Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Бойцы Латышского стрелкового корпуса возвращаются в Ригу после окончания боевых действий в Курляндии, май 1945

Бойцы Латышского стрелкового корпуса возвращаются в Ригу после окончания боевых действий в Курляндии, май 1945

«НО СЛИШКОМ РАНО ТВОЙ УДАРИЛ ЧАС...» (памяти В. В. Преображенского)

Елена Францман

Опубликовано в сб.: Жизнь, смерть, жизнь (из незабываемого страшного прошлого). - Рига: Рижский мемориал. - Изд-во "Лидумс", 1993.

 

Один из моих любимых учителей, талантливый препода­ватель и известный общественный деятель в Латвии Васи­лий Васильевич Преображенский ночью 14 июня 1941 года без суда и следствия был арестован и депортирован из Риги. 

Вся его жизнь в основном была связана с Латвией, с Ригой. Уже с 1930 г. В.В. Преображенский был приват-доцентом Русского института университетских знаний в Риге.

Сын протоиерея, Василий Васильевич Преображенский родился 27 июня 1897 года в г. Риге. Учился он в Рижской Александровской гимназии, которую окончил в 1915 году с золотой медалью. В этом же году он поступил в Юрьев­ский (Тартуский) университет на историческое отделение историко-филологического факультета. С 1915 по 1918 гг., с перерывом в один семестр из-за военной службы, был студентом Юрьевского университета до эвакуации его в Воронеж. После двухлетнего перерыва, в течение которого он был штатным псаломщиком в Юрьевском Успенском соборе, продолжал высшее образование в основанном тогда Латвийском университете (1920—1925). В 1926 году он завершил свое высшее образование в Праге и после сдачи соответствующих экзаменов и представле­ния кандидатской работы на тему «Нероново гонение на христиан» был удостоен диплома I степени Пражских уни­верситетов (так они числились до их коренной реоргани­зации).

В 1930—1932 гг. он сдавал экзамены на звание магистра по всеобщей истории в Софии и Праге, после чего про­читал на публичном (факультетском) заседании Пражской русской академической группы две лекции для получения звания приват-доцента по своей специальности (15 де­кабря 1932 г.). Темы его лекций: 

1. Нероново гонение на христиан.

2. О происхождении христианства и историчности лич­ности Христа. 

С 1920 по 1936 год Василий Васильевич работал препо­давателем истории и латинского языка в русских рижских гимназиях, в том числе в гимназии О.Н. Лишиной (1920—1930 гг.), в гимназии Л.И. Тайловой (1926— 1931 гг.) и в Правительственной гимназии (1924—1936 гг.). По рассказам его учеников, Василий Васильевич обладал удивительным даром увлекать учащихся: даже, казалось бы, скучную и чуждую грамматику латинского языка он оживлял и сведениями из истории, и шутками, сравнени­ями. Его ученики через много лет могли без труда проспря­гать любой латинский глагол или прочитать наизусть оду Горация «Ехеgi monumentum» («Я памятник воздвиг. . .»). 

В 1936 году решением Министерства просвещения Васи­лий Васильевич был лишен права преподавания. Это было связано отчасти с его церковно-общественной деятель­ностью (в качестве члена местного собора духовенства и мирян), вследствие защиты прав и независимости церкви и осуждения нового курса вообще, а также, по-видимому, из-за некоторых его высказываний на уроках, которые не соответствовали политической линии правительства того времени.

В Риге в русской общественной жизни Василий Василь­евич Преображенский принимал самое деятельное участие и как член всех Комитетов по устройству Дней русской культуры, и как лектор (я бы сказала — оратор) на тор­жественных актах, а также как, фактически, единоличный редактор или председатель редакционной коллегии печат­ных изданий Комитета по устройству Дней русской куль­туры.

В. В. Преображенский был глубокоубежденным христи­анином, осознанно глубоковерующим ученым и человеком. Он неоднократно выступал как лектор на церковноисто­рические, религиозно-философские и национально-культур­ные темы как в Риге, так и в Ревеле (Таллинне), в Нарве, в Юрьеве (Тарту), во Львове, а также в Софии (на  V съезде ученых) и в Праге. Им написан ряд статей в различных изданиях (в «Русском голосе» во Львове, в изд. «День русской славы» в Белграде и др.). Кроме того, были напечатаны самые различные статьи и отдельные брошюры.

1. «Светлой памяти проф. В. В. Болотова». Рига, 1929 г. (отд. брошюра). 

2.«Русская дальневосточная политика» в изд. «Труды V Съезда Русских академических организаций за  границей», София, 1932 г.

3.«Русская культура и национальное самосознание» в сб. «Русский день», № 8, Рига, 1932 г. (Эта же ста­тья в переводе напечатана на сербском языке в сбор­нике «Русско-Иугословенски альманах», 1934 г.

4.«Конец XII — начало XIII вв.» в сборнике «Русские в Латвии», Рига, 1939 г., там же.

5.«Национальное самосознание у русских в Латвии».

6.«Воля в жизни русского меньшинства в Латвии», сб. «Русские в Латвии», II ч., Рига, 1934 г.

7.«Христианство и дохристианские религии», Рига, 1934 г. (отд. книжка, изд. Русск. правосл. студенч. единения).

8.«Русский религиозный опыт и св. Русь» в журнале «Вера и жизнь», Рига, 1935 г. № 6 (а также — в бо­лее распространенном виде в Белграде).

9.«Заветы — основы русской культуры», Печоры, 1937 г.

10. «О Пушкине» в сб. «День русской славы», № 7, 1937 г.

 

Кроме того, в русских газетах в Латвии постоянно печа­тали статьи В. В. Преображенского по самым различным вопросам, в основном — религиозного содержания, как, например: «Христос и христианство», «Кесарево — ке­сарю, Божье — Богу» и др., в основном в газете «Се­годня». (Все эти труды были за подписью: магистр исто­рии В.В. Преображенский, это звание было присуждено ему в Праге.) 

В. В. Преображенский, будучи сам глубоковерующим че­ловеком, старался приобщить и других, особенно моло­дежь, к изучению вопросов религии. Им был создан кру­жок при Рижском православном студенческом Единении, цель которого была — изучение и анализ евангельских текстов. Вот основные темы, на которые было обращено его внимание:

1. Место и время написания Евангелий.

2.Круг читателей Евангелий.

3.Авторы и цель произведения.

4.Источники (исторические данные).

5.Любимые слова и выражения авторов.

6.Лица, упоминаемые в Евангелиях.

7.Самосвидетельство Иисуса Христа 

и другие темы. Что было замечательным в этих заня­тиях — серьезное изучение фактов путем использования самых достоверных, серьезных исторических данных пе­риода возникновения христианства и современных ученых. 

С Василием Васильевичем Преображенским у меня свя­зано много личных, самых светлых воспоминаний юности. И это не только воспоминания, именно под влиянием его личности, его глубокой убежденности были заложены ос­новы мировоззрения, отношения к жизни, к людям. И это глубокое понимание жизни как служение добру и людям осталось у меня на всю жизнь. 

Я училась в гимназии О. Н. Лишиной. В 1926 году, когда я перешла в 7-й класс, историю нам стал преподавать В.В. Преображенский. С первого урока всех поразило совершенно непривычное отношение серьезного препода­вателя к нам, как к собеседникам. Мы сразу почувство­вали себя старше и, казалось, даже умнее. 

Когда я через много, много лет сама стала педагогом и писала об учителях-новаторах, которые находят живые формы работы с учащимися, я снова и снова вспоминала нашего учителя истории В.В. Преображенского и поняла, каким замечательным педагогом он был. Сначала нас по­разило то, что Василий Васильевич не просто преподавал, то есть знакомил с историческими событиями, — он всегда организовывал работу в классе так, чтобы мы принимали сами активное участие в решении сложных вопросов вза­имоотношений между государствами, различными направ­лениями в той или иной стране. Так, при изучении истории Греции в период с 331 по 395 год мы становились поддан­ными, учеными, философами, деятелями искусства Греции того времени. «Обязанности», как их называл Василий Ва­сильевич, он распределял частично сам (соответственно с интересами, знаниями разных учениц) или же позволял выбирать нам самим. Мы принимали участие в завоева­ниях Александра Македонского, боролись за создание но­вой столицы — Александрии. Кто-то из нас ведал вопро­сами создания архитектурных сооружений, кто-то создавал непреходящие творения в области скульптуры, кто-то «пи­сал» законы. Материалы (как теперь мы называем — «наглядные пособия») мы могли подбирать сами у Василия Васильевича (конечно, под его ненавязчивым руко­водством), мы могли в любое время прийти к нему домой; и брать альбомы, репродукции картин, книги.

А через месяц, а может быть, два или три мы превра­щались в римлян, которые завоевывали Грецию. 

Помню, как в 9-м классе Василий Васильевич «делил» нас на феодалов и вассалов, на капиталистов и рабочих.. Даже, когда речь шла о парламенте в Англии, и тогда мы были представителями разных палат и должны были от­стаивать свои «позиции». И так на всех уроках истории мы жили в ту эпоху, которую изучали, принимали самое живое участие в той борьбе, которая шла в изучаемый пе­риод в той или иной стране, государстве. И я не помню, чтобы мы заучивали даты. Просто Василий Васильевич во время урока напоминал: «А вы, господа, не забыли, какой у нас год?» или «А вы сознаете, в какой период вы живете?», «Живите же интересами народа!». Вот такие его реплики остались в памяти. 

Василий Васильевич организовывал экскурсии. И опять очень серьезно готовил нас к ним. Помню экскурсию в Сигулду. Мы должны были знать много об истории Латвии, о том, какое значение имели пещеры, и, когда мы пришли в Гутмановскую пещеру, мы были не ученицами, а иссле­дователями, каждая со своими заданиями. Исключительно серьезной, оставившей глубокое впечатление, была экскур­сия в Печоры. 

И еще одно направление деятельности Василия Василье­вича. Помню, это было в начале учебного года в 9-м классе. В связи с ознакомлением с деятельностью Мар­тина Лютера мы принимали участие в сравнении основ­ных положений лютеранского и православного вероиспо­ведания. После урока Василий Васильевич подозвал меня и предложил прийти на занятие в кружке им. проф. Бо­лотова. Этот кружок был при Русском православном сту­денческом Единении. В нем принимали участие учащиеся старших классов и уже окончившие школу. С тех пор я стала членом «Болотовского кружка», которым руководил В.В. Преображенский. 

До тех пор я ходила в церковь с мамой; в гимназии мы всегда перед началом занятий собирались по классам в зале на общую молитву, но это все было что-то привыч­ное, неосознанное, как традиция, как обычай.

Впервые на занятиях Болотовского кружка я стала осо­знавать значение веры, начала понимать значение, суть религии. Что было главным на этих занятиях? Мы изучали   историю религии. Читали, делали сообщения о различных религиозных направлениях. Но особенно меня увлекло изучение исторических документов, связанных с жизнью Христа. Тогда, в 1929 или 1930 году, меня поразила воз­можность доказательства истинности тех фактов, о кото­рых повествовалось в Евангелии. И вот с тех пор мое вос­приятие религии, веры, которую раньше многие называли «слепой», стало для меня глубоко осознанной истиной, моим глубоким убеждением, которое сохранилось на всю жизнь. 

Мы читали Толковое Евангелие Лапухина, произведения Ренана, свидетельства историков, живших во время жизни Христа. Почему кружок был назван именем Болотова? Профессор философии и богословия Болотов был учите­лем В.В.Преображенского, его глубокая убежденность и религиозность оказали в свое время большое влияние на молодого студента. До сих пор помню, как Василий Ва­сильевич рассказывал нам о том, что знал, по рассказам, о последних минутах проф. Болотова. Последними словами ученого были: «Христос идет, Бог идет! Иду ко Христу!» 

Христианское студенческое Единение организовывало каждый год съезды, на которые приезжали выдающиеся ученые, такие, как проф. В. В. Зеньковский из Парижа, проф. С.Н. Булгаков, приезжала и мать Мария (Е. Ю. Скобцова)1, Кузьмина-Караваева. 

Первый раз я была па таком съезде в Лоберже под Резекне. Это было в 1931 году. Василий Васильевич по­ручил мне сделать сообщение на этом съезде о работе нашего кружка.

В 1932 году был съезд в Пюхтицах. Тогда Василий Ва­сильевич поручил мне руководить семинаром по изучению творчества П. А. Флоренского. 

Пишу об этом для того, чтобы рассказать, как умел Василий Васильевич руководить молодежью, как приучал любить и понимать значение научной работы, жить ра­ботой мысли. 

И еще мне хочется вспомнить о манере Василия Ва­сильевича прививать интерес к изучению своего родного и иностранных языков. Он всегда приучал нас интересо­ваться происхождением слов, их первоначальным значе­нием. Он знал греческий, латинский, французский, не­мецкий языки. На уроках он часто писал на доске слова по-гречески или по-латыни (если хотел указать на их про­исхождение). С тех пор я полюбила латынь. Он приучал видеть за словом его сущность, его «душу», как он гово­рил. 

Когда мы кончали гимназию, мы «завели» альбомы, в которых наши преподаватели писали нам что-либо на память.

В моем альбоме Василий Васильевич написал: «Une fausse science fait des athes; una raie-prosterne l`homme devan la Divinite (Voltaire)»  («Ложная наука создает атеизм; истинная — приближает человека к Божеству»). И так просто и для меня тогда значительно «звучали» его слова: «На добрую память о нашей совместной работе от В.В. Преображенского, 1931 год». 

В то время ни у абитуриентов, ни у окружавших Васи­лия Васильевича не могло возникнуть мысли, что этому разносторонне образованному, с тонкой душой, человеку, деликатному, скромному, глубоко культурному, со склон­ностями к живописи, осталось жить только десять лет. 

Будучи сам исключительно отзывчивым и справедливым, он тяжело переживал любую несправедливость и всегда горячо восставал против нее. 

Можно себе представить, как тяжело ему было в ла­герной обстановке в городе Соликамске, куда он был вывезен и где смог прожить только четыре месяца. В.В.Преображенский скончался 23 октября 1941 года в возрасте 44 лет от роду. 

Оглядываясь на его короткий, но такой плодотворный путь, невольно приходят на память слова великого рус­ского поэта Н. А. Некрасова: 

«Учитель! Перед именем Твоим Позволь смиренно преклонить колени».

1991 год

 

1 Елизавета Юрьевна Скобцова (урожд. Пиленко), русская поэтесса. Родилась в Риге 20 декабря 1891 г. — умерла 31 марта 1945 г. в лагере Равенбрюк.