Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Владимир Бизюков и Борис Ельцин

Владимир Бизюков и Борис Ельцин

«Латвия может быть только латышской…»

Абик Элкин

«Ves.LV»

30.04.2013


— такое категорическое заявление сделал вчера судья суда европейского сообщества Эгилс Левитс

Вчера в сейме депутаты, академические круги и журналисты обсуждали весьма чувствительную для Латвии тему о единой политической нации. У нас уж так повелось, что слово «нация», пусть и с уточнением — «политическая», сразу же вызывает всплеск национализма и разговоров о «латышской Латвии». И вчерашние дебаты не стали исключением. У одного из главных участников дискуссии — судьи суда европейского сообщества в Люксембурге доктора права Эгила Левитса тут же поинтересовались, поддерживает ли он политику «латышской Латвии». Ответ видного латвийского правоведа был утвердительным.

«Латвия может быть только латышской. Иначе она не нужна!» — заявил господин Левитс под аплодисменты части собравшихся. Далее доктор юридических наук пояснил свою мысль: речь не идет о латышской Латвии в этническом аспекте. «Латышская Латвия — это такая Латвия, в которой языком коммуникации является латышский, в которой доминирующей является латышская культура и в которой у населения есть единая социальная память», — пояснил свое представление о Латвии XXI века (!) Эгилс Левитс. При этом, добавил докладчик, этническая принадлежность того или иного гражданина Латвии особого значения не имеет.

Интересно, что против такой упрощенной концепции современной Латвии возразил известный ученый, эксперт по нацменьшинствам Лео Дрибинс. Он отметил, что в Германии ведущие специалисты по вопросам этнокультуры говорят о том, что единая культура не должна объединять всех. Иными словами, вы можете принадлежать к другой культурной среде, но это не мешает вам быть патриотом Германии (применительно к нам — Латвии) и ее гражданином.

Депутат сейма от «Центра согласия» Ирина Цветкова хотя и не отрицала особую роль латышской нации, тем не менее подчеркивала, что политическая нация — это более широкое понятие. Политическая нация — это общность всех постоянных жителей страны, независимо от их этнической принадлежности и родного языка. Политическая нация — это общность людей, которые связаны с Латвией, которые здесь учатся, работают, платят налоги, участвуют в политическом процессе, в управлении страной. Она напомнила, что в конституции Латвии четко записано: власть в стране принадлежит латвийскому народу, а не только латышам. И. Цветкова усомнилась в том, что реально всем жителям «привить» социальную память. «Социальная память — это история не только и не столько страны, сколько своей семьи, своих предков. У каждого народа своя история, и единая социальная память невозможна. Невозможна даже в условиях тоталитарного общества, куда уж там демократического!» — подчеркнула И. Цветкова.

Однако идеологи латвийской политики интеграции и сплочения общества (к слову сказать, политика эта провалилась) считают по–другому и упорно твердят о единой социальной памяти. По словам советника премьера по интеграции Сармите Элерте, именно различная социальная память и является сегодня главным элементом раскола в обществе. Мол, у разных общин в Латвии своя социальная память, и нет желания у одной части общества объективно оценить прошлое. «На основе исторических фактов», — пояснила госпожа Элерте. Очевидно, какую модель единой социальной памяти поддерживает теперешний кандидат в мэры Риги от «Единства». Трудно ожидать, что значительная часть русскоязычных признает 16 марта значимым для себя днем, а 9 мая — «черным днем» календаря, как пытаются нам внушить представители латышской элиты. У русскоязычных своя социальная память и своя история.

Видимо, понимая это, националистически настроенные политики пытаются «переломить мышление» путем «захвата» системы образования. Райвис Дзинтарс из «ТБ»–Visu Latvijai! вчера снова заговорил о переводе всех школ только на латышский язык обучения. Он сравнил длительное сохранение «разделенной системы образования» с зубной болью. Мол, когда выдирают зуб, то сперва тоже это место очень болит, но потом боль проходит. Если же не лечить зуб, не вырвать его, то инфекция пойдет вглубь.

Вот только господин Дзинтарс предлагает в данном случае не зуб удалить, а удалить по существу образование на языках нацменьшинств. И это, говоря медицинским языком, крайне опасная, рискованная операция с непредсказуемыми последствиями. Точнее — предсказуемыми, если вспомнить массовые протесты против реформы русской школы 10 лет назад.

Многие депутаты восприняли вчерашнюю дискуссию как… продолжение пленарных заседаний в сейме. Андрей Юдин из «Единства» вновь запел свою старую песню о том, что если ты не родился латышом, то вполне можешь им стать, и если ты чувствуешь себя латышом, то государство должно тебя таковым и признать. Концепцию «открытой латышскости» поддерживает, как известно, и Сармите Элерте.

Правда, не ясно, кто сегодня мешает тому или иному жителю Латвии считать себя латышом. В конце концов, ощущения и чувства государством пока еще не регламентируются и не контролируются. Вообще кажется, что господин Юдин занимается какой–то мнимой проблемой.

Дискуссия показала, что… ничего в нашей Латвии не меняется. Политики твердо стоят на своей позиции, в зависимости от политического окраса, академические круги в основном предлагают нереализуемые теоретические концепции, а народ продолжает жить своей жизнью. Ему, народу, не до рассуждений о политической нации — нужно думать о том, как прокормить себя и детей.