Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Семья Гартье

Семья Гартье

Евграф Васильевич Чешихин

Светлана Ковальчук

Мне довелось неоднократно писать о Е. В. Чешихине (1824 – 1888) для изданий как на русском, так и латышском языках. Кажется, знаю довольно много о Чешихине, и все же каждый раз я невольно задаю себе вопрос: кто же такой Евграф Чешихин, начавший на страницах «Рижского вестника» с 1 января 1869 года борьбу за права русских и, в известной мере, латышей в западных губерниях Российской империи? Пытаясь определить черты личности Чешихина, невольно приходит на ум мысль о том, как порой внешне неожиданны, непредсказуемы повороты нашей судьбы. Вот только несколько строк из биографии Чешихина. Родился в 1824 году в Оренбурге, в семье невысокого чина военного. Детские годы прошли в Динабурге, в воинский гарнизон которого был переведен его отец. В семье с традиционным укладом, глубокой религиозностью почитались слово и воля отца. Ведь недаром по окончании в 1847 году  Московского университета молодой Евграф Чешихин не пошел по столь близкой его натуре преподавательской стезе, а по настоянию родителя поступил на военную службу на малопривлекательную должность бухгалтера. Кочевая жизнь военного привела в 60-е годы его на службу в Рижский гарнизон. Но карьера на военном поприще была отброшена, когда у Чешихина появилась реальная возможность заняться совершенно новым делом: отстаивать славянофильские идеи, права русских и Православной церкви не в московских, петербургских печатных изданиях, а именно в Риге – главном губернском городе. Действительно разными путями приходят в политику для свершения прорывов в традиционном, привычном миропорядке. Кто одержим славой, кто – страстью к разрушению, кем-то движет политический романтизм. Но меня всегда поражают упорство и страстность одиночек. Таким одиночкой в политической жизни Лифляндии конца 60-х – 70-х годов 19 столетия и был Е. В. Чешихин.

Итак, в конце 1868 года Чешихин получил из Петербурга от Главного управления по делам печати разрешение на издание частной русской газеты «Рижский вестник». Чешихин стал издателем, редактором и первые два года единственным сотрудником этого издания.

Газета состояла из следующих разделов: правительственные распоряжения, отдел текущих политических событий, торговые и биржевые новости, научные публикации по истории, этнографии и прочее. Евграф Чешихин, которые в то время еще состоял на военной службе в инженерном полку Рижского гарнизона, приобрел за 200 рублей крошечную типографию . Редакция же, по свидетельству сына Чешихина – Всеволода, размещалась «в каменном доме грязного, средневекового облика» на углу улиц Грециниеку и Уденсваду, во дворе; вход с переулка, в котором с трудом разъезжались две телеги. В комнате редактора было мало света и много грязи, из окон дуло, с потолка текло. Ничего не замечая, Чешихин работал в таком помещении около десяти лет. Об этом подробно написал старший сын Чешихина – Всеволод в 1913 году в небольшой книжечке «Памяти Е. В. Чешихина», изданной в Риге. Да, материальное положение газеты было весьма тяжелым на протяжении многих лет. Газета держалась на деньги рижских и московских пожертвователей. Ради издания газеты презрел карьеру в инженерном полку, да и материальным положением многодетной семьи. Более того, супруга Чешихина – Елизавета Иродионовна (в девичестве Ветринская) , была не только терпеливой женой, заботливой матерью, но и верным помощником в издании газеты, прекрасным переводчиком.

Я вполне допускаю мысль, что Чешихин перед открытием газеты уповал на ее быстрый успех и широкую популярность пропагандируемых идей. Ведь основание для надежды было . Только за 60-е годы Х1Х столетия сформировались и успешно действовали Рижское Николаевское русское купеческое вспомогательное общество (аналогичное общество было создано и для приказчиков) , Русский банк, Певческие общества «Баян» и «Ладо» , Русско-латышская типография, Русская общественная библиотека, Акционерное общество «Улей» и Русский клуб , Русское благотворительное общество, Третье Рижское общество Взаимного кредита, Русская Ремесленная артель, Православное Петро-Павловское братство , строились мужская Александровская и женская Ломоносовская русские гимназии . Оживление экономической, культурной и общественной жизни русского населения Риги было воодушевено широким празднованием в 1862 году 1000-летия российской государственности. И тем не менее лозунг, под которыми писались все статьи Чешихина – «Один Бог, один Государь, одно Отечество, один язык» – не привлек внимание русского общества, а возбудил скорее боязливое сомнение. Как писал В. Е. Чешихин, далеко не всегда чувства симпатии и одобрения высказывались посетителями редакции «Рижского вестника», напротив, в стенах издательства «нередко происходили сцены всевозможных объяснений с местной администрацией и с публикой, считавшей себя вправе давать указания по поводу направления газеты».

При этом публикации «Рижского вестника», личная переписка Чешихина с Ю. Ф. Самариным давали последнему интересный материал в подготовке 6-ти томной серии книг «Окраины России. Русское Балтийское Поморие», издававшейся по цензурным соображениям в Праге, в Берлине.

Чешихин внимательно следил и анализировал деятельность рижского Латышского общества, идейную направленность газеты этого общества. Но при этом жестко критиковал любой намек на уклонение этого печатного издания от прорусской ориентации, даже порой отказывая латышам в возможности формирования их собственной национальной перспективы. Естественное желание латышей выйти из-под немецко-лютеранского давления поддерживалось и подкреплялось славянофильскими кругами России. Это содействие преследовало весьма прозрачную цель – лишить немцем прежде всего культурно-духовной опоры в лице латышей, вызвать у активных защитников автономии и особых привилегий западных губерний «политическую чахотку», завоевать фактически, а не формально, уже давно завоеванную территорию. Евграф Чешихин как раз и отстаивал права русских – некогда победителей в Северной войне. Сколь горькая ирония заключена в истории завоевания западной прибалтийской окраины Российской империи: через 150 лет после подписания в 1721 году Ништадтского мирного договора между Россией и Швецией местные русские жители вынуждены были отстаивать национальные интересы, права и желание жить согласно законам Российской империи. Ведь династией Романовых всегда бережно охранялись права и привилегии немецкого дворянства. Но! То, что не пожелал, да и не мог, сделать Петр Первый на правах победителя при подписании мирного договора со Швецией в 1721 году, чего так страшился Николай Первый, в своем настороженном отношении к славянофилам, к чему так болезненно относился Александр Второй, посмело совершить новое поколение славянофилов и царское правительство в период правления Александра Третьего в 80-90-е годы Х1Х столетия – автономному существованию западных губерний был положен конец. Крайности немецко-лютеранского давления в западных губерниях сменились иной крайностью – ускоренной русификацией края.

Надо отдать должное Чешихину, который свою политическую страстность не ограничивал только газетными публикациями, осмыслением только текущих событий. Особенность его личности как раз состоит в том, что он шел вглубь обсуждаемых политических реалий: собирал архивные, исторические материалы, делал переводы трудов, ранее не известных российскому читателю. Так, к примеру, «Ливонская хроника» Бальтазара Рюсова, как «Ливонская хроника» Генриха Латвийского появились благодаря стараниям Чешихина.

В начале 80-х годов с изменением общественно-политической ситуации в Лифляндской, Эстляндской и Курляндской губерниях, с упрочением положения газеты Евграф Васильевич сократил свое участие в редактировании «Рижского вестника». Главным его занятием в последние годы жизни стала публикация «заветнейшего и любимейшего» труда «История Ливонии с древнейших времен», прерванного на полуслове смертью в марте 1888 года. Но к великому огорчению Чешихина, столичные исторические журналы не оценили по достоинству его исторические труды. Затраченные духовные и материальные усилия не принесли удовлетворения. Друзья Е. В. Чешихина – адвокат А. Ф. Кони, писатель И. А. Гончаров, увы, не смогли действенно помочь ему. Хотя многие высокопоставленные лица писали ему из Петербурга о «высокой полезности несомненно патриотического издания», но «История Ливонии», «Сборники материалов и статей по истории Прибалтийского края» не приобретали от этих лестных слов популярность среди читателей. Может быть, пугала славянофильская «закваска», которая была положена в основу чешихинских исторических трудов. Или же, от проницательных читателей не мог ускользнуть тот факт, что Чешихин шел в своих исследованиях по пути, который был проторен Юрием Самариным, Иваном Аксаковым, Михаилом Катковым и др.

Незадолго до своей кончины, рассылая даром «Историю Ливонии», Чешихин написал пронзительные слова: «Примите благосклонно эту книгу на память о человеке, который имеет слабость думать, что подобные издания могут принести пользу и обществу, и науке, но которго печальная действительность постоянно разубеждает в том. (...) Тяжело – ой, как тяжело идет дело, – но уж мне так на роду написано, что коли не потянешь тяжести, то ничего и не выйдет».

Завершая небольшой рассказ о Е. В. Чешихине, еще раз хотелось бы подчеркнуть, что заслуги его велики. Он создатель и многолетний редактор первой постоянной русской газеты, издававшейся в Лифляндской губернии с 1 января 1869 года вплоть до начала Первой Мировой войны. Он автор 3-х томного, но к сожалению неоконченного, исторического труда «История Ливонии с древнейших времен». Ему принадлежала честь стать в 1873 году основателем рижского русского Литературного кружка. Чешихин стал составителем уникального 4-х томного сборника (документов, писем, статей), посвященного истории Прибалтийского края. Евграф Васильевич Чешихин стал первым профессиональным русским публицистом, заложившим традиции и идейные основы русской прессы Лифляндской губернии.

Внезапность кончины Чешихина 2 марта 1888 года поразила всех его друзей и единомышленников. Отпевали Евграфа Васильевича в Благовещенском храме Риги. Памятник Е. В. Чешихину был сооружен на Покровском кладбище на пожертвования благодарных рижан.