Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Жители Латгалии встречают советских солдат. Фото В.Гребнева.  LVKFFD arhīvs

Жители Латгалии встречают советских солдат. Фото В.Гребнева. LVKFFD arhīvs

Спецслужбы берут под контроль учёных

Александр Гапоненко

«Ves.LV»

14.02.2013

 

На 14 февраля в повестку дня латвийского сейма включено рассмотрение дополнений к закону «О научной деятельности» (далее Закон).

Главным содержанием одобренных Комиссией по образованию, культуре и науке и вынесенных на пленарное заседание в последнем чтении поправок является установление тотального контроля латвийских спецслужб за научной деятельностью.

В соответствии с поправками в параграфе 2 Закон будет теперь «укреплять государственную заботу о науке, как об особо важном факторе не только общественного развития, но и национальной безопасности». Осуществляться эта «забота» будет следующим образом.

В Латвийский совет по науке вводится представитель латвийских спецслужб, который будет давать свои оценки научным работам и оказывать влияние на принимаемые академиками и профессорами решения. Директоров исследовательских институтов обязуют информировать спецслужбы о проводимых научных исследованиях и о тех исследованиях, на которые еще только поданы заявки на финансирование. Кроме того, в «компетентные органы» надо будет сообщать об участии иностранных ученых в проводимых в Латвии исследованиях и об участии сотрудников местных институтов в научных проектах, осуществляемых за рубежом. Предусмотрена возможность запрещать научные исследования, если они, по оценке спецслужб, могут угрожать национальной безопасности. Государственные и частные научные учреждения должны регистрироваться в специальном Регистре научных учреждений. Однако если в распоряжении спецслужб есть информация, что деятельность исследовательского института угрожает национальной безопасности, то он может быть исключен из соответствующего регистра. Это новшество лишит НИИ права на получение государственных дотаций, права на участие в местных конкурсах и международных конкурсах, предусматривающих дотации из местных бюджетов, права на ведение преподавательской деятельности и на участие в повышении научной квалификации.

Латвийские спецслужбы получат возможность взять под свой контроль все НИИ, универcитеты и всех работающих в них ученых и преподавателей, будут самостоятельно определять целесообразность проведения научных разработок и запрещать те из них, которые им покажутся вредными. Научной компетенции у латвийских джеймсбондов, конечно же, нет ни на грош. Поэтому все решения они будут принимать не по критериям научной, а по критериям политической целесообразности исследований. Задавать эти критерии будет нынешняя правящая элита, а спецслужбы будут только выступать в ее руках карающим мечом.

Правящие испугалась того, что научное сообщество стало их в последнее время остро критиковать за то, что они завели страну в социально–экономический тупик. Ранее научное сообщество уже подвергалось со стороны правящей элиты этническим и языковым чисткам и это обеспечило его временное молчание. Теперь стали бунтовать латышские ученые и старого оружия для их усмирения оказалось недостаточно.

Казалось бы, действуйте в рамках Закона о национальной безопасности, Закона о государственной тайне, Закона об учреждениях национальной безопасности, Закона о бюро по защите Сатверме. Однако все эти законы написаны в соответствии с 113–й статьей Конституции ЛР, которая не позволяет ограничивать свободу научного творчества, а за изменениями законов о спецслужбах тщательно следит международная общественность. А вот Закон о научных учреждениях можно легко переписать и с вольнодумцами по–тихому расправиться. Не придется затруднять себя соблюдением различного рода правовых процедур, можно будет избежать контроля со стороны прокуратуры, не надо будет отправлять наспех сшитое дело в суд, который его еще может вернуть обратно. Словом, удастся совершить то, что на языке ученых–политологов называется внесудебная расправа.

Продвигаемые комиссией по образованию, культуре и науке под руководством И. Друвиете (кстати, она бывший академический научный сотрудник) поправки к Закону о научной деятельности полностью разрушают академическую свободу. Вот как это понятие определяет Британская энциклопедия. «Академическая свобода — права преподавателей и научных сотрудников, в частности, в институтах и университетах, развивать свою область знаний и выражать свою точку зрения без боязни притеснений или увольнения с работы. Эти права основываются на положении, что открытость и свобода исследований в пределах области специализации преподавателя или ученого необходимы для успешного добывания знаний и существенны для надлежащего исполнения образовательных функций».

В Средневековье определением вины ученых занимались Святая инквизиция или уполномоченные ею на то чиновники — своеобразные средневековые спецслужбы. Признания выбивали посредством длительного заключения в тюрьму, дыбы и тому подобных приспособлений.

Похоже, что в столице Латвии хотят возродить славные средневековые традиции и начать новую охоту на ведьм — женщин и мужчин, латышей и инородцев, ученых и просто умных людей. Главное ведь — не допустить вольнодумства, не дать разрушить так тщательно создаваемую последние два десятилетия этнократическую мифологию.

Президент Института европейских исследований