Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Съезд духовенства и мирян в соборе Рождества Христова в 1929 году

Съезд духовенства и мирян в соборе Рождества Христова в 1929 году

Свидание в Ерсике

Александр Гурин

Глава I. Вызов

Прочитав послание, епископ Альберт возмутился: его, властителя Ливонии, заставляли отправляться в дальний путь, словно безродного мальчишку. Основатель Риги с негодованием смотрел на гонца из Полоцка. На мгновенье захотелось приказать воинам схватить его, обезглавить на рыночной площали. Тот стоял, словно не замечая гневного взгляда хозяина Риги: невозмутимый, усталый от долгой дороги. Епископ подавил недостойное желание казнить посланника. Сумел изобразить улыбку на лице, произнес тихим голосом (князь Владимир послал с письмом дружинника, понимающего язык немцев):

- Тебя отведут отдохнуть. Когда я напишу ответ, поедешь домой.

Как только гонец ушел, епископ не задумывался, у кого первым просить совета. Он велел немедленно послать за эстляндским епископом Теодорихом – самым энергичным и предприимчивым из всех ливонцев. Не прошло и нескольких минут, как Теодорих предстал перед своим бывшим начальником.

Не удивляйтесь, читатель, что Его Преосвященство прибыл так быстро. Шел 1212 год, и бывший аббат монастыря в Даугавгриве всего несколько месяцев исполнял новые для себя обязанности. Точнее - не исполнял. Он должен был проповедовать в земле эстов католичество. Но, мало того, что воинственные эсты не пускали к себе католических проповедников и рыцарей воинства Христова. В 1211 году эстский вождь Лембит дошел до Сигулды и осадил в Торейде самого верного друга немцев во всей Ливонии, вождя ливов Каупо. Деревянный замок ливов выдержал осаду, но, уходя, эсты насильно увели с собой из окрестных сел немало плачущих ливских девушек – сигулдским красавицам предстояло рожать детей для горячих эстских парней, предпочитавших иметь по нескольку жен. В 1212 году эсты ранней весной добрались аж до устья Лиелупе. И вновь они уводили с собой скот и молодых женщин, а захваченных в плен врагов с шуточками и прибаутками поджаривали на кострах, словно поросят.

Епископ Теодорих справедливо решил: если он отправится проповедовать, его чего доброго привяжут за руки и за ноги к шесту и зажарят, как борова на вертеле. Сочтя такую смерть недостойной христианина, Его Преосвященство предпочел оставаться в замке властелина Риги епископа Альберта.

Видя какое хмурое лицо у епископа Альберта, Теодорих поинтересовался:

- Плохие новости?

- Полоцкий король прислал письмо. Он называет меня своим вассалом и предлагает явиться в латгальский хамок Ерсику, дабы я объяснил, почему перестал отсылать дань, которую клятвенно пообещал выплачивать два года назад.

Эстляндский епископ задумался.Разговор предстоит серьезный. Однако, пара кружек пива сделает его более приятным. Альберт Буксгевден поморщился: а как же обет воздержания? В конце концов, какой пример Теодорих подает членам Ордена Воинства Христова, который сам же и основал! Кликнув слугу, рижский епископ велел принести кружку пива для Теодориха и чашку воды для себя.

Отхлебнув пива, Теодорих почтительно поинтересовался:

- Что вы намерены делать, Ваше Преосвященство?

- Даже не знаю, куда ехать, то ли в Ерсику, то ли в Германию, собирать вооруженных паломников.

- Но вы только что вернулись из Германии и вторично паломников собрать не удастся!  Надеюсь, однако, Ваше Преосвященство больше не желает платить дань?

- Ох, если бы я только мог ее платить! Но ливы и без того ропщут. Мне пришлось, как ты знаешь, заменить церковную десятину небольшой мерой зерна с крестьянского двора, но ливы все равно недовольны и вот-вот восстанут. Я не могу верить даже старейшине Руссину, лишь верный Каупо вне подозрений. Один раз я уже заплатил королю Вольдемару за ливов собственными деньгами, но у меня не хватит серебра, чтобы платить за них постоянно. А сами они не желают платить дань двум господам и готовы отвергнуть меня, если я буду собирать деньги и для короля Волдемара!

- Вы готовы к войне, Ваше Преосвященство?

Альберт вздохнул, и впервые Теодорих услышал в этом вздохе что-то стариковское.

- Эст Лембит готов и дальше выжигать кресты на спинах христиан Ливонии. А вспомни, как курши, два года назад осадили Ригу. Лишь чудо спасло город, и день, когда язычники сняли осаду, рижане отмечают теперь, словно Пасху или Рождество. А тут еще русский король с немалым войском!

- Сколько раз уже промысел Божий спасал нас. Уверен: мы не погибнем, даже случись еще одна война. Но нельзя ли договориться с королем? Разве нет у нас и у русских общих врагов?

- Да как можно о чем-либо говорить с этим королем? В конце концов, Ливонию признал моей сам германский император. Он же вызывает меня в замок Ерсику, словно князь Висвалдис Ерсикский не мой вассал и земля латгалов – полоцкая, а не моя. Главное же, мне, епископу и суверену, основателю Ливонии, создателю целого государства, этот русский отдает приказы, словно собственному пажу! Что нам делать Теодорих?

Альберт закончил и стал гадать, о чем именно задумался эстляндский епископ Теодорих. Молчание затягивалось...