Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Рабочие «Феникса», 1897. Из фондов LVKFFDA

Рабочие «Феникса», 1897. Из фондов LVKFFDA

Школьники периода развитого социализма

Светлана Ковальчук

Перед написанием этого текста еще раз пересмотрела публицистические передачи Леонида Парфёнова «Намедни», освежила в памяти многие полузабытые события государства под названием СССР. События партийной-комсомольской-пионерской, культурной жизни, протекавшие параллельно школьным годам середины 1960-1970-х годов прошлого столетия.  Так, к примеру, до нашего поступления в школу в СССР в 1962 году было принято решение об усилении антирелигиозной пропаганды, с 1964 года государство усилило борьбу с тунеядцами. Казалось, столь удаленные от нас высокие решения, далекие от нашего вполне счастливого и беззаботного детства, в той или иной мере в нем же и проявлялись. Государственная школа в стране советов (что, впрочем, характерно любой другой политической системе)  имела статус важного социального института, полностью зависимого от политических решений высших властных структур. Школьный директорат, учительство отличались известной степенью несвободы, зависимости  –  уклонится, избежать влияния партийных, министерских решений, как правило, было невозможно. Посему  школьная жизнь не могла не разворачиваться согласно «нотной грамоте» официальной советской идеологии, отступление от коей неминуемо замечалось и пресекалось со стороны и школьной администрации, и роно  –  районного отдела народного образования. Но прокрустово ложе идеологии не заслонило радости бытия тех далеких лет [1].

На границе двух микрорайонов Риги Межапарка и Саркандаугавы (или Красной Двины) 1 сентября 1963 года распахнула двери  4-х этажная 42 средняя школа, построенная по типовому  проекту из белого силикатного кирпича.[2]  Первым директором школы стала Капиталина Петровна Чайковская, завучем – Алина Борисовна Владимирская.[3] Здание новой школы разместилось на пересечении улиц Инчукалнс,  Вароню и проспекта Межа.[4] Поскольку развивался промышленный район Саркандаугава, росли новостройки Дизельного завода, завода Коммутатор, увеличивалось население, все более требовалось количество мест в школах. А Межапарк, напротив, новостройками не прирастал, из некогда элитного района частных благоустроенных особняков превратился  в послевоенное время в тихий район коммунальных квартир. 

                                                 Дети в школу собирайтесь!

Евдокия Прокофьевна Молоднякова - наша первая учительница, 1964 год

Наш 1б класс сформировался в 1964 году. Дети рабочих Саркандаугавы, моряков, трудовой интеллигенции и военных[5] составили его костяк.

Кстати, наш внешний облик определила новая школьная форма, принятая в СССР 1 сентября 1963 году, для мальчиков кители сменили на пиджаки, а форма девочек – платье и фартук вскоре сменилась на сарафан (юбку), блузку и легкий пиджак. Соблюдалась форма строго до конца 10 класса, отступления от нее «карались» устными замечаниями, записями в дневнике, наконец, вызовом к завучу. Кстати, все необходимые учебники мы ежегодно без всякой платы получали в книжном магазине на углу улиц Приежу и Тилта, позже в магазине на проспекте Кокнесес.

Первой и единственной учительницей на первые 4 года стала опытная, темпераментная Евдокия Прокофьеевна Молоднякова (скончалась в декабре 2003 года). Евдокия Прокофьевна старалась сплотить класс, родителей.[6] В памяти остались не столько уроки первой учительницы (класс был сильный, учились все более менее хорошо), а настойчивые рассказы о светлом коммунистическом будущем, рассказы о городах-садах, которые вскоре вырастут в большой советской стране. И еще   –  досадные кляксы в тетрадях, изготовление на уроке труда из лоскутков ткани и пуговичек перочисток для ручек, бесплатное молоко в столовой на первом этаже. Настольными книгами школьников того времени стали книги официального классика детской литературы Аркадия Гайдара «Тимур и его команда», «Судьба барабанщика» «Чук и Гек». Особенно запомнилась тщательная подготовка и разыгрывание на праздничном  мероприятии  «Сказки про военную тайну, Мальчиша–кибальчиша и его твердое слово». На долгие годы запало в памяти: «А  Мальчиша-Кибальчиша  схоронили  на  зеленом бугре у Синей  Реки. И поставили над могилой большой красный флаг. Плывут пароходы  –  привет Мальчишу! Пролетают летчики  –  привет Мальчишу! Пробегут паровозы  – привет Мальчишу! А пройдут пионеры  –  салют Мальчишу!

По малолетству мы многое не знали, не замечали, поскольку авторитет учительницы в начальных классах, внушавшей нам казалось непреложные истины, был очень высок. На примерах героев гайдаровских книг, примере Павлика Морозова (позже на подвигах Александра Матросова, Зои Космодемьянской, Иманта Судмалиса)  учителя и школа воспитывала, изгоняя все чуждое и неприемлемое для умонастроения советского школьника. В классе многие были крещены в православие, но крестики открыто на шее не носили, иконы, как правило, в домах на видное место не выставляли, прятали. Особенно доставалось от нашей первой учительницы Геннадию Петрову[7] – его отец и мать были глубоко верующими, октябренком и пионером он не стал – отец запретил. Из уст первой учительницы (да из наших) нередко звучало в его адрес презрительно-уничижительное «поп Гапон». С очередного дня рождения В.И. Ленина, т.е. с 22 апреля 1967 года всех достигших 10 лет в нашем классе начали принимать во Всесоюзную пионерскую организацию имени  вождя мирового пролетариата. Мы учили торжественное обещание, заключавшееся в следующих словах: «Я, (фамилия, имя), вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь: горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия, всегда выполнять законы пионеров Советского Союза». Поскольку нас принимали в пионерию в музее Революции, ребят было много, то клятву зачитала старшая пионервожатая, а мы только после повязки галстука салютовали  в ответ на призыв: будь готов, –  всегда готов! Почему-то запали в память культпоходы в кинотеатр «Пионерис» (Пионер). Абонемент, кажется, стоил один рубль. В четвертом классе нас повели на литовскую постановку сказки-притчи А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц» с Донатасом Банионисом в главной роли. Конечно же, просмотрели фильмы «Неуловимые мстители», «Кавказская пленница», «Бумбараш» и много других замечательных фильмов. Что собирали, чем увлекались? Зимой ходили на каток в Межапарке, где было шумно и весело. Или катались на санках с лесных горок. Собирали марки, фантики, открытки, многие выписывали журнал «Мурзилка», «Юный натуралист». Позже, став пионерами, выписывали газету «Пионерская правда», будучи в комсомолии – журнал «Ровесник» и «Комсомольскую правду». С начальных классов апрельские субботники, уборка территории Межапарка, особенно возле Большой эстрады стали нашей обязательной трудотерапией и служением общему благу. С пятого класса осенью ходили на другой конец Межапарка  на улицу Русова перебирать урожай лука в огромной городской теплице, а в табеле каждый год ставилась отметка «прошла/прошел с/х практику». Приводили в порядок большую школьную территорию, а при сборе макулатуры притаскивали из дома стопки старых книг, газет и журналов.

В 1965 году в СССР отмечали 20-летие победы над фашистской Германией. Вскоре 14 октября – день взятия Риги красной армией со стороны Межапарка ознаменовался открытием обелиска в честь этого события. В последующие годы в этот день устраивался поход по местам боевой славы. Мы организованно шли, а может быть ехали на 2 троллейбусе – билет стоил 4 копейки, к берегу Киш озера. С пристани на теплоходе переправлялись на противоположный берег к бумажной фабрике в Яунциемсе и нам рассказывали о подвиге солдат, освободивших в 1944 году от немецко-фашистских захватчиков Ригу.

1967 год был отмечен Третьей сессией Верховного совета СССР седьмого созыва.  Два важных решения сессии, что сказалось и на нашей школьной жизни. Первое решение гласило о переходе на 5-дневную рабочую неделю, что означало и для нас 5-дневную учебу в школе. Еще до начала знаменательной Третьей сессии  газета «Пионерская правда» от 10 января 1967 года  поместила на первой странице Приказ № 1 первого командующего Героя Советского Союза, маршала артиллерии Василия Казакова. В приказе говорилось о начале Всесоюзной пионерской военно-спортивной игры «Зарница». Перед пионерией ставилась задача по формированию юношеских батальонов и обучению юнармейцев навыкам армейской жизни, воспитанию в них любви к Родине, готовности защищать ее от внешних и внутренних врагов.[8] Вторым знаменательным решением Третьей сессии Верховного совета СССР седьмого созыва стало объявление о всеобщей воинской обязанности.  Но об этом чуть позже.

                                             Основная школа: 5 – 8 класс.

В 1968 году 1 сентября мы пошли в 5 класс. Классной руководительницей была к нам определена математик  Маргарита Михайловна Новикова. Красивая, энергичная, волевая она стала учительницей по воле судьбы: будучи актрисой драматического театра вышла замуж за военного, следовала за ним по многим гарнизонам и осваивала новую для себя специальность – учителя математики. В нашем классе она нашла благодарных учеников, способных принять ее требования – Андрея Анискевича,  Свету Рогалову, Леню Якяна, Сашу Ткачева, Олега Рубина. Класс делился на пионерские звенья, условно соревновавшиеся между собой по успеваемости. Маргарита Михайловна требовала от нас  хорошей успеваемости, внеклассного чтения, общественной активности, проводила с нами вечера – празднования дней рождения. Как известно, в СССР  с  1966 года 8 марта стал выходным днем, а  23 февраля – день Советской армии и Военно-морского флота так и остался рабочим днем. Да, мы поздравляли пап и мам в эти праздничные дни. К 23 февраля делили между собой мальчиков для поздравления, а они распределяли между собой девочек и так же одаривали к 8 марта. Книгу, подаренную мне Юрой Журбиным – повести и рассказы Чингиза Айтматова, храню по сей день.

В свободное от работы в школе время Маргарита Михайловна подрабатывала экскурсоводом в рижском экскурсионном бюро, хорошо знала Ригу, ее историю. Маргарита Михайловна проводила и для нас  экскурсии по Старому городу. Конечно,  посещали  музей В.И. Ленина на Цесу, 17, ездили смотреть на открывшийся в 1967 году мемориал в Саласпилсе, выезжали в пеший поход к устью реки Гауя, ездили в конце 8 класса с палатками в Эстонию.

Пятый класс означал обучение у многих педагогов. Почему-то каждый год у нас менялись учителя русского языка и литературы. Поначалу в пятом классе уроки вела Ольга Арсентьевна Виноградова. Следующей учительницей стала Елена Федоровна Симонова. В седьмом классе преподавала нам молоденькая учительница, ушедшая вскоре в декретный отпуск.  В восьмом классе нам назначили учительницей русского языка и литературы нового школьного завуча, молодую и красивую Викторию Николаевну Верховскую (ныне директор Ринужской средней школы).  В конце 8 класса проходили Пушкина – поэму «Евгений Онегин», бурное обсуждение нестандартного поведения Евгения и милой, доверчивой Татьяны завершилось обязательным сочинением. Но запомнился Пушкин в тот раз иным событием: то ли был школьный культпоход, то ли сами надоумились и купили билеты на оперу П. И. Чайковского «Евгений Онегин». От непомерной величины Ольги, Ленского и Татьяны почти весь спектакль, сидя в полупустом зале на дневном спектакле, давились от хохота, прятались под сидениями. Закон театральной условности тогда нас категорически не убедил.

Физкультура была поставлена хорошо, все, кто допускался, сдавали нормы ГТО. Учителями физкультуры были талантливая акробатка Валентина Яковлевна Качер и выпускник Института физкультуры Юрий Григорьевич Клюкин (ныне директор Пурвциемской средней школы). Дополнительно в школе можно было заниматься акробатикой, но, кто желал, посещал бесплатно тренировки в зале СКА на улице Горького у тренера Лео Качера.

Гроза всех школьных мальчишек, колоритный, величественный, громогласный Евгений Яковлевич Быков преподавал труд. Когда было слишком шумно на уроках, Евгений Яковлевич предупреждал: «У меня душа широкая, русская, желаете единицу по поведению – поставлю, двойку – пожалуйста». Софья Михайловна Пархоменко раз или два в неделю «мучила» всех школьниц, прививая  навыки вышивания, вязания, шитья. Но все изделия для показа учительнице изготавливали дома бабушки или мамы. От этих уроков осталось в памяти ее неизменный ответ на вопросы: «Любопытство не порок, а большое свинство». Постоянным учителем  рисования и черчения с 5 до 8 класса был щедрый на пятерки Ухов Владимир Федорович. Ботанику и зоологию, все практики в рижской городской теплице  вел Александр Семенович Бронштейн, который почему-то удостоился прозвища «Плюмбум». Все годы химию вела мягкая по характеру Зоя Евгеньевна Котова.

Для изучения английского языка нас разделили на две группы – Нина Петровна Тышкевич и Самуил Рувинович Скутельский[9] вели нас много лет. Оказывается, что распределение школьников на группы для изучение иностранных языков основывалось на Постановлении Совета министров СССР от 27 мая 1961 года «Об улучшении преподавания иностранных языков». Английский язык стал доминирующим среди иностранных языков, немецкий язык преподавался в потоке только одному классу из трех. Школьную учительницу немецкого языка – Эдиту Оттовну – интеллигентную маленькую сухопарую даму, пахнувшую неизменно табаком, часто видели в компании нашей Маргариты Михайловны также страстной курильщицы.

Географию много лет преподавала нам миниатюрная Ангелина Афанасьевна Кандиева, много рассказывавшая о походной жизни геологов в тайге. Еще совсем недавно Ангелина Афанасьевна работала в одной из школ на Московском форштадте. А вот нашей учительницей физики с 6 по 10 класс стала завуч школы Лия Исааковна Каган. (Ныне Лия Исааковна живет в Израиле.)

Латышский несколько лет преподавала Лиесма Карловна. За ней закрепился переиначенный стишок: «Гром гремит, земля трясется, наша Лиесмушка несется, забегает в каждый класс, «Sveiki bērni». Ее сменила Леонида Николаевна Эйгус. Учителя пения, увы, плохо запомнились (запомнилось одно имя – Муся Селимоновна), поскольку вели  мы себя очень плохо на этих уроках, учителя менялись, а с середины 6 класса пение вообще не преподавалось. Школьный хор так и не был создан в нашей школе до конца нашего пребывания в ней. В музыкальной школе ни один из нас не обучался.  Правда, к Ларисе Видмонт и Элане Зелигман приходили на дом учительницы игры на фортепиано, но долго эти занятия не продолжались. Поэтому наш нерастраченный музыкально-вокальный талант мы находили, где использовать – пели с одноклассницами дома, на переменках, на улице, в школьном туалете (там акустика была хорошей). Завели каждая тетрадку-песенник, куда и переписывали с пластинок тексты советских шлягеров.

Историю в 5 классе вел фронтовик Морозов Анатолий Степанович, но с 6 класса стала преподавать всегда элегантная, красивая Галина Яковлевна Тихомирова.[10] Главными предметами идеологической проработки наших умов стали два предмета. Прежде всего, история: до сих пор храню работу по истории середины седьмого класса «23 съезд КПСС и его главные вопросы», за которую получила отличную оценку.  И русская литература, собственно не сама литература, ее советско-школьное прочтение.  (Замечу, что учебник по Истории Латвийской ССР выдали, наверно, в классе 5-м, но ни разу за все годы учебы в школе не использовали.)

На весенние каникулы 1971 года состоялась поездка членов школьной пионерской дружины имени Ольги Жилиной в Москву в дружественную школу.[11] Жили в семьях московских школьников, ездили на Останкинскую башню, 25 марта в 15.30 в Клубе Милиции в Горловом тупике, 2, присутствовали на концерте выпускников Государственного училища циркового и эстрадного искусства. Жанна Бичевская с гитарой  запомнилась более всего.

В начале 8 класса учительница истории Галина Яковлевна предложила нам организовать лекторскую группу. В нее вошли ребята из всех 8-х классов:  Олег Рубин, Леня Якян, Оля Липина, Лена Чичкина, Света Ковальчук, Света Рогалова  составили ее костяк. Раз в неделю после уроков встречались для подготовки будущих лекций. По правде говоря, собирались не столько для подготовки лекций, которые в итоге по одному  разу прочитали в младших классах, сколько для свободного обсуждения прочитанного, последних политических событий в стране и в мире. Галина Яковлевна – была убежденной коммунисткой, с наступательной твердостью отстаивала свою точку зрения. Но как человек творческий, думающий, ищущий всегда была готова к диалогу. Ребята ей задавали непростые вопросы, спорили, почти ругались, но старались держаться позиции. Думается, рождение истины в общении юношеского максимализма, доходившего подчас до явного нигилизма, к тому же хорошо сдобренного критично мыслящими родителями, и твердой партийной позиции ждать не приходилось. Конфликты, противостояния были неминуемы. Постепенно шлифовалось умение бороться за собственное мнение. Конечно, в комсомол мы вступили, занимались комсомольской работой, но делать партийную карьеру никому не пришло в голову из нашей лекторской группы. Партийная убежденность, горячность  нашего педагога возымело влияние на многих – позже одноклассники вступали и в партию, и учились в Высшей партийной школе. 

                                                Средняя школа: 9 10 класс

После окончания 8 класса несколько человек решили пойти в училища, техникумы. Наш 9б класс 1 сентября 1972 года опять обновился. Часть ребят ушли в училища и техникумы. Взамен появились новые ребята, перешедшие к нам в основном из русско-латышской восьмилетней 28-ой школы, ставшей средней латышской школой. Класс сильный по составу учеников, еще более стал разнородным  по интересам. Сплоченного дружного коллектива при всех стараниях Галины Яковлевны Тихомировой, ставшей нашей  классной руководительницей, так и не сложилось.

За эти два года произошло множество событий: в 9 классе наш класс стал классом пионервожатых, т.е. мы шефствовали над ребятами из 5 – 7 классов, проводили с ними различные мероприятия. Не миновала нас так называемая профориентация – ходили в один из цехов завода РЭЗ, где нам рассказывали о привлекательности труда  на конвейере. В Институте Механики полимеров АН ЛССР мы окунулись в неизвестный мир науки,  нас поводили по некоторым лабораториям и рассказали о мудреных полимерах.

На зимние каникулы в 9 классе Галина Яковлевна повезла нас в Ленинград. Пробыли там несколько дней, спали в физкультурном зале какой-то школы. Конечно, в первую очередь посетили Смольный, Разлив, где узрели  шалаш –  знаменитое убежище В. И. Ленина, ходили в концертный зал «Октябрьский», наконец, в Эрмитаж. А уже на  9 мая того же 1973 года класс отправился в еще одну поездку. На это раз выбор нашей классной руководительницы пал на  Белоруссию. Побывали в городе-герое Минске, где посетили домик первого съезда РСДРП, Курган Славы, и крепость-герой Брест. Сам праздник 9 мая встречали в героической Брестской крепости, где смотрели вечером грандиозный салют. Напоследок на зимние каникулы 1974 года неутомимая Галина Яковлевна повезла класс на родину вождя мирового пролетариата в Симбирск, т.е. в Ульяновск. 

В средней школе преподавался новый предмет – обществоведение, на котором «ковалась» наша идейная убежденность. Под руководством Галины Яковлевны нами осваивались основы исторического и диалектического материализма, изучались материалы 24 съезда КПСС, прошедшего в 1971 году, Манифест коммунистической партии.

В девятом классе всеобщая воинская обязанность коснулась и нас: мы стали посещать начальную военную подготовку, которой руководил полковник в отставке, бывший преподаватель военного авиационного училища Борис Николаевич Голиков. Он нам рассказывал про гражданскую оборону, мы разбирали оружие, ходили в тир. Воевать полковник начал еще в 1939 году в финскую войну в составе специального батальона спортсменов-лыжников.[12]

Еще один военный появился в нашей школе, когда за незначительные (по сегодняшним меркам) финансовые нарушения зимой 1973/1974 учебного года  сняли с директорского поста К. П. Чайковскую, директором стал Владимир Александрович  Ленский, кажется, так же полковник в отставке. Новый директор с  рьяностью начал бороться с длинной девичьих юбок и длиной волос у мальчишек. В один день, по договору, 10-классницы пришли на уроки с громадными белыми бантами и в белых гольфах. Реакция директора была резко негативной.

Педагогический талант, умение доступно и просто объяснять сложные темы – все эти качества были присущи учителю математики Вере Алексеевне Кулагиной, которую до сих пор с благодарностью помнят мои одноклассники. Благодарят и второго нашего математика Юрия Николаевича Кудряшова.  

В школе была богатая библиотека, которой многие годы заведовал добрейший Николай Гаврилович Бандурин. В  9 – 10 классах  мы уже помимо обязательной «Молодой гвардии» А. Фадеева и «Как закалялась сталь» А. Островского зачитывались иными книгами. Настольными книгами стали: роман Эмиля Золя «Нана», «Консуэло» Жорж Санд. Читали О. де Бальзака, А. П. Чехова, Майн Рида, Конан Дойля, Вальтера Скотта, А. Дюма, Стендаля и Федора Михайловича Достоевского. Л. Н. Толстого почему-то не любили. Под руководством Капиталины Петровны Чайковской, преподававшей нам русский язык и литературу, принудительно посмотрели в кинотеатре «Саркандаугава» 4 серии фильма  Сергея Бондарчука «Война и мир» и этим вся любовь к Толстому исчерпалась.

Класс был наполнен ребятами с разными интересами: серьезно занимались спортом, посещали дополнительные занятия в Академии художеств. Кому-то были по душе  танцевальные вечера в рижских военных училищах, в клубе Института гражданской авиации. Других привлекали лекции известного рижского музыковеда, неутомимого популяризатора классической музыки Петра Алексеевича Печерского (1914–1974). За небольшую сумму денег один рубль 20 копеек в 9 – 10 классах добровольно, без принуждения со стороны родителей, прослушали циклы лекций в Зале камерной музыки (на улице Ленина 11-а) о Сергее Рахманинове и Клоде Дебюсси. Часть ребят с увлечением дополнительно занимались физикой и математикой в Малом университете при ЛГУ.

В 9-ом классе в школьную  жизнь вошла организованная студентом Рижского политехнического института Анатолием Вугманом агитбригада. До того  невостребованные и ни кем не раскрытые театрально-музыкальные школьные таланты потянулись к обаятельному студенту. Толик Вугман познакомил нас со своей мамой Л. М.  Вугман, работавшей в рижском ТЮЗе администратором, и педагогом  театра Нинель Михайловной Луфт. Начались, но для тех, кто желал,  постоянные хождения  на спектакли театра, ставшего для нас главным театром юности. Постановки театра тех лет – «Брат Алеша», «Зеленая птичка», «Иванов», «Ромео и Джульетта», «Карлсон, который живет на крыше», «Чукокола», «Бумбараш», и другие были просмотрены помногу раз.

Как прошел выпускной вечер? В 1974 году выпускные школьные вечера подпали под запрет – боролись с употреблением алкоголя. Торжественная часть прошла в Доме культуры «Драудзиба» на улице Тилта, 32 (ныне магазин Рими). Нам выдали аттестаты, за которые мы расписалась под дружески-ироничные замечания завуча Лии Исааковны Каган. Устроили сами себе после торжественной части концерт – благо Толик Вугман поработал с агитбригадой на славу. Пошли  всем классом к Олегу Рубину. Его семья занимала второй этаж небольшого домика возле школы – пили шампанское (кто-то говорит, красное вино), ели разные сорта сыра, сладости, фрукты, болтали. К 5 утра, в центр города, в квартиру Галины Яковлевны на улице Видус принесли громадные охапки цветов. Так завершилась наша школьная жизнь.

Подготовка и к выпускным и к вступительным экзаменам была на столь высоком уровне, что большая часть ребят нашего класса сразу же успешно выдержали вступительные экзамены. Четверо парней (Саша Филонович, Гена Кузьмин, Володя Трахолисов, Володя Егоров) из класса поступили в военное училище  – Рижское высшее военное авиационное инженерное имени Я. Алксниса. Юра Журбин, блестяще сдавший  экзамены, был зачислен курсантом Ленинградского высшего инженерного морского училища имени адмирала С.О. Макарова. Света Рогалова, Вия Выговская и Андрей Анискевич стали студентами Физико-математического факультета Латвийского государственного университета. Лариса Видмонт поступила в Московский историко-архивный институт. В Рижский политехнический институт на разные факультеты поступили Олег Рубин, Леня Якян, Гена Петров, Олег Фарбер, Алик  Лакачаускис. Девчонки, успешно выдержав вступительные экзамены, получили право обучаться на факультете иностранных языков, экономическом, историко-философском факультетах ЛГУ. Позже Лена Чичкина поступила в Латвийскую Академию художеств. Трое из нашего класса – Света Ковальчук, Андрей Анискевич, Олег Рубин – в конце 1980-х годов успешно защитили научные диссертации. Но с начала 1990-х годов жизненные пути одноклассников увели кого  в США, кого в Великобританию, кто-то уехал в Германию, иные предпочли Россию и Украину.

Наша 42 средняя школа еще много лет работала, меняла профиль и название, старалась выдерживать конкуренцию с соседним Пушкинским лицеем, пока окончательно не закрылась несколько лет тому назад.

Окончание второго класса - в центре Молоднякова Е.П.

Лена Чичкина на школьной новогодней елке, декабрь 1965 года. У Лены Чичкиной всегда были красивые маскарадные костюмы.

 

 

 

 

 

 

 

Особенно запомнилась тщательная подготовка и разыгрывание на октябрьском праздничном  мероприятии  «Сказки про военную тайну, Мальчиша–кибальчиша и его твердое слово». На фото слева направо - в роли буржуинов Лиля Бируле, Андрей Анискевич, Лена Чичкина, в роли Мальчиша-Кибальчиша - Гена Кузьмин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Три подружки на катке в Межапарке - слева направо Элана Зелигман, Света Ковальчук, Лена Чичкина, январь 1969 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Игра Зарница в Межапарке, с биноклем в руках боец Андрей Анискевич, февраль 1969 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В конце 5 класса классная руководительница Маргарита Михайловна Новикова отправилась с нами в поход к устью реки Гауя, май 1969 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поход на Гаую - май 1969 г.:  слева направо - Лена Чичкина. Света Kовальчук, Лариса Видмонт, Элана Зелигман.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Девочки нашего класса на уборке территории возле Большой эстрады в Межапарке, конец 6 класса. На фотографии слева направо - Наташа Квасова, Наташа Макарова, Ира Левочкина Алла Давыдовская, Лена Гриневич, Таня Чижикова и Галя Калинина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В декабре 1970 года на школьном мероприятии, посвященном образованию СССР,  наш класс представлял братскую республику Молдавию.  На переднем плане слева направо Лена Верещагина, Света Ковальчук, Оля Манерова.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Каждый год в школах города проходили смотры строевой подготовки. 8 класс, 1972 год. Командир отряда Галя Калинина, впереди отряда комсорг класса Света Ковальчук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наш класс с Галиной Яковлевной Тихомировой в Ленинграде, январь 1973 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последняя школьная линейка, май 1974 года. Поют ребята нашего класса слева направо - Таня Тютикова, главный гитарист нашего класса - Юра Журбин, Света Рогалова и Лена Чичкина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последний звонок 1974 г. - в центре Г.Я. Тихомирова и Е.П. Молоднякова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выпуск 1974 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сидит  на корточках:  Владимир Фёдорович Ухов –рисование, черчение, 1 ряд, слева направо:  ??? – химия,  Леонида Николаевна Эйгус  –  латышский язык, Александр Семёнович Бронштейн – ботаника, зоология, Максименко ? – учитель начальных классов, Татьяна Михайловна Апрелева – учитель начальных классов, 2 ряд, слева направо: Самуил Рувимович Скутельский –  английский язык, Лидия Ивановна ? – учитель математики, Юрий Николаевич Кудряшов – математика, Галина Александровна Митрофанова – русский язык, Вера Александровна Кулагина – математика, Машенкова ? – учитель начальных классов, ???- домоводство, ?? - учитель начальных классов, 3 ряд, слева направо: Анатолий Степанович Морозов – история, Юрий Григорьевич Клюкин – физкультура, Зоя Евгеньевна Котова – химия, Галина Яковлевна Тихомирова – история, Ангелина Афанасьевна Кандиева – география, Елена А. Лебедева – английский язык, Нина Петровна Тышкевич – английский язык, Евдокия Прокофьевна Молоднякова – учитель начальных классов, Ида Александровна Павлова – английский язык, Евгений Яковлевич Быков – трудовое обучение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Современный вид на бывшую 42-ю среднюю школу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Современный вид на бывшую 42-ю среднюю школу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В здании бывшей школы расположился Институт иновационных биомедицинских технологий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1]Автор выражает признательность за дополнения Андрею Николаевичу Анискевичу, Светлане Евгеньевне Фалькенштейн  (Рогаловой) и Елена Николаевне Шаровой (Чичкиной).

[2] Нашей школе осенью 1968 года за большие заслуги в деле воспитания подрастающего поколения была оказана по тем временам большая честь – школа стала именоваться Рижская 42 средняя школа имени 50-летия ВЛКСМ.

[3] Владимирская А.Б. позже возглавляла разные школы города, но самым главным ее педагогическим детищем стало создание в Риге Пушкинского лицея, в котором она успешно трудится до сего дня.

[4] Открытие школы помогло разгрузить 39 среднюю школу (улица Симаня 14).

[5] Две воинские части на проспекте Виестура и в Межапарке располагались рядом со школой.

[6] Большой фотоархив нашего класса сохранился благодаря отцу Андрея Анискевича - Николаю Николаевичу Анискевичу и бабушке Елены Чичкиной - Нине Даниловне Шумиловой.

[7]О Геннадии Петрове см.:  http://www.russkije.lv/ru/gallery/view/petrov/

[8] Военно-патриотическая игра «Зарница» представляла собой имитацию боевых действий, похожую на военные учения. Первый финал Всесоюзной игры «Зарница» состоялся в 1967 году в Севастополе, на Сапун-горе. В «Зарнице», как правило, принимали участие ученики 4-7-х классов. Для старшеклассников  проводилась военно-спортивная игра «Орлёнок». В зависимости от возраста участников содержание «Зарниц» и «Орлят» было разным: от срывания бумажных погон с противника до целых тактических учений с бронетехникой и взрывпакетами. Иногда «Зарницы» проходили на территории воинских частей, и организацией игр занимались военные-профессионалы.     

[9] В  1967 году случилась 6-дневная война Израиля против Египта, Иордани и Сирии, начал нарастать не только антисемитизм, но и еврейская эмиграция. В конце 5 класса в Израиль уехала одноклассница Элана Зелигман. Через несколько лет в 1971 году в СССР официально была разрешена еврейская эмиграция, вскоре в 1972 году ушел из школы Самуил Рувинович Скутельский, уехавший позже в Канаду.

[10] http://www.russkije.lv/ru/gallery/view/tihomirovy-gallery/

[11] Пытались не раз брать адреса ребят из социалистических стран в клубе интернациональной дружбы Дворца пионеров, писали послания ребятам из ГДР, Югославии, но более двух-трех писем не получали  - переписка кем-то прекращалась. 

[12] Батальон был сформирован для борьбы с таким же мобильным финским отрядом. Запомнились, особенно Андрею Анискевичу, рассказ Бориса Николаевича о штыковой атаке, также случай невольной обиды, нанесенной учителю. Наш одноклассник спросил, за какие провинности солдата могли отправить на восточный фронт? Мальчишка имел ввиду наряд вне очереди на уборку полкового туалета, ему было неудобно назвать туалет вслух туалетом, а такое образное выражение он где-то слышал. Ветеран Отечественной войны этого эпитета не знал, не понял, а весь переменился в лице и сказал, что его ровесники сами уходили на фронт. Другой раз в школе проходил вечер отдыха. Группа мальчишек вышла на улицу покурить, к одному из них стала приставать какая-то шпана, дело дошло до легкой потасовки, парня начали бить. Полковник был дежурным учителем на вечере и увидел эту сцену. Он выскочил на улицу и, как потом рассказали другие мальчишки из курившей компании, профессионально  «отметелил» шпану видимо вспомнив навыки, полученные еще в финскую.