Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Литературные мистификации с российскими корнями (литературно-историческая миниатюра)

Виктор Грибков-Майский (Россия)

 

Самой известной мистификацией в истории русской литературы, безусловно, остается Козьма Прутков, чьи произведения стали появляться в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 5060-е годы XIX века.

 

Вымышленный «портрет» Пруткова, созданный Львом  Жемчужниковым, Александром  Бейдеманом и Львом  Лагорио

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хорошо известны и авторы этой мистификации: поэты Алексей Толстой (наибольший в количественном исчислении вклад), братья Алексей, Владимир и Александр Жемчужниковы. Они серьезно подошли к реализации своей идеи, создали даже подробную биографию своего героя, из которой узнаем, что Козьма Петрович Прутков (1803 -1863) провёл всю свою жизнь, кроме детских лет и раннего отрочества, на государственной службе: сначала по военному ведомству, а потом по гражданскому. Имел поместье в хуторке «Пустынька» вблизи ж/д станции Саблино и т.д.

Наиболее популярными стали афоризмы Пруткова:

-  Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.

-  Если хочешь быть счастливым, будь им.

-  Гони любовь хоть в дверь, она влетит в окно и др.

Не менее  интересными оказались и стихи  Прутков.

 

      Мой портрет
        

Когда в толпе ты встретишь человека,

        Который наг;*

Чей лоб мрачней туманного Казбека,

        Неровен шаг;

Кого власы подъяты в беспорядке;

        Кто, вопия,

Всегда дрожит в нервическом припадке, —

        Знай: это я!

 

Кого язвят со злостью вечно новой,

        Из рода в род;

С кого толпа венец его лавровый

        Безумно рвет;

Кто ни пред кем спины не клонит гибкой,

        Знай: это я!..

В моих устах спокойная улыбка,

        В груди  — змея!

 

(* Вариант: «На коем фрак». (Примечание К. Пруткова

Первая публикация — в «Современнике», 1860, № 3)
Опыт этой литературной мистификации оказался настолько успешным, что сочинения Козьмы Пруткова издаются по сих пор, чего не скажешь о еще одной литературной мистификации, имя которой  Чарубина де Габриак. А как  удивительно красиво все  начиналось!

Анастасия Цветаева в своих «Воспоминаниях» так описала эту историю: «Ее звали Елизавета Ивановна Дмитриева. Она была учительница. Очень скромна, некрасива, невзрачна. Макс (поэт Максимилиан Волошин- Прим. В.Г.)  увлекся ее стихами, выдумал способ ей стать известной, создал миф об (испанке?) Чарубине де Габриак, и в сиянье этого имени, иноземности, воображенной красоты ее стихи взошли над Россией – как молодой месяц. А затем-затем люди все осквернили, уничтожили, а она больше не  стала писать стихов. Был жестокий день, когда – на вокзале – группа поэтов  ждала красавицу поэтессу с  пламенным  именем. Из вагона вышла незаметная маленькая женщина, - и один из ждавших, поэт! -повел себя недостойно,  непозволительно. Макс вызвал его на дуэль».

Еще один штрих к ее портрету -  семи до шестнадцати лет Дмитриева  страдала чахоткой, была прикована к постели, и на всю жизнь осталась хромой.

Лето 1909 Елизавета Дмитриева провела в Коктебеле, на даче у Волошина, где родилась совместная идея литературной мистификации, был придуман звучный псевдоним Черубина де Габриак и литературная маска таинственной красавицы-католички.

Успех Черубины де Габриак был кратким и головокружительным. И неудивительно, ведь она на самом деле писала замечательные стихи.

 

«В глубоких бороздах ладони...» 

В глубоких бороздах ладони

Читаю жизни письмена:

В них путь к Мистической Короне

И плоти мертвой глубина.

 

В кольце зловещего Сатурна

С моей судьбой сплелась любовь...

Какой уронит жребий урна?

Какой стрелой зажжется кровь?

 

Падет ли алою росою,

Земным огнем спалив уста?

Иль ляжет белой полосою

Под знаком Розы и Креста? 

(1909, Коктебель)

 

Но вскоре  ее разоблачили. Разоблачение Черубины состоялось в конце 1909. Первым  правду узнал поэт Михаил Кузьмин, сумевший узнать номер телефона Дмитриевой. Переводчик фон Гюнтер добился у Дмитриевой признания в обмане, и тайна стала известна в редакции «Аполлона»,  где она постоянно публиковалась. А  затем, как мы уже знаем, последовал оскорбительный выпад Гумилева в адрес Дмитриевой, который и привел  к вызову на дуэль Гумилева Волошиным.

Все это обернулось для поэтессы тяжелейшим творческим кризисом.

Елизавета Дмитриева (1887- 1928),  поэтесса, драматург, переводчик еще писала стихи и после этой злополучной истории, но добиться известности под своим именем ей так и не удалось.

В истории литературы есть еще один случай, который можно называть по-разному  - или мистификацией, или плагиатом. Началась эта странная  история в Грузии,   была связана с именем  азербайджанского поэта  Мирзы Шафи Вазеха (1792 или 1804 - 1852 ), а закончилась в далекой Германии.

В 1844 году в Тифлис (Тбилиси), в то далекое время это была столица Тифлисской губернии Великой Российской империи,   приехал немецкий литератор и ориенталист Фридрих Боденштедт, который вскоре познакомился  с Мирзой Шафи Вазехом, который работал здесь учителем.

Вернувшись в Германию,    в 1850 году  Боденштедт издал объемистую книгу «1001 день на Востоке» («Tausend und ein Tag im Orient»), часть которой посвящена Мирзе Шафи Вазеху. А в 1851 году вышла книга «Песни Мирзы-Шафи» («Die Lieder des Mirza-Schaffy») в переводе Ф. Боденштедта. Книга неожиданно стала необычайно популярной. Настолько популярно, что  ежегодно переиздавалась и была переведена на многие  европейские языки.

Самое интересное стало происходить потом. Через двадцать лет после смерти Мирзы Шафи Вазеха  Боденштедт издал книгу «Из наследия Мирзы Шафи», в которой объявил, что песни Мирзы-Шафи будто бы  являются не переводами стихов азербайджанского поэта, писавшего кроме своего родного языка еще и на персидском, а его, Фридриха Боденштедта, собственные произведения.

Наше небольшое эссе о самых известных литературных мистификациях закончим трагическим рассказом об истории под название «Эмиль Ажар». Мистификация.  В 1974 году писатель Эмиль Ажар публикует свой дебютный роман «Голубчик». Критики принимают его восторженно, а затем объявляется и автор, пишущий под этим псевдонимом, — это  молодой литератор Поль Павлович, племянник знаменитого писателя Ромена Гари (1914- 1980). Его второй роман «Вся жизнь впереди» получает Гонкуровскую премию, главную литературную награду Франции. Всего у Ажара выходят четыре романа.

Нельзя не сказать, хотя бы несколько слов о самом Гари, насколько интересной и удивительной была его жизнь. Настоящее имя - Роман Кацев) родился  Вильно в тогдашней Российской империи.  Существовала легенда, что его настоящим отцом является Иван Мозжухин, звезда российского немого кино. В 1928 году мать с сыном переехали во Францию, в Ниццу. Роман изучал право в Экс-ан-Провансе и в Париже. Кроме того, он обучался лётному делу, чтобы стать военным пилотом. Во время войны он воевал в Европе и Африке. После войны был на дипломатической службе. Его первый роман вышел в 1945 году. Вскоре он становится одним из самых плодовитых и талантливых французских писателей. Но вернемся к теме нашего рассказа. А именно к литературным мистификациям.

Однако вскоре  критики заподозрили неладное. Некоторые из них  сочли автором романов все того же Гари. Некоторые, но далеко не все. Дело в том, что к середине 1970-х Ромена Гари,  лауреата Гонкуровской премии, считали исписавшимся и выдохшимся.

Все окончательно стало ясно после публикации в 1981 году  эссе «Жизнь и смерть Эмиля Ажара», которое Гари написал за несколько дней до смерти.

Причиной глубокого душевного кризиса, приведшей Гари к самоубийству, послужило то, что вся  слава досталась в итоге не настоящему  Гари, а вымышленному Ажару. Хотя по существу Ромен Гари является единственным писателем, прилучившим Гонкуровскую премию дважды - в 1956 году под именем Ромена Гари за роман «Корни неба»  и в 1975 году под именем Эмиля Ажара за роман «Вся жизнь впереди»…Как показало время, жизнь у Эмиля Ажара оказалась недолгой.