Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

Надежда Федоровна Ильянок вспоминает

Надежда Ильянок

Они были гимназистами... Рига: Балто-славянское общество, 2008, с.28-30.

«...Я училась в Рижской русской гимназии в сложные годы: с 1939 по 1944 гг. Сложные потому, что одни социальные условия сменялись другими. Первый учебный год - при «старом общественном режиме» К. Ульманиса, затем - советское время (1940 - 1941), потом - война! Немцы вошли в Ригу уже в 1941 году, и учеба проходила все последующие годы... Я получила аттестат зрелости 5 апреля 1944 года, т.е. тогда, когда шла еще война.

Прошло много времени с тех пор... Многое позабылось... Но некоторые картины остались в памяти на всю оставшуюся жизнь.

Наш класс не был однороден. Было много учеников из состоятельных семей, были и обычные. Вступительные экзамены я сдавала в здании на ул. Акаc (бывшая Ломоносовская гимназия), а первый учебный год училась на улице Гайзиня. Девочки занимались отдельно от мальчиков. У каждого класса - свой классный руководитель, у меня - Лидия Михайловна Кожина.

Первый день нового учебного года начинался с молебна в Кафедральном соборе на улице Бривибас. Возвращались оттуда красивыми стройными рядами, конечно, в парадной форме. Впрочем, и каждый учебный день начинался с молитвы в актовом зале. Затем классный руководитель проверял форму - каждый день и прямо у входа в гимназию.

Со второго учебного года начались потери. Первой из нашего класса исчезла Люся Агонесова. Ее отец был священник, их вывезла советская власть далеко в глубь России. Я была наивна, доверчива, ни в какие политические проблемы не вникала, но война больно ударила и меня. За добросовестную работу на заводе Кузнецовых папу перед самой войной наградили путевкой в Крым (он был очень нездоров); но сменилась власть: «русское время» уступило немцам - 22 июня 1941 года началась война, и папа не смог вернуться домой... Мы с мамой оказались сиротами... И не одни мы. От рук фашистов погибла в еврейском гетто моя одноклассница Тамара Шер. До сих пор помню, как она с желтой звездой на спине мыла пол в аптеке, куда я случайно зашла, а рядом с ней стоял немецкий солдат-конвоир... Знаю, что многие мальчики оказались на фронте и вернулись оттуда калеками... Класс редел. Гимназию каждый год переселяли в новое здание, а прежние отдавали под госпитали...

Но учеба в общем-то шла своим чередом, хотя были и перерывы....

Молодость, нерастраченные силы справлялись с непростыми задачами... Я выбрала ту группу девочек, которая изучала латынь, можно было и английский, и французский языки... и, ох, как же усердно ее изучала, так как учитель был на редкость требовательным. Он заставил меня знать латинские числительные, а также выражения древних - Цезаря, Овидия, Тита Ливия. Вообще учителя у нас были замечательные - чего стоил один Константин Евгеньевич Климов, брат художника Е.Е.Климова, - кстати, большого друга моего папы! Его благородная внешность, голос, дикция... Он преподавал нам историю музыки. Запомнилось, как после небольшой вступительной беседы он обращался к нам со словами: «А теперь подойдем к роялю... Сегодня у нас тема девочки Татьяны Лариной...». Я эти «темы» романа «Евгений Онегин» до с их пор помню...

Конечно, запомнились уроки литературы, особенно русской классики XIX века. Любимый всеми учитель Гербаненко требовал от нас знания текста, на его лице всегда отражались переживания, восторги; чувства шли от самого сердца... Незабываем для нас остался Г. И. Тупицын. Он был необычен - увлекающийся, восторженный, он больше рассказывал, чем спрашивал. Мне он запомнился не только как тонкий знаток своего предмета (географии), но и как очень чуткий, сердечный человек. Меня он без конца расспрашивал о моем родственнике - Георгии Будылине, который был его любимым студентом (Г. И. Тупицын работал и в ЛГУ) и погиб под колесами трамвая. Я помню, как учитель искренно страдал о нем, переживал.

Современную общественность весьма удивляет, что в русской гимназии военных лет не изучался латышский язык. Мы изучали немецкий, английский и даже латынь, а латышского языка не было. У меня сохранился аттестат зрелости на немецком и русском языках, вместо латышского языка - прочерк. А вот фирменный значок гимназии с ленточкой Георгия Победоносца и во время войны разрешали прикрепить к груди - в знак обретенного среднего образования.

Пишу я свои воспоминания о годах, проведенных в русской гимназии 40-х годов прошлого века и думаю: «Интересно ли кому-то будет об этом читать? Прошло столько лет...Люди изменились...Сейчас новые ценности... новый взгляд на школу, обучение, воспитание...».

И все же... Моя школа, мое воспитание тех далеких лет ставило не менее высокую задачу: воспитание человека, воспитание личности на моральной основе, на основе веками создаваемых духовных ценностей.

Очень бы хотелось, чтобы мои воспоминания стали благо­дарностью моей русской гимназии г.Риги военных лет. Спасибо моим учителям - носителям великой русской культуры, которую не тронули ни революция, ни чуждая идеология! Мои учителя служили примером корректности, честности, вежливости и скромности для нас... До сих пор лежит на всех нас, на выпускниках тех далеких лет, какая-то печать, свой стиль поведения...»

 

Волею судьбы Н. Ф. Ильянок стала учительницей русского языка и литературы и проработала в 22-й рижской средней школе с 1949 по 1986 гг. Среди ее учеников - Михаил Таль, Владимир Ревуцкий, Борис Пуго, Борис Федоров и многие другие... Они любили Надежду Федоровну за корректность и такт, вежливость и скромность, честность и трудолюбие.