Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

Укротить «русского варвара»

Элина Чуянова

«Ves.LV»

3 февраля 2012 («Вести Сегодня» № 15)

По мере приближения 18 февраля сдержанная латышская публика впадает в истерику. Запретить русскую прессу, закрыть русские школы, активизировать Полицию безопасности, выслать из страны неугодных, прекратить говорить с русскими по-русски требуют от властей простые граждане.


"Ненависть, как и любовь, слишком благородное чувство, - обращается в своем письме в районную газету Ogres Vēstis Visiem (OVV) С. Грунте. - На самом деле вместо них - отвращение. Точно такое же, как когда-то во время войны ты вдруг находишь обгаженным свой семейный стол: На самом деле больше себя унизили те, кто побежал подписываться за особый статус русского языка. Эти люди подтвердили врожденный и неизлечимый великорусский шовинизм, который подобно эпидемии распространился среди наших русскоязычных людишек... Русской нации чуждо уважение к другим народам. Русского человека только в дверь пусти - он уже у тебя за столом и в твоей кровати. Латыш пережил это за все годы оккупации, когда гражданские оккупанты в массовом порядке приехали на нашу землю. Приехали незаконно и остались незаконно - после того, как мы восстановили свою независимость. Вместо того чтобы помочь латвийскому государству золотиться и процветать, они беспрестанно разжигают ненависть и еще требуют себе каких-то особых прав: Тем, кто хочет сеять вражду и провоцировать беспорядки, следовало бы собрать вещи и искать другую лучшую землю, ибо все границы широко открыты".
 
А вот фрагмент из открытого письма Латвийского союза политрепрессированных: "Демократия - не вседозволенность! Мы требуем от президента страны, сейма и правительства, чтобы: 1) латышские политики полностью отказались от использования русского языка в латвийских СМИ и публичном пространстве, подавая этим пример всему народу, 2) антилатышская деятельность русских СМИ была ограничена, 3) был рассмотрен вопрос о причинах бездействия Полиции безопасности и Бюро по защите Сатверсме в условиях существующей угрозы государству, 4) было сделано все необходимое, чтобы LTV1 и Латвийское радио активно защищали национальную идеологию латышского государства, 5) было разъяснено, на каком правовом основании Линдерман посмел въехать в Латвию..." и т. д.
 
"Русские обнаглели"
 
"А за что любить-то вас? - пишет на нашем портале Ves.lv некий юзер. - За то, что со своим уставом приперлись после войны, своих тупых детенышей понарожали, все загадили, понастроили заводов, никому сегодня не нужных, свой "развитОй социализьм" насаждали? Список бесконечен. Сразу вас полюбим, как уедете с нашей земли, которую топчете своими кирзачами (у политруков - яловые, у "командиров" - хромачи). В России места много - там вас ждут не дождутся! Русских можно только презирать, ненависть не стоит тратить..." Подобных откликов в Интернете пруд пруди.
 
В такой тональности сегодня строчат письма в газеты почтенные тантыни, но куда хлеще выражаются на форумах социальных сетей их внуки, рожденные уже в независимой Латвии.
 
Да что там говорить о простых людях, если политики, чиновники и даже интеллигенция, "совесть нации", выкидывает такие коленца, что только держись. Вот и поэт Янис Петерс недавно публично выдал: "Русские обнаглели!" Тот самый Петерс, чей сын Кришьянис привез из Москвы русскую жену и, получив в российском МГИМО степень бакалавра политологии, вдруг занял хлебную должность руководителя аэропорта "Рига" и без всяких профильных знаний несколько лет рулил огромным транспортным узлом с обширной инфраструктурой.
 
Ксенофобия по наследству
 
О традициях ксенофобии в национальной латышской среде хорошо известно как минимум с 30-х годов, когда в Латвии начали появляться люди и целые организации, сочувствующие Адольфу Алоизовичу. По мнению российского профессора В. К. Волкова, "формы проявления русофобии удивительно напоминают феномен антисемитизма. Это однотипные проявления национальной нетерпимости и создания образа врага". Только за два дня в конце 1941 года в Румбульском лесу были убиты более 25 тысяч евреев. А среди 1700 убийц находились, по разным данным, от 1000 до 1500 коренных жителей Латвии. Такие цифры привел в своей речи на открытии мемориала в Румбуле в 2002 году бывший посол США в Латвии Брайан Карлсон.
 
И в XXI веке в Латвии продолжают оскверняться еврейские кладбища и раздаются призывы "немедленно ликвидировать Жданок, Плинера и Цилевича: перерезать им горло и выпустить кровь". Кто-нибудь был привлечен к ответственности за разжигание межнациональной розни за эти слова и дела? Так же, как нацисты боролись когда-то за создание этнически чистой Германии, так и современная Латвия пытается построить сугубо латышское государство - на сей раз без русскоязычных. Русофобия приносит ощутимую прибыль: пока простаки сводят счеты друг с другом, "настоящие патриоты" продолжают разворовывать и терзать свою лежащую на боку страну!
 
Кого б еще выселить?
 
Кстати, довоенную репатриацию прибалтийских немцев впервые за много лет очень честно описал в интервью деловому журналу "Бизнес-класс!" (сентябрь, 2011) исполнительный директор "Балтийского форума" Александр Васильев: "Она (репатриация) проводилась в такие сжатые сроки и в таких условиях, что немцы были вынуждены продать за бесценок свою недвижимость, оставить здесь практически все ценности - их запрещалось вывозить. Следует отметить, что тогда латвийская немецкая община была численно небольшая - всего 3,5%, но она была чрезвычайно образованна, культурна и влиятельна и политически, и экономически. Поэтому с отъездом немцев одновременно открылись многочисленные вакансии на госслужбе, в высших и средних учебных заведениях. Практически все сельские священники были немцы, их приходы освободились. С рынка ушли многие фармацевтические, финансовые предприятия, фирмы по торговле недвижимостью. Естественно, что образовавшуюся серьезную брешь в латвийском обществе и бизнесе тут же заполнили латыши. И стало понятно: можно от кого-то быстро избавиться и на этом еще получить личную выгоду.
 
Более того, сразу после отъезда немцев правительственным решением все географические объекты, связанные с немецким наследием, были переименованы. Те же правила регулировали "облатышивание" всех фамилий, имеющих немецкие корни. Таким образом, была одномоментно стерта вся 700-летняя латвийская история прибалтийских немцев, а правительство Улманиса как бы сделала народу первую "прививку" к массовым репрессиям". Именно поэтому два года спустя, когда во многом местными силами начался Холокост, никто открыто против репрессий евреев не возражал. Обыватели даже думали: а может, и на этот раз мы что-нибудь выиграем?
 
Теми же чувствами руководствовались латыши и в начале перестройки, когда зашатались основы Союзного государства. И, надо признать, в результате второй латвийской независимости, полученной, как и в первый раз, из рук России, ловкие латышские приватизаторы, оттолкнув русских соседей, смогли разделить между своими, присвоить и продать сотни объектов народного хозяйства. Расчищая себе дорогу языком, расселись в теплые чиновничьи кресла, коих в Латвии образовалось впятеро больше, чем в Латв. ССР, - свыше 80 тысяч! Обустроились с европейским комфортом. И вот на тебе, "русские соседи" вдруг отчетливо напомнили о своих правах - на родной язык, гражданство и достоинство. Напомнили не взрывами и взятием заложников, а тихо, мирно, а рамках закона. "Как же так? - завопили хозяева жизни. - Как мы выживем в таких равных условиях? Мы должны быть равнее, потому что мы живем у себя в Латвии".
 
Пожалуй, самое время вспомнить золотые слова Шопенгауэра: "Наиболее дешевый вид гордости - гордость национальная, ибо кто ею одержим, обнаруживает этим отсутствие в себе каких-либо индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться..."
 
"Вести Сегодня", № 15.





«Вести Сегодня»


Неонацисты спешат в Латвию (4)

Бритоголовые хотят достойно отметить день легионера Ваффен СС. Им будут противостоять... конгрессмены США!

Дровишки к пенсии


Война на самоуничтожение? (1)


Вымрут все!


Заповедник этнических химер


"Латыш, не поддавайся!" (1)


Переходим на дизель


ВЕСЬ НОМЕР «Вести Сегодня» за 7 февраля 2012


«Деловые Вести»


Алдис Гобземс: Закон о нулевых декларациях будем оспаривать (4)

По словам известного в Латвии адвоката Алдиса Гобземса, за последние 10 лет в Латвии не было принято ни одного закона, который бы работал на благо страны и ее жителей. "Взять хотя бы Закон о нулевых декларациях, — говорит он. — Идея хорошая, но составлен закон так безграмотно, что на практике работать он не будет". В разговоре с “ДВ” Алдис Гобземс признался, что несколько его клиентов сейчас рассматривают возможность оспорить в Конституционном суде нормы этого закона, особенно те, которые касаются легализации наличных средств через банки: "После истории с KrАjbanka у людей есть полное право не доверять банковскому сектору, а у государства нет права заставлять жителей нести свои средства в банки". Что же касается попыток крупных вкладчиков вернуть свои средства из "сгоревшего" Сбербанка, то шансов у них менее 1%, — считает адвокат.

Закон о фискальной дисциплине: кто заплатит за красивые цифры? (2)


Михаил Хазан: массовая миграция в Россию может стать реальностью через 5–7 лет (12)


Цены на страхование вырастут вместе с объемами


Промышленность — 20% от ВВП к 2020 году. Что нужно делать?


ВЕСЬ НОМЕР «Деловые Вести» за 27 декабря 2011


Еженедельник «Вести»


Помочь найти друг друга

Популярная московская телепередача "Жди меня" готовится и с помощью автора "ВЕСТЕЙ"

Моя Родина - русский язык


Распродажа! Готовь валидол...


Парфюмер


Покушение на каникулы (2)


ВЕСЬ НОМЕР «Вести» за 2 февраля 2012


«7 секретов»


Посеяв глупость, пожинаем угрозы и риски

Бригадный генерал запаса, депутат 11–го Сейма Карлис КРЕСЛИНЬШ и полковник запаса, исследователь Института внешней политики Латвии, докторант Рижского университета Страдыня Раймондс РУБЛОВСКИС рассказывают "7 секретам" о нашей готовности справиться с современными угрозами.

Все цвета Грузии (1)


Куда уплыла "советская" сельдь? (1)


"Чистый паспорт" доктора Лобовикова (1)


И станет дом твой наказанием твоим (8)


ВЕСЬ НОМЕР «7 секретов» за 2 февраля 2012





Топ читателей
Rusej
Рейтинг +23950 1
Галина
Рейтинг +23323 1
владимир
Рейтинг +13710 1
Татьяна Кудрявцева
Рейтинг +12158 1
 Arm
Рейтинг +11805 1
 malahovsky
Рейтинг +11228 1
 leo48
Рейтинг +10190 1
 Welelja
Рейтинг +9284 1
 Negr
Рейтинг +9147 1
 Thinker
Рейтинг +9071 1

Полный список
 

























Укротить "русского варвара"

3 февраля 2012 («Вести Сегодня» № 15)

По мере приближения 18 февраля сдержанная латышская публика впадает в истерику. Запретить русскую прессу, закрыть русские школы, активизировать Полицию безопасности, выслать из страны неугодных, прекратить говорить с русскими по-русски требуют от властей простые граждане.

Автор: Элина Чуянова




"Ненависть, как и любовь, слишком благородное чувство, - обращается в своем письме в районную газету Ogres Vēstis Visiem (OVV) С. Грунте. - На самом деле вместо них - отвращение. Точно такое же, как когда-то во время войны ты вдруг находишь обгаженным свой семейный стол: На самом деле больше себя унизили те, кто побежал подписываться за особый статус русского языка. Эти люди подтвердили врожденный и неизлечимый великорусский шовинизм, который подобно эпидемии распространился среди наших русскоязычных людишек... Русской нации чуждо уважение к другим народам. Русского человека только в дверь пусти - он уже у тебя за столом и в твоей кровати. Латыш пережил это за все годы оккупации, когда гражданские оккупанты в массовом порядке приехали на нашу землю. Приехали незаконно и остались незаконно - после того, как мы восстановили свою независимость. Вместо того чтобы помочь латвийскому государству золотиться и процветать, они беспрестанно разжигают ненависть и еще требуют себе каких-то особых прав: Тем, кто хочет сеять вражду и провоцировать беспорядки, следовало бы собрать вещи и искать другую лучшую землю, ибо все границы широко открыты".
 
А вот фрагмент из открытого письма Латвийского союза политрепрессированных: "Демократия - не вседозволенность! Мы требуем от президента страны, сейма и правительства, чтобы: 1) латышские политики полностью отказались от использования русского языка в латвийских СМИ и публичном пространстве, подавая этим пример всему народу, 2) антилатышская деятельность русских СМИ была ограничена, 3) был рассмотрен вопрос о причинах бездействия Полиции безопасности и Бюро по защите Сатверсме в условиях существующей угрозы государству, 4) было сделано все необходимое, чтобы LTV1 и Латвийское радио активно защищали национальную идеологию латышского государства, 5) было разъяснено, на каком правовом основании Линдерман посмел въехать в Латвию..." и т. д.
 
"Русские обнаглели"
 
"А за что любить-то вас? - пишет на нашем портале Ves.lv некий юзер. - За то, что со своим уставом приперлись после войны, своих тупых детенышей понарожали, все загадили, понастроили заводов, никому сегодня не нужных, свой "развитОй социализьм" насаждали? Список бесконечен. Сразу вас полюбим, как уедете с нашей земли, которую топчете своими кирзачами (у политруков - яловые, у "командиров" - хромачи). В России места много - там вас ждут не дождутся! Русских можно только презирать, ненависть не стоит тратить..." Подобных откликов в Интернете пруд пруди.
 
В такой тональности сегодня строчат письма в газеты почтенные тантыни, но куда хлеще выражаются на форумах социальных сетей их внуки, рожденные уже в независимой Латвии.
 
Да что там говорить о простых людях, если политики, чиновники и даже интеллигенция, "совесть нации", выкидывает такие коленца, что только держись. Вот и поэт Янис Петерс недавно публично выдал: "Русские обнаглели!" Тот самый Петерс, чей сын Кришьянис привез из Москвы русскую жену и, получив в российском МГИМО степень бакалавра политологии, вдруг занял хлебную должность руководителя аэропорта "Рига" и без всяких профильных знаний несколько лет рулил огромным транспортным узлом с обширной инфраструктурой.
 
Ксенофобия по наследству
 
О традициях ксенофобии в национальной латышской среде хорошо известно как минимум с 30-х годов, когда в Латвии начали появляться люди и целые организации, сочувствующие Адольфу Алоизовичу. По мнению российского профессора В. К. Волкова, "формы проявления русофобии удивительно напоминают феномен антисемитизма. Это однотипные проявления национальной нетерпимости и создания образа врага". Только за два дня в конце 1941 года в Румбульском лесу были убиты более 25 тысяч евреев. А среди 1700 убийц находились, по разным данным, от 1000 до 1500 коренных жителей Латвии. Такие цифры привел в своей речи на открытии мемориала в Румбуле в 2002 году бывший посол США в Латвии Брайан Карлсон.
 
И в XXI веке в Латвии продолжают оскверняться еврейские кладбища и раздаются призывы "немедленно ликвидировать Жданок, Плинера и Цилевича: перерезать им горло и выпустить кровь". Кто-нибудь был привлечен к ответственности за разжигание межнациональной розни за эти слова и дела? Так же, как нацисты боролись когда-то за создание этнически чистой Германии, так и современная Латвия пытается построить сугубо латышское государство - на сей раз без русскоязычных. Русофобия приносит ощутимую прибыль: пока простаки сводят счеты друг с другом, "настоящие патриоты" продолжают разворовывать и терзать свою лежащую на боку страну!
 
Кого б еще выселить?
 
Кстати, довоенную репатриацию прибалтийских немцев впервые за много лет очень честно описал в интервью деловому журналу "Бизнес-класс!" (сентябрь, 2011) исполнительный директор "Балтийского форума" Александр Васильев: "Она (репатриация) проводилась в такие сжатые сроки и в таких условиях, что немцы были вынуждены продать за бесценок свою недвижимость, оставить здесь практически все ценности - их запрещалось вывозить. Следует отметить, что тогда латвийская немецкая община была численно небольшая - всего 3,5%, но она была чрезвычайно образованна, культурна и влиятельна и политически, и экономически. Поэтому с отъездом немцев одновременно открылись многочисленные вакансии на госслужбе, в высших и средних учебных заведениях. Практически все сельские священники были немцы, их приходы освободились. С рынка ушли многие фармацевтические, финансовые предприятия, фирмы по торговле недвижимостью. Естественно, что образовавшуюся серьезную брешь в латвийском обществе и бизнесе тут же заполнили латыши. И стало понятно: можно от кого-то быстро избавиться и на этом еще получить личную выгоду.
 
Более того, сразу после отъезда немцев правительственным решением все географические объекты, связанные с немецким наследием, были переименованы. Те же правила регулировали "облатышивание" всех фамилий, имеющих немецкие корни. Таким образом, была одномоментно стерта вся 700-летняя латвийская история прибалтийских немцев, а правительство Улманиса как бы сделала народу первую "прививку" к массовым репрессиям". Именно поэтому два года спустя, когда во многом местными силами начался Холокост, никто открыто против репрессий евреев не возражал. Обыватели даже думали: а может, и на этот раз мы что-нибудь выиграем?
 
Теми же чувствами руководствовались латыши и в начале перестройки, когда зашатались основы Союзного государства. И, надо признать, в результате второй латвийской независимости, полученной, как и в первый раз, из рук России, ловкие латышские приватизаторы, оттолкнув русских соседей, смогли разделить между своими, присвоить и продать сотни объектов народного хозяйства. Расчищая себе дорогу языком, расселись в теплые чиновничьи кресла, коих в Латвии образовалось впятеро больше, чем в Латв. ССР, - свыше 80 тысяч! Обустроились с европейским комфортом. И вот на тебе, "русские соседи" вдруг отчетливо напомнили о своих правах - на родной язык, гражданство и достоинство. Напомнили не взрывами и взятием заложников, а тихо, мирно, а рамках закона. "Как же так? - завопили хозяева жизни. - Как мы выживем в таких равных условиях? Мы должны быть равнее, потому что мы живем у себя в Латвии".
 
Пожалуй, самое время вспомнить золотые слова Шопенгауэра: "Наиболее дешевый вид гордости - гордость национальная, ибо кто ею одержим, обнаруживает этим отсутствие в себе каких-либо индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться..."
 
"Вести Сегодня", № 15.