Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Вечерняя школа для рабочих в Мюльграбене

Вечерняя школа для рабочих в Мюльграбене

Длинные ночи под свастикой

Абик Элкин

«Ves.LV»

 12.03.2013

04_ostlandПублицист и депутат Николай Кабанов стал автором фильма, посвященного нацистской оккупации Латвии

«Я не планировал выпустить фильм именно накануне 16 марта. Так совпало. Но тем актуальнее и сильнее будут звучать факты, приведенные в этом фильме», — говорит Николай Кабанов, который дебютировал в жанре документального кино.

Фильм «Ostland. Ночь под свастикой» повествует о 1418 днях нацистской оккупации Латвии. Примечательно: нацисты и их приспешники дольше всего задержались на территории союзной республики. Латвия оставалась единственной республикой, где военные действия («Курземский котел») продолжались вплоть до момента капитуляции Германии 9 мая 1945 года.

«Не оставило ли это обстоятельство неизлечимых, фатальных ран на теле нашей сегодняшней родины?» — таким вопросом в начале фильма задается Николай Кабанов. Сразу же заметим, что этот в значительной степени риторический вопрос — единственная эмоция, прозвучавшая из уст автора. Весь семидесятиминутный фильм состоит из документальных фактов и кинохроники тех лет. Есть в фильме и свидетель — это бывшая малолетняя узница Саласпилса Елена Григорьевна Грибун, которая рассказывает о том, в каких именно условиях жили дети в концлагере Саласпилс, названном уже нынешними горе–историками воспитально–трудовым лагерем. Дети жили в нечеловеческих условиях, подвергались медицинским экспериментам, их заставляли трудиться на тяжелых работах. Смертность была огромной.

Конечно, многие факты, которые приводятся в фильме, известны, пожалуй, большинству латвийцев среднего и старшего поколения. Но, во–первых, выросло уже другое поколение, изучавшее историю в «современной обработке». А во–вторых, в фильме есть и такие факты, о которых почему–то нельзя прочесть в учебниках истории. Так, например, даже увлекающиеся историей Второй мировой могут и не знать, что гитлеровцы при вхождении на территорию ЛР столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Так, красноармейцы под руководством майора НКВ Черникова организовали мощное сопротивление в деревне под Руцавой и задержали мощнейшую группировку немцев почти на 12 часов. Гитлеровцы в одном крошечном поселке потеряли убитыми 300 солдат! В окрестностях же Лиепаи краснофлотцы и рабочие отряды смогли уничтожить 2000 солдат и офицеров врага. До 7 часов утра следующего дня красноармейцы смогли сдержать наступление немцев и под Даугавпилсом. Более того, как позднее в своих мемуарах вспоминал немецкий военачальник Майнштейн, красноармейцы еще умудрялись переходить в контрнаступление.

Что происходило дальше, известно: 1 июля немцы вошли в Ригу, где их уже ждали, коллаборационизм стал процветать с первых дней смены власти. Были созданы отряды самообороны, опять–таки сугубо из добровольцев были собраны и расстрельные команды под руководством Арайса, которые сперва вообще занимались самостоятельным террором. В фильме особо подчеркивается, что Арайс, Вейсс и другие исполнители массовых убийств мирного населения при советской власти вовсе не были в загоне, репрессии их не коснулись. Поэтому ими овладевало желание выслужиться перед новыми начальниками. Так уже впоследствии поступил и генерал Бангерскис, который после революции 1917 года, как известно, успел повоевать в составе армии Колчака за единую и неделимую Россию.

Бангерскис и прочие офицеры–коллаборационисты были обыкновенными нацистскими прихвостнями, а вовсе не какими–то борцами за свободу. Тем более что никто и никогда в Третьем рейхе независимость Латвии не планировал и не обещал. «С первых же дней нацистской оккупации гитлеровцы относились к Латвии и вели себя по отношению к ней исключительно как к колонии», — напоминает Николай Кабанов.

В контексте приближающегося «дня легионера» стоит напомнить — и об этом подробно рассказывается в фильме, — что костяк будущего легиона Ваффен СС успел повоевать «за свободу и независимость» в составе гитлеровских войск еще с 1941 года. В черную страницу истории Латвии вписано и участие 16–го земгальского полка в обеспечении блокады Ленинграда в 1942 году. 17–й курземский полк участвовал в карательных экспедициях в Днепропетровске, 18–й — в Минске, 22–й Рижский — в Красном селе, а затем в Запорожье, Житомире, Варшаве…

Потом все эти вояки и влились в созданный по приказу Гимлера 23 января 1943 года латышский легион Ваффен СС. Да, позднее происходила мобилизация в легион. Тем не менее более 40 000 латышских мужчин сумели уклониться от призыва.

В фильме упоминается и такая неприятная правда: местная интеллигенция делала вид, что ничего не знает о массовом терроре в отношении евреев. Интеллигенция продолжала радоваться жизни, заниматься культурой и литературой, а заодно и принимать воззвания во славу фюрера — строителя «новой Европы».

В сегодняшней Латвии тоже распространяется миф о том, что при «немцах было в общем–то не так уж и плохо». При этом за скобками оставляется уничтожение 80 тысяч евреев, практически всего цыганского населения и 10–12 тысяч латышей, которые были уничтожены из–за своего коммунистического (комсомольского прошлого). «Идеологически враждебных» латышей в годы нацистской оккупации погибло больше, чем в первый период советских репрессий в 1940–1941 годах.

Довольно большая часть фильма посвящена и трагической судьбе советских военнопленных, которых на территории Латвии насчитывалось более 300 000! Большинство из них погибли, поскольку содержались в совершенно нечеловеческих условиях — многие военнопленные жили в вырытых ямах, огражденных колючей проволокой. «Их почти не кормили, военнопленные были вынуждены есть кору деревьев! Немцы делали все, чтобы красноармейцы просто быстрее умерли», — говорит историк А. Ржавин.

Фильм завершается горьким признанием: практически никто из видных нацистских коллаборационистов не получил возмездия. Бангерскис, Вейс, Робертс Осис, Конрадс Калейс, Вилис Хазнерс (с первых дней нацистской оккупации служил сперва во вспомогательных батальонах полиции, а потом в полиции порядка Риги) и другие видные военные преступники бежали сперва в Германию, а потом и на Запад и, что называется, умерли в своей постели. Лишь Арайс был осужден на пожизненное заключение и умер в гамбургской тюрьме, а еще один известный член команды палача Арайса Гербертс Цукурс был ликвидирован в Аргентине. На этом список осужденных палачей заканчивается.

Призывая латышей в легион, нацистские коллаборационисты говорили о «латышской Латвии», а газета TEvija выходила с передовицей под названием Visu Latvijai! Вам это ничего не напоминает?

Первый показ фильма «Ostland. Ночь под свастикой» пройдет 14 марта в 14.00 в кинотеатре K–suns. Вход свободный.