Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П. Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Артур Приедитис
Валентина Прудникова
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Яна Рубинчик
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Михаил Тюрин
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
Алексей Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Учащиеся Вилянской русской основной школы, 1939 год

Богданов-Бельский и его удивительная судьба

Виктор Грибков-Майский (Россия)

Судьба многих людей искусства порой напоминает детективный роман. Что касается героя данного исследования, то судите сами, какой финал был у истории известного русского художника Н.П. Богданова-Бельского.  Николай Петрович в возрасте 76 лет гибнет под советскими бомбами 19 февраля 1945 года в Берлине. Как же и почему наш земляк оказался в таком ненужном месте и в ненужный час? Но давайте обо всем по порядку…

*** 

Н.П. Богданов-Бельский родился 8 (20) декабря 1868 года в селе Шитики Бельского уезда Смоленской губернии (ныне Оленинский р-н Тверской области). Фамилия художника говорит о многом, Богданов значит Богом данный, другими словами, незаконнорожденный. Он был сыном бедной батрачки из Бельского уезда. И жизнь изначально не предвещала ему ничего хорошего.

Но, рассказывая о судьбе этого человека, сразу приходит на память известная поговорка: «Талант себе дорогу пробьет». Хотя, может быть, талант этот так и остался никому неизвестным, если бы многие годы, практически с самого детского возраста, его не поддерживал  один человек. Имя этого человека - Сергей Александрович Рачинский (1833-1902).

О самом Рачинском, его семье и его делах написано очень много - настолько колоритной была эта личность. Но сегодня наш рассказ не только о нем.

В данной истории нас больше всего интересуют взаимоотношения между  одним из самых богатых людей этого края Рачинским и бедным, практически, нищим мальчиком.

Спустя много лет, став взрослым Николай Петрович нередко говорил, что «на дорогу» его вывел Рачинский, который был его учителем жизни. И, что всем он обязан ему.

Считается, что художественные способности у будущего художника стали проявляться довольно рано -  в возрасте 6-7 лет. В этом возрасте его и приметил Сергей Александрович. Примерно в 1874 году за четыре года до того, как Николай Богданов стал учеником в школе Рачинских.  

Хотя вполне возможно, что Рачинский мог и раньше знать о существовании Коли Богданова. Также, вполне возможно, Рачинский мог знать и его мать. Ведь села Шитики и Татево, фамильная вотчина семьи Рачинских, находятся  не  далеко друг от друга. Да и сама мать  Николая Петровича могла не раз бывать в огромном имении Рачинских, где всегда требовались рабочие руки.

Сегодня  от усадьбы  сохранились  замечательный пейзажный парк с прудами, различные полуразрушенные хозяйственные  постройки конца XVIII века, фамильный склеп Рачинских и та самая сельская школа Рачинского, которая работает и в наши дни, и куда попал одаренный мальчик по имени Николай Богданов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Школа им. С.А. Рачинского в Татево. Фото Ирины Ушаковой.

2. Усадьба Рачинских. Фото Ирины Ушаковой.

3. Остатки парка. Фото Ирины Ушаковой.

4. Остатки греческих вилл. Фото Ирины Ушаковой.

С осени 1878 по весну 1882 года  Николай Богданов посещал эту школу. Вся его  дальнейшая жизнь, вплоть до 1902 года – смерти Рачинского, прошла при самом живейшем участии последнего, в том числе и материальном. Известно, что Рачинский из своих средств выделил ему 25 рублей в месяц на содержание. Это были большие по тем временам деньги.  Не может не возникнуть ощущения, что это были совершенно особые взаимоотношения - отеческие, больше похожие на те, что возникают между отцом и сыном.

В 1881 году Рачинский отправил тринадцатилетнего паренька получать начальное художественное образование в иконописную мастерскую при Троице-Сергиевской лавре, где мальчик проучился два года. С 1884 по 1889 годы Николай Петрович уже учится в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где его учителями на пейзажном отделении были признанные мастера - художники В.Д. Поленов, В.Е. Маковский, И.М. Прянишников. А в 1894-1895 гг. Николай Петрович обучался в Высшем художественном училище при Академии художеств в Санкт-Петербурге в мастерской И.Е. Репина, а позже в мастерской Кармона в Париже.   

Отслеживая жизненный путь начинающего художника, невозможно отделаться от мысли, что этот путь был кем-то заботливо продуман. И этим кем-то, без всякого сомнения, мог быть только  Рачинский- педагог, ученый, а прошлом - профессор ботаники Московского университета, представитель самого родовитого дворянства России.
В свою очередь, об отношении Н.П. Богданова к своему благодетелю более чем  красноречиво говорят его полотна, а вернее целый цикл картин, посвященных любимому детищу Рачинского - его школе.

В 1890-90 -х годах художник создает: «Устный счет» (1896), «У дверей школы» (1897), «У больного учителя» (1897), «Проба голосов» (1899), «Сочинение» (1903), «Дети на уроке» (1903), «Между уроками» (1903) и др.

А  открывает этот цикл,  картина «Воскресное чтение в сельской школе» (1895, Государственный Русский музей), на которой мы видим любовно написанный портрет С.А. Рачинского. И это тоже, наверное, не совсем, случайно.

За все годы работы школы у  Рачинского было много учеников, но таких близких и доверительных отношений у него ни с кем  больше не сложилось. Хотя и была одна история, которая могла привести к разрыву между Рачинскими и Богдановым, но не привела. Речь идет о приемной дочери родной сестры Сергея Александровича Варвары Александровны – Ольге, которая работала медсестрой в больнице Рачинских.

Молодые люди, Николай и Ольга, полюбили друг друга. Казалось, что их благодетели должны были бы только порадоваться за своих подопечных и с легким сердцем благословить этот брак. На деле же все вышло совсем иначе. Считается, что именно Варвара Александровна была категорически против этого брака из-за «плебейского» происхождения Николая, и после разговора с ней с глазу на глаз  Богданов уехал из Татева и прекратил  попытки добиться руки и сердца своей возлюбленной.

Но то, что произошло дальше, еще более удивительно. Со временем Николай и Ольга  не только не позабыли друг друга, но и многие годы продолжали …дружить семьями.

Что же на самом деле могло стать непреодолимым препятствием  для этого брака, как со стороны  Рачинских, так и со стороны  молодых людей? И здесь мы должны вспомнить о том, что Рачинские были глубоко верующими людьми. И не просто верующими, а религиозными. И если мы предположим, что Николай был пусть и внебрачным, но родным, сыном Сергея Александровича, а Ольга, пусть и неродной, но, все же, дочерью Варвары Александровны, то, ни о каком браке между, по сути, родными людьми, не могло быть и  речи.  Других  детей у Рачинских не было. Именно об этом, на наш взгляд, и шла речь во время разговора между Варварой Александровной и Николаем. А если так, то все сразу встает на свои места…   

Рачинский умер в 1902 году. Можно только догадываться, какая эта была утрата и личная трагедия для Богданова, если сразу после смерти Сергея Александровича он подает прошение на высочайшее имя с просьбой присоединить к его сиротской фамилии «Богданов» еще одну – «Бельский».

Все исследователи жизни и творчества художника считают причиной выбора этой фамилии то, что Бельский уезд был его родиной. На наш взгляд – это только часть правды.  Другая же часть снова вернет нас к семье Рачинских. Дело в том, что Екатерина II подарила в свое время Бельский уезд одному из своих фаворитов, князю Потемкину. А предок Рачинского - Антон Михайлович Рачинский (1769-1825) -  генерал-майор,  петербургский полицмейстер, тайный советник был женат на одной из дочерей Потемкина - Ольге, и получил часть Бельского уезда  в приданое за своей женой. Так что все Рачинские имели полное право именовать и «Бельскими».

Николай II не возражал. И с 1903 года, когда  художник стал академиком, в истории русской живописи появилось новое имя – Богданов-Бельский. Справедливости ради нужно сказать о том, что к этому времени Николай Богданов уже был модным столичным  портретистом. А в 1899 году его пригласили написать портрет  императрицы Марии Федоровны. Мы можем лишь предположить, кто именно помог попасть безродному художнику в столь высокое общество.

А то, что он был принят в этом обществе - не вызывает никакого сомнения. Кисти художника принадлежат портреты Николая II, великого князя Дмитрия Павловича, князя Ф. Ф. Юсупова и др.

Богданов-Бельский любил малую родину и часто приезжал сюда в свое имение Давыдово. Некоторые исследователи считают, что он купил это имение в 1898 году на заработанные от продажи картин деньги. Но, вряд ли,  30–летний начинающий художник, пусть даже очень успешный и талантливый,  мог позволить себе такое.  Больше доверия вызывает другая версия – это Рачинский подарил Давыдово матери Богданова-Бельского, которое также оказалось в непосредственной близости от его Татево, всего в  12 километрах. Ведь всем было понятно, что  он не мог назвать Николая среди своих официальных наследников…

А в 1914 году Богданов-Бельский становится действительным членом Академии художеств. Это время настоящего творческого расцвета. Художник много работает и хочет сделать еще больше….Но сначала наступает  Первая мировая война, а следом - Октябрьская революция. Творчество Богданова-Бельского плохо вписывается в постреволюционное искусство Советской России. Приходят мысли об эмиграции, и вскоре он покидает Родину.  

Но справедливости ради надо сказать, что до эмиграции он предпринял  попытку найти свое место в новых условиях у себя на родине.  В 1918 году В.К. Бялыницкий-Бируля и Н.П. Богданов-Бельский, совместно с другими художниками, подготовили и провели в Твери Передвижную художественную выставку. А затем на даче «Чайка» (ныне Удомельский район) были открыты художественные мастерские, где детей из окрестных деревень обучали ремеслам.  3 февраля 1919 года мастерские эти получили официальный статус «государственных художественных мастерских». Но, как показала жизнь, это была лишь отсрочка.

С 1921 года Богданов-Бельский живет за границей.
В  Латвии начинается новый двадцатилетний период в творческой биографии художника. Он не только много пишет и выставляется, но и активно  сотрудничает с русской эмигрантской прессой, в т.ч. с журналами «Слово» и «Перезвоны».

Среди его многочисленных работ есть цикл картин «Дети Латгалии», он пишет пейзажи Латвии и  портреты ее жителей. Такая преданность новой родине не осталась незамеченной со стороны правительства Латвийской республики. В 1936 году в связи с пятидесятилетием творческой деятельности  Богданов-Бельский был награжден латвийским Орденом трех Звезд третьей степени. 70-летний юбилей художника в 1938 году  был отмечен персональной выставкой и благожелательными отзывами прессы.

А затем, казалось бы налаженная жизнь, вдруг пошла под откос – началась Вторая мировая война.

***

Прекрасные самобытные  работы художника можно увидеть не только в многочисленных музеях и частных собраниях, но и  на самых крупных мировых аукционах «Кристи» и «Сотбис». Успех не оставляет художника и сегодня. Спрос на его произведения стабильно высок. Все это само по себе о уже говорит о многом.

        Свое последнее прибежище художник нашел в Берлине на русском кладбище Тегель (Виттенштрассе, 37).

Библиография

1. Д.Л. Подушков «Академик живописи Николай Петрович Богданов-Бельский (1868 – 1945)» . Журнал «Удомельская старина», № 31.

2. http://ru.wikipedia.org/

3. http://litmap.tvercult.ru/bogdanov-belsky

4. http://www.bibliotekar.ru/kBogdanov/

5. http://artcyclopedia.ru/bogdanov-belskij_nikolaj_petrovich.htm