Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Федор Шаляпин в Риге

Федор Шаляпин в Риге

Братья Камарины

Илья Дименштейн

«Ves.LV»
4 июня 2007 («Вести Сегодня» № 125)

Среди старейших рижских купеческих фамилий — Камарины. В отличие от большинства других русских фирм, торговавших в Московском форштадте, они держали магазин прямо в центре — возле Ратуши.

"Дом Камарина" и сегодня знаком горожанам. Так называют современное здание напротив Ратуши — на улице Кунгу, 1. Построили его на том месте, где когда–то находился известный магазин "Братьев Камариных".

Первый жилой дом поднялся здесь в 1780–е. Владелец — член рижской Ратуши Холендер — к разработке проекта привлек самого известного рижского архитектора того времени Кристофа Хаберланда.

"Среди руководителей строительных работ тогда было много военных инженеров, — поясняет директор Дома Черноголовых, искусствовед Оярс Спаритис. — После Северной войны у населения появляется все больше средств, но состоятельных бюргеров уже не устраивают обычные коробки, им хочется выделяться на фоне других. Хаберланд уловил это настроение".

Гравюра 1816 года сохранила облик особняка. Четырехэтажный, с высокой мансардной крышей, он считался примером так называемого бюргерского классицизма. Яркой деталью фасада были солнечные часы между вторым и третьим этажом, а по периметру здания установили "живые" чугунные столбики — с физиономиями.

Камарины основали фирму еще в 1808 году и вскоре купили участок по соседству с престижным домом. Дела шли в гору, земля в Московском форштадте их не устраивала, а купить дом побогаче в центре долго не удавалось. Возможность представилась лишь в 1872–м, когда наследники Холендера решили продать старинный особняк. Через три года новые хозяева перепроектировали дом: он стал чуть ниже, но просторнее — Камарины расширили его за счет своего первого участка. На дореволюционных фотографиях хорошо видны изменения.

Весь нижний этаж просторного особняка занимали торговые помещения. Там был не только магазин, но и оптовый склад. Камарины были купцами 1–й гильдии, а согласно российской табели о рангах купцы 1–й гильдии должны были не просто иметь магазины, но также вести оптовую торговлю.Что же продавали Камарины?

В рижской адресной книге за 1908 год сказано, что "это единственное место в Риге, где можно купить профессиональные и специфические лаки и краски". Управляющие заводами приходили сюда за химикатами, необходимыми для производства стекла, спичек, мыла. Экономки богатых рижских домов — за изысканным туалетным мылом, солью для ванн, моющими и дезинфицирующими средствами. Франты за "колониальным товаром" — одеколоном, ароматическими маслами. Людям попроще тоже было что купить — там продавался недорогой табачок.

Одним из основателей династии был Павел Герасимович Камарин — на его имя и оформлена купчая на дом. В 1890–е дела уже вел его сын Николай. В 1890–м он становится депутатом городской думы, мировым судьей. Чтобы сохранить магазин при усиливавшейся конкуренции, Николаю не раз приходилось закладывать дом под кредиты. Суммы по тем временам серьезные — от 15 до 30 тысяч рублей. Магазин удалось отстоять.

Но как бы ни шли коммерческие дела, Камарины никогда не отказывали в помощи другим. Меценатство было в крови у старых русских. Камарины в числе других известных купцов содержали летнюю колонию на взморье, в Новом Дуббельне (Яундубулты) — для детей малоимущих и сирот. Жена Николая, Александра, была членом попечительского совета известной благотворительной организации — Домского Красного Креста. Помогали становиться на ноги Камарины и тем русским, у кого была коммерческая жилка. В 1870–е в их доме появился повар Николай Антонов, приехавший в столицу Лифляндии из тамбовской глубинки. Скопив деньжат, в начале ХХ века он уже открывает собственное дело — гостиничное. Сын Николая Сергей Антонов впоследствии стал одним из самых известных архитекторов довоенной Латвии.

Современники вспоминали, что Камариных часто можно было увидеть в немецком клубе Ressourse, который находился на месте нынешнего Музея оккупации. На первом этаже этого здания еще с начала XIX века находились русские меняльные конторы. Русское купечество часто собиралась там, чтобы поговорить "за жизнь". Своего клуба в центре долгие десятилетия у русских не было.

Квартиры на верхних этажах особняка Камарины сдавали в аренду. На рубеже столетий здесь располагалась и редакция известной латышской газеты Dienas Lapa. Аренда ей обходилась в 700 рублей в год. Конечно, издатели могли подыскать в предместьях помещения вдвое и даже втрое дешевле, но именно "камаринский офис" поднимал престиж газеты.

Во времена довоенной Латвии часть помещений Камарины сдают в аренду под небольшие лаборатории, мастерские. В 1927 году некто Павел Радкевич открыл здесь химическую лабораторию для изготовления чернил, а в 1941–м Мозус Лосос мастерскую по ремонту радиоаппаратуры. Сами Камарины в 1933–м основывают химическую косметическую лабораторию, в которой работали 5 человек. До войны в доме располагалась и фирма ValdemАra sals maltava, а также библиотека Министерства образования.

С 1927–го на фасаде известного магазина появляется новая вывеска — Brali Kamarini. Это было торгово–промышленное акционерное общество, которое продавала не только краски и химикалии, но и лекарства.

Дом Камариных, как и вся Ратушная площадь, погиб под немецкими бомбежками в июне 1941–го. Сведениями о дальнейшей судьбе Камариных я не располагаю. Говорят, что наследники династии покоятся в Риге на Покровском кладбище, но плит с этой фамилией не сохранилось.

А в 2000 году на месте дома Камариных было построено современное здание. С историческим особняком ничего общего, однако в народе его по–прежнему называют "Дом Камарина". В Риге жили люди и побогаче, но мало кому выпала такая честь.