Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Рута Марьяш
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Сборная Латвии по футболу перед отъездом на Олимпийские игры в Париж

Сборная Латвии по футболу перед отъездом на Олимпийские игры в Париж

Лучшая работа Игоря Васильева

Илья Дименштейн

Вести Сегодня, 08.04.2013

16_foto

На улице Пуйкулес, 2, у самого леса — скромный одноэтажный дом из старенького газобетона. Внимательный прохожий заметит во дворе — у крыльца, у стен, под навесами — множество скульптур и барельефов. Это авторские работы выдающего скульптора Игоря Васильева.

На пороге приветливо улыбается хозяйка дома Ирина Михайловна — мама скульптора.

— Знаете, сколько мне лет? — спрашивает она, когда мы заходим в помещения. — В феврале исполнилось 99. И я мало чувствую возраст. Очков не ношу, читаю, пишу.

Четкость мысли далеко не молодого человека, великолепная речь действительно поражают.

— Старческий маразм подкашивает тех, кто перестает мыслить. Мысль, духовность — вот что не дает стареть, — продолжает Ирина Михайловна.

В самой просторной комнате десятки скульптур. Ван Клиберн, Борис Пастернак, Алексей Арбузов, Василий Ливанов, Марис Лиепа, Геннадий Горбанев, Зита Эрса, Святослав Рерих… Многих своих героев скульптор ваял в этой самой мастерской…

В соседней комнатке над камином фотография Игоря Васильева. Рядом — ваза с цветами. Жизнь мастера трагически оборвалась в 1997 году. Сейчас хранитель этой необычной экспозиции — его мама.

Васильевы — из Москвы. В Ригу перебрались после смерти Сталина — в 1953–м. Тут жила мама Ирины Михайловны — скульптор Ольга Пенерджи. Необычной фамилии и внешности они обязаны караимским корням. Состоят в родстве и с Майкапаром — табачным королем довоенной Латвии, сосланным в 1941–м в Сибирь. В ссылке оказалась и моя собеседница.

— В 1934–м я училась в Москве, в институте. После смерти Кирова с однокурсниками решили написать роман о террористической организации. По сюжету террористы пытаются убить не одного человека — Кирова, а все правительство. Писали вшестером, решили перещеголять Ильфа и Петрова. Кто–то донес. Нас обвинили в том, что это мы террористы. В ссылке в Казахстане я оказалась в 20 лет.

Но Ирина Михайловна не сетует на судьбу. Напротив, в Казахстане она познакомилась со многими удивительными людьми, влюбилась в природу этого края. Там и встретила своего будущего мужа.

Еще до войны вернулась в столицу. Муж был тренером по верховой езде, участвовал в скачках, был близко знаком с Василием Сталиным — сыном вождя. Учил того верховой езде, помогал делать ставки на скачках. Василий в знак признательности подарил ему щенков своей любимой собаки. Но в 1953–м, после смерти вождя, семья не долго думая решила оставить Москву.

16_vasiljeva_mama Когда родители переехали в Ригу, Игорю было 13 лет. Его способности к ваянию заметили еще в столице. Фигурки зверей оценил скульптор Ватагин. Особенно ему понравился вырубленный в дереве гималайский медведь. Старший наставник много рассказывал об Индии, и ученик еще тогда заболел мечтой побывать в сказочной земле. Позже она осуществится.

В Риге бабушка показала работы внука академику Залькалну. Того поразили необычные способности мальчика, и ему разрешили посещать занятия в Латвийской академии художеств как вольнослушателю. Случай небывалый в истории академии — абитуриент учился в 7–м классе.

Первая работа Игоря, которую увидели рижские любители скульптуры — бюст Вана Клиберна. С американским пианистом, победителем конкурса Чайковского, он познакомился в Московской консерватории. А бюст, выставленный на республиканской экспозиции профессионального искусства, Васильев выполнил еще студентом 3–го курса.

…Мы с Ириной Михайловной идем от композиции к композиции, от скульптуры к скульптуре. Джавахарлал Неру, Индира Ганди, Рабиндранат Тагор, Николай Рерих… В 1975–м сбылась юношеская мечта скульптора — увидеть Индию. Тогда он поехал как турист, а в 1983–м его уже пригласили в Дели как мастера, любящего и знающего Восток. В своей резиденции его принимала сама премьер— министр Индира Ганди, встречался он и со Святославом Рерихом.

…Необычен любимый материал, с которым работал скульптор — красное дерево. Есть композиции в камне, металле, но их немного.

— Большинство своих героев Игорь ваял прямо в этой мастерской, — продолжает хозяйка дома. — Вот видите — бюст Василия Ливанова. Он приезжал к нам, когда в Риге снимали «Шерлока Холмса». Жил в домике во дворе. Бывал здесь и Марис Лиепа. Очень понравился ему наш домашний торт.

Гостили в доме Васильевых драматург Алексей Арбузов, композитор Арам Хачатурян, скрипач Гидон Кремер, шахматистка Нонна Гаприндашвили, балерина Зита Эрса, танцовщик Геннадий Горбанев…

— Построили этот дом мы вдвоем с сыном в 1960–м. А в Вецаки стали приезжать еще с середины 1950–х. Вначале снимали комнату у Вецдаугавы, потом — у моря. В 1960–м появился собственный небольшой участок. От мастеров отказались: они получили аванс и сразу напились. Тогда решили, что без них обойдемся. У Игоря золотые руки. Вон и я сама на крыше над мастерской стекловату укладывала, — показывает Ирина Михайловна.

Сколько выдающихся людей побывало в этой мастерской! Я не люблю высокопарных слов, но, оказавшись в этой комнате, чувствуешь энергетику. И тех, кто здесь был, и самого Мастера.

Ирина Михайловна вспоминает, что женщины боготворили сына. А у него было мало времени на них, хотя он дважды был женат.

Как–то позировала в мастерской одна барышня. Очень хотела понравиться скульптуру и все рассказывала про любимого поросенка, который жил у них в доме. И играли с ним, и на кровать он залезал ко всем. В общем, ручной, домашний зверь. А потом, обыденно говорит барышня, мы его зарезали и съели…

На этом сеанс был закончен. Васильев больше не мог продолжать работу над образом дамы.

Скульптор ушел на пике известности, в 1997 году. Побывал в Израиле, поклонился святым местам и привез непонятную болезнь.

— Сгорел за 20 дней, — рассказывает Ирина Михайловна. — Никто не мог понять, в чем дело. Шла кровь отовсюду. Кашляет — с кровью. Порежется — кровь не остановить.

Васильеву было 57 лет. Прах, по его завещанию, опустили в волны Рижского залива…

…Работы мастера сегодня есть в Третьяковской галерее, в рижском Домском соборе и церкви Петра, в западных музеях и частных коллекциях. Но львиная доля здесь — в Вецаки, в скромном одноэтажном домике на улице Пуйкулес, у самого леса. Когда–нибудь здесь откроют настоящий музей, и сотни людей со всего мира будут приезжать в этот уголок.

— Ирина Михайловна, а какая самая дорогая для вас работа? — интересуюсь перед уходом.

— Иисус Христос с любимым учеником.

И она любовно гладит композицию из красного дерева