию. Ведь в консерватории я специализировалась на домре, но параллельно шла гитара, а согласно диплому я могла преподавать и то и другое, как и работать дирижером. Пришел в комиссию по распределению и директор Одесской 4–й ДМШ, слезно просил оставить меня дирижером его школьного оркестра, обещал квартиру. Но я попросила дать мне свободный диплом. Мы с Мишей были такими романтиками…

В Анадыре тоже создала оркестр, который очень понравился на конкурсе в Магадане, и меня, не спрашивая, перевели дирижером в Магаданское музучилище.

— Вас не пугали тяжелые северные условия, отдаленность от Украины, Риги?

— Ничуть. Мы встретили там таких людей. Умных, сильных, добрых — многие из бывших репрессированных. А каких гигантских свежайших крабов нам привозили, какой бесплатный отдых по выходным организовывали по линии профсоюзов! Там ведь очень красиво, особенно зимой и весной.

Но получилось так, что мы переехали в Ригу к моей свекрови, отдали старшего сына в Музыкальную школу им. Дарзиня, потом он учился в Музыкальном училище им. Медыня. Родился младший сын Денис. Но я не думала, что задержусь здесь, рвалась в Одессу…

Нужно было найти работу. В Риге везде в то время успешно работали оркестры. Пошла в ДК ВЭФ — оказалось, у них уже есть руководитель. А в министерстве профтехобразования меня направили в 11–е училище железнодорожников, где уже был оркестр народных инструментов, который в конце 40–х создал Чужой. Но когда он умер, оркестр остался сиротой.

Хочу учить профессионалов!

— А что такое профтехучилище? После трех лет учебы ребят забирали в армию — они мне потом письма писали, мои бывшие оркестранты. Да и когда играли в оркестре, постоянно со мной советовались по житейским делам, секретничали.

Мы с мужем летом частенько ездили на машине отдыхать в Крым и Одессу, где, конечно, я заходила к своим и меня постоянно уговаривали вернуться — работы, мол, полно для тебя. Конечно, я больше хотела работать с профессиональными музыкантами, а не с железнодорожниками. Хотя всегда и везде работала с увлечением.

В 90–х система профтехобразования развалилась, появилась масса русских обществ. Я пришла в тогдашний Фонд славянских культур с идеей создать на базе оркестра настоящую музыкальную школу. И получилось так, что мы с группой коллег–единомышленников в 92–м из фонда ушли, организовав самостоятельную ДМШ «Каданс».

Энтузиазма было море! Школе вот уже 21 год, и 36 лет руковожу оркестром. За это время выросло поколение оркестрантов, получивших после учебы в нашей ДМШ высшее музыкальное образование, — Аня Гаркуль, мой сын Денис, Саша Черепанникова. Аня и Саша сейчас стали отличными педагогами, а Денис в 2000–м создал на базе оркестра ансамбль «Лира» и тоже учит балалаечников. Володя Никульшин после окончания вуза работает программистом в Финляндии, но когда приезжает в Ригу, тут же садится в оркестре за контрабас. Женя Панченко работает инженером–железнодорожником, у него уже есть семья и ребенок — и тоже приходит к нам порой играть.

Оркестр «Каданс» не раз становился лауреатом международных конкурсов в разных странах. Мы не раз получали призовые дипломы на конкурсах в России, на Украине, в Болгарии. Их десятки! Раз в два года обязательно ездили в Москву, на Международный конкурс оркестров народных инструментов им. Андреева. Там учились на более высоких примерах — ведь, откровенно говоря, нам тягаться с Россией в плане таких оркестров тяжело.

В Нижнем Новгороде бывали на Международном конкурсе им. Рожкова. Низкий поклон прославленному российскому балалаечнику, педагогу Андрею Горбачеву, с которым у нас завязалась крепкая дружба и который давал мастер–классы моим ребятам безвозмездно. Они с пианисткой Татьяной Ханиновой выступали и в Риге.

Раньше было проще возить ребят на конкурсы в Россию. Сейчас все труднее, но многие родители хорошо помогают, правда, есть и другие — выросшие в послеперестроечное время. Порой кажется, что это потерянное поколение и нужно маму с папой воспитывать. Все непросто, но как радостно видеть горящие, светлые глаза детей, которые хотят учиться!

В гостях у старых русских

Интересная страница творческой биографии оркестра — поездки во Францию. Особые отношения сложились у «Каданса» с Леснинским православным монастырем в Жизоре, в Нормандии, куда оркестранты ездят уже 20 лет. Они выступают обычно по всей Нормандии и в Париже и всегда желанные гости в Ницце — в пансионате, где живут потомки старинных русских фамилий.