Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Рута Марьяш
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Владимир Глаголев - дирижер в Украинском обществе

Владимир Глаголев - дирижер в Украинском обществе

Елена Антимонова (1993)

Светлана Хаенко

"Даугава" №5, 1993

Лауреат II и VIII Вильнюсских биенале Елена Антимонова большинству читателей известна как серьезный изысканный график. С ее творчеством знакомы не только жители республик Балтии, но и любители искусства Польши, Италии, Швейцарии и Финляндии, где прошли ее персональные выставки. В последнее время Елена Антимонова увлечена акварелью. Однако и в графике и в акварели зрителей привлекает какаято особая, присущая лишь работам Антимоновой, таинственная жизнь вещи и живой натуры. Их порой острые игры завораживают, а смена мест полна неизъяснимого обаяния. Вокруг нее шлейф вещей, документально или исторически точных, шлейф романтических атрибутов, завитков, растений, раковин и зверья, а центр Вселенной — Она, обнаженная женская фигура, очерченная певучей и четкой замкнутой линией. Что это для художницы — женский нарциссизм или дань натуре, которая всегда под рукой? Утверждение своего женского типа или стриптиз на сцене искусства? Что это театр — сомнений не вызывает. А сценой служит плоскость листа, на которую свободно ложится виньеточная композиция с педантично точной проработкой декораций. Тела же подчиняются женской фантазии режиссера, работая по ее желанию на метафору или аллегорию, играя в чув
ственность, простодушие или высшее знание. На поверку же это женское существо, замкутое внутри очерчивающей его линии, всегда остается загадкой, «вещью в себе» во всех своих ипостасях.
Спектакли сменяются один за другим. И каждый новый таит в себе начало следующего, где это женское тело вновь выступает в роли модуля психологического, пространственного и эстетического отношения к миру. Так было.
Но года полтора назад в экслибрисы и станковую миниатюру Елены Антимоновой проникает маска. Маска на том же самом женском существе, которому на этот раз вздумалось озадачить нас сразу несколькими душевными состояниями. И принесла эти маски поездка в Венецию. Для художницы Венеция обернулась образом прекрасной, очень немолодой и много видавшей женщины, за пышными нарядами, гримом и веерами которой уже едва угадывается плоть. Но любовь ее — это уже приобщение к чему-то высшему. Действительно, у художницы не нашлось и мгновения для прозаического взгляда. Говорят, в период карнавалов в Венеции сыро и слякотно. Но скачет по лужам Коломбина, как некое «я» художницы, выплескивая летящий точно брызги шампанского восторг от встречи с дивной красотой этого города. С его блеском, золотом, мишурой и тайной трагедией. Там была куплена странная кукла в парчовом наряде. Там же впервые пришло ощущение, что и вещи могут говорить, если художник в состоянии насытить пространство собой. И вещи в ее графических листах начинают перемещаться, выходить на первый план, сначала прикрывая, а затем и закрывая, точно забралом, человеческое существо. Листы эти выполнены тщательно, с какой-то особой изобразительной въедливостью, заставляющей нас разглядывать каждую вещицу, вникать в ее тайный смысл. Мирискусники давно открыли способность узорной ветоши из антикварной лавки трогать душу. Особенно, если этот старинный хлам — безделушка с человеческим лицом — кукла, маска, статуэтка.
И в этом любовном воскрешении традиции неожиданными даже для самого автора стали ее акварели. Цветы, маски, куклы. Почти забытая классическая акварель с мерцающим рисунком, прозрачной легкостью цвета, освещаемого как бы изнутри сверкающей белизной бумаги. И удивительная нежность, уводящая художницу от порой вычурной усложненности к абсолютной ясности и простоте.