Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Члены русской студенческой корпорации Fraternitas Arctica

Члены русской студенческой корпорации Fraternitas Arctica

Монументальная идеология

Николай Кабанов

Вести Сегодня, 29.10.2013

К 125–летию Карлиса Зале

Пожалуй, ни один политик Латвии не привнес в самосознание нации количество образов, сопоставимое со скульптором Зале. Поразительно, но создатель памятника Свободы не имеет собственного скульптурного изображения на могиле. На Братском кладбище — скромный прямоугольник.

C 1913 по 1920 год уроженец Мажейкяя получил образование в четырех русских учебных заведениях: в художественном училище в Казани, Обществе поощрения художников в Санкт–Петербурге (педагогом был балтийский немец Гуго Залеман), Высшем художественно–техническом институте в Петрограде (бывшая Академия художеств, наставник — профессор Александр Матвеев), в Свободных художественных мастерских.

Тридцатилетний Зале выполняет первый «социальный заказ» — по плану монументальной пропаганды, в разработке которого принял участие лично Ленин. За короткий срок — три года — в крупнейших городах Советской России было установлено около полусотни памятников революционерам. Одновременно низвергались монументы «царям и их слугам». К примеру, в Москве на Тверской была варварски уничтожена конная фигура освободителя Болгарии генерала Скобелева. Чудом уцелевшие имперские памятники, например, Николаю I у Исаакиевского собора в Петербурге, до сих пор поражают величием. Чего не скажешь о сработанных на живую нитку агитационных времянках из гипса, бетона, в лучшем случае с примесью мраморной крошки. Потому–то и саморазрушились вскоре бюсты освободителю Италии Джузеппе Гарибальди и публицисту Николаю Добролюбову работы Карла Федоровича.

Скульптор разрабатывал и рижский «красный» проект — памяти погибших революционеров. Но Советская Латвия в Советской России не удалась. На родину Зале вернулся после 10–летнего отсутствия — в 23–м. И уже на следующий год приступил к работе над художественным оформлением главного национального некрополя, Братского кладбища. Параллельно Зале вместе с другом, архитектором Эрнестом Шталбергом (тот тоже весьма удачно начал карьеру в Советской России), возводил памятник Свободы.

13_garibaldi_karl_zale

О последнем написаны тысячи работ. Но вряд ли кто–нибудь из сонма художественных критиков видел самый похожий памятник. Вашему автору довелось его наблюдать — это ровесник памятника Свободы, мемориал 1936 года в итальянских Сиракузах в честь воинов–покорителей Абиссинии. На углах гранитного параллелепипеда высятся фигуры Моряка, Летчика, Пехотинца и Танкиста. Их решительные лица исполнены веры в будущее нации и готовности умереть за нее. Ни дать ни взять — воины Карлиса Зале. Памятник долгие годы оскверняли граффити, пока его при Берлускони не отмыли и не взяли под охрану вооруженные силы Италии.

Национальный романтизм, он же модерн, югендстиль и ар–деко, который лежал в основе творчества Зале, в 30–е годы самым эффективным образом использовался авторитарными и тоталитарными режимами. Пластически богатое, экспрессивное искусство осеняло правителей вплоть до 50–х годов — достаточно вспомнить комплекс в испанской Долине Павших. Но в большинстве своем пользователи монументальной пропаганды на Западе проиграли. Потому так мало сохранилось в Европе работ, аналогичных творениям К. Зале. Их уничтожали вместе со сменой политических установок.

Почему же советская власть столь лояльно отнеслась к памятнику Свободы и Братскому кладбищу (за исключением убранного креста у скорбящей Матери Латвии)? Думается, сыграли роль и «красное» начало биографии самого Зале, и заступничество рижанки Веры Мухиной, создательницы родственного ему по стилю «Рабочего и колхозницы», и то, что Э. Шталберг не ушел, как большинство интеллектуалов, на Запад, а стал академиком, заслуженным деятелем науки ЛССР и главой Союза архитекторов. Новые идеологические и культурные власти постарались интегрировать в социалистический контекст два культовых объекта национального самосознания. Между прочим, после войны и до середины 80–х основным местом мероприятий 9 мая было именно Братское кладбище! Ему же был посвящен роскошный альбом 1958 года выпуска. А в 1980 году реконструировали сравнительно мало известный памятник К. Зале в честь солдат Рижского полка, воевавших против Бермондта в 19–м году, на Судрабкалниньше в Иманте.

Если бы, если бы… Не уйди Карлис Зале в мир иной всего в 53 года — какими бы творениями поразил? По версии, будучи при немцах руководителем скульптурной мастерской в Академии художеств, он задумал памятник «лесным братьям» 41–го года. А кто знает, может быть, слепил бы и памятник Освободителям. Мастер всегда предпочитал Большой Стиль.