Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

Фёдор Шаляпин в Риге, 1934 год

НЕУГАСИМАЯ ЛАМПАДА

Оксана Дементьева

Бизнес Класс, 2012, №9

Фото автора

Спасо-Преображенская пустынь, скрытая в лесной чаще,  уже более ста лет принимает страждущтх  и дает утешение в вере

Всего в часе езды от столицы Латвии в тени стройных сосен затеплилась более века назад лампадка святой православной веры — Спасо-Преображенская пустынь. И вот уже целое столетие женский монастырь является оплотом непрестанной горячей молитвы за каждого из нас.

 

БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ СОЮЗ

В конце 1859 года светские салоны Саект-Петербурга и Москвы облетело потрясающее известие: венчаются фрейлина Ее Императорского Величества княжна Мария Николаевна, урож­денная Долгорукова, и статс-секретарь Его Императорского Величества Борис Павлович Мансуров. Брачный союз молодоженов обещал быть весьма и весьма успешным, ведь объединялись два древнейших русских рода. Долго­руковы - потомки великого князя Юрия Долгорукого, основателя Моск­вы, а родоначальник Мансуровых - Аметодей Мансуров, вышедший из Золотой Орды и сознательно приняв­ший православие при Иване Калите.

У именитой четы родились два сына и две дочери - Екатерина и Наталия. Завидное положение Бориса Павловича Мансурова в столичном обществе обес­печивало юным красавицам блестящее будущее - балы, роскошные выезды в свет, наконец, удачное замужество.

Одно печалило родителей - сла­бое здоровье младшей дочери, На­талии. Имея единственной целью излечение дочери, в 1887 году се­мейство перебралось в Ригу, где прочно обосновалось. Мария Нико­лаевна незамедлительно включи­лась в жизнь православной Риги: проявляя заботу о женщинах с тяже­лой судьбой, она взяла подлинное покровительство Рижскую женскую тюрьму, организовала несколько богаделен и бесплатных обществен­ных столовых. Она хлопочет об от­крытии в Риге Детского дома трудо­любия, а в тяжкие годы Русско-япон­ской войны устраивает в своем доме мастерскую по пошиву обмундиро­вания для солдат. Дочери Екатерина и Наталия активно участвуют в благотворительнои деятельности мате­ри, ее пример вдохновляет их на разработку собственных проектов.

МОЛИТВА В ПРИЮТЕ

Сестры Мансуровы задумали от­крыть в Риге общедоступную воскрес­ную школу с русским языком обуче­ния. Школа, ученицами которой стали девочки и женщины из неимущих се­мей, разместилась в здании Алексан­дровской русской гимназии (ныне это Музыкальная академия). Тут обучали основам христианской веры, русской грамоте, арифметике и пению. Посто­янно соприкасаясь с жизнью воскресной школы, наблюдая за воспитанницами, сестры Мансуровы решились на еще один смелый проект - создание в Риге приюта для девочек-сирот.

Приют открылся 1 мая 1891 года в доме, что на перекрестке рижских улиц Авоту и Стабу, и вокруг него сразу же сложилась благоприятная духовная атмосфера. И хотя учредительницы не стремились сделать приют достоянием широкой общественности, воспитанниц в нем становилось все больше и больше. Не было недостатка в жертвовавтелях: несмотря на то что приют был частным делом Мансуровых, их пример, вдохновил и других благотворителей.

Дети были одеты, обуты, накормлены, имели все необходимое для учебы. А для их опеки в приют принимали искренне верующих богомоль­ных женщин - одни приходили из желания помочь ребятишкам, а дру­гие и сами находили себе кров у этого теплого очага. И день ото дня крепла в стенах приюта православная молитва -за устроительниц, за жертвовате­лей, за каждый прожитый день возно­сились молитвы к Господу.

 

УСТРОИТЕЛЬНИЦЫ ОБИТЕЛИ

Так постепенно детский приют пре­вращался в православный духовный центр. А юные сестры Мансуровы, ко­торых ожидали заманчивые перспек­тивы в свете, все чаще задумывались о том, что именно их приюту суждено со временем стать хорошей основой для монастырской обители.

Однако создание частного благо­творительно-молитвенного учрежде­ния для взрослых в Риге требовало решения многих сложнейших вопросов. Нужна была материальная  основа, правильная организация монастырской жизни, быта, молитвенного чина. Важно было иметь согласие Святейшего Синода и светских влас­тей. Тогда Екатерина отваживается  написать о своих замыслах обер-прокурору Святейшего Синода Победоносцеву. Тот в ответ присылает книги, нотные тетради и более чем щедрые  пожертвования. А епископ Рижский и Митавский преосвященнейший Арсе­ний рекомендует сестрам ходатайст­вовать перед Святейшим Синодом о выделении участка земли под устрой­ство монастырской обители. Вскоре участок земли по улице Суворовской (ныне это улица Кр. Барона, 126) был получен. Место для мона­стыря выбрано очень удачно: оно бы­ло малонаселенным, на самой окраине города, а поблизости располагался особо значимый для православия ду­ховный центр — Рижское духовное училище (ул. Кр. Барона, 99). Ныне в этом здании, которое до сих пор не возвращено церкви, расположен Дво­рец школьников. Неподалеку, также на улице Кр. Барона, Мансуровы при­обрели участок земли и построили на нем свой дом. Позже они завещали свою усадьбу монастырю, но условие завещания по сей день не выполнено— земля церкви не возвращена.

5 октября 1892 года указом Свя­тейшего Синода преосвященнейшему Арсению, епископу Рижскому и Митавскому, было дано разрешение на учреждение в Риге православной Свя­то-Троицкой женской общины. В том же году на средства жертвователей было начато строительство домовой церкви во имя преподобного Сергия Радонежского. Среди благотворите­лей благотворите­лей был и святой праведный Иоанн Кронштадтский, который на свои средства заказал для церкви резной дубовый иконостас.

Работы по строительству и обуст­ройству  храма велись днем и ночью. И вот 5 июля 1893 года состоялась пер­вая Божественная литургия. Начало богослужений в обители стало и своеобразным общественным признанием заслуг ее основательниц. Святейший Синод направил свое благословение фрейлинам Ее Императорского Вели­чества девицам Екатерине Борисовне и Наталии Борисовне Мансуровым по случаю присуждения им грамот за тру­ды по устройству рижской Свято-Троицкой женской обители.

ХРИСТОВЫ НЕВЕСТЫ

Чем больше усилий прилагали сест­ры Мансуровы к обустройству монаше­ской обители, тем меньше им самим хо­телось бывать в свете. Екатерина и На­талия надеялись, что со временем они смогут приобщиться к иноческой жиз­ни. Однако сенатор был категорически против пострижения дочерей в монашесво. Неоднократно они просили роди­тельского благословения, но всякий раз олучали отказ. И тогда сестры реши­лись пойти против воли отца.

В сентябре 1894 года они приняли постриг. Как раз в эти дни рижскую обитель посетил будущий святой Иоанн Кронштадтский. Он предупредил сес­тер, что они, возможно, встретят не только гнев отца, но и осуждение света, однако ничто не должно смущать их, ибо они следуют за Христом. По словам Наталии, благословение отца Иоанна «явилось великим утешением в самую трудную минуту жизни».

Узнав о постриге, отец с гневом обратился к дочерям с требованием немедленно снять его. В противном случае он грозил лишить их наслед­ства. Отношение Мансурова к по­ступку дочерей не могло не сказаться и на мнении света — от сестер отвер­нулись многие даже близкие знакомые. Однако инокини Екатерина и Наталия, тяжело переживая размолв­ку с отцом, всецело посвятили себя трудам в обители.

А работы только прибавлялось, ведь у сестер появилась новая идея — решено было открыть «филиал» мо­настыря под Митавой (Елгавой). По замыслу сестер рижский монастырь должен был со временем стать круп­ным просветительским центром пра­вославия, а пустынька — местом уединенной сосредоточенной молит­вы... Когда рижская обитель была уже более-менее обустроена, Екате­рина осталась заниматься делами обители в Риге, а Наталия отправи­лась в пустыньку.

ЛАМПАДА В СОСНОВОМ ЛЕСУ

Официально Спасо-Преображенская пустынь учреждена 17 июня 1894 года. Именно в этот день государь Александр III высочайше соизволил от­вести в дар рижской Свято-Троицкой православной общине более 170 деся­тин казенных лесов под городом Митавой. Однако распоряжения высоких чиновников и строгие формальности таковыми бы и остались, если бы не подвижническая деятельность сестер Мансуровых.

В глухом сосновом лесу, теперь уже принадлежащем православной общине, семты отыскали полянку, будто бы вырубленную крестом.

Здесь на однои из деревьев они укрепили маленькую иконку "Яыление Божией Матери Сергию Радонежскому" и горячо молились, чтобы Богородица явила свою милость и помогла в предстоящем нелегком труде по обус­тройству обители.

Это сейчас в Спасо-Преображенской пустыни, что в 60 километрах от Риги, проживают порядка 50 мона­хинь. А в первый год их было только шесть, но в темноте леса у иконы Пре­святой Богородицы постоянно тепли­лась лампада, где вечерами после дневных дел исполнялось сестрами вечернее молитвенное правило.

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ХРАМ

Постепенно поляну обнесли забо­ром, на месте, где предполагалось возвести храм, установили большой восьмиконечный крест. В храме очень нуждались и сами монахини, и живу­щее по соседству с пустынью православное население. И вот 6 августа 1897 года в Валгундском лесу по благословению архиепископа Арсения совершили закладку храма во имя Преображения Господня.

Медленно, но верно пустынька благоустраивалась: на пожертвоваия построили деревянный корпус на семь келий, завершалось строительство до­ма для паломников и игуменского до­ма, а 20 июня 1899 года был освящен возведенный Преображенский храм. Это давали всходы неустанные труды первой игуменьи монастыря матери Сергии (Екатерины Мансуровой) и ее верной сподвижницы матери Иоанны (Наталии Мансуровой).

После освящения церкви в пусты­ни начались регулярные богослуже­ния. Как следует из переписки сестер Мансуровых, задумка сделать пус­тынь местом уединенной молитвы полностью удалась, и ей не помешали ни дикие звери, ни лихие люди. «У нас, слава Богу, все тихо, — писала Наталия. — Так мирно и хорошо, что только помоги Бог так дальше».

ЧУДОТВОРНАЯ ЯКОБШТАДСКАЯ ИКОНА

А в мае 1901 года в Спасо-Преображенскую пустынь впервые принесли крестным ходом чудотворную Якобштадтскую икону Пресвятой Богороди­цы. Чудотворная прибыла из екабпилсского Свято-Духова монастыря в Ригу, где она побывала во многих хра­мах, оттуда — в Елгаву. А уже из Елгавы ее отнесли большим крестным ходом в Спасо-Преображенскую пустынь. Эта благочестивая традиция под­нятия чудотворной иконы пришлась по по сердцу верующим настолько, что ее соблюдали вплоть до 1914 года, когда разразилась 1-я мировая война. А потом, в круговерти революции и войн, святыня, как и многие и другие, была бесследно утеряна. По одной из версий, ее увез немецкий генерал - собиратель православных икон... В настоящее время по благо­говению митрополита Рижского и всея Латвии высокопреосвященнейшего Александра Якобштадтская икона Пресвятой Богородицы восстанов­лена. Освященная ныне почившим  Патриархом Московским и всея Руси Алексием II  в Ризоположенском хра­ме Московского Кремля, святыня замироточила в день своего освящения. Сейчас икона находится в Свято- Духовом мужском монастыре лат­вийского города Екабпилса.

Весной 1907 года был получен спе­циальный указ, разрешавший строи­тельство в пустыни еще одного храма. Деревянная церковь была задумана и построена в стиле древнерусских, будто бы затерянных в глуши дере­венских храмов. К весне 1908 года храм был  уже полностью обустроен и освящен во имя небесных покровите­лей пустыни и рижской обители — преподобного Иоанна Лествичника и преподобного Сергия Радонежского.

Жизнь пустыни все более налажи­валась: работала церковно-приход­ская школа, странноприимный дом принимал паломников, богадельня призревала больных и одиноких жен­щин. Пустынь стала общепризнанным духовным центром.

ВОЙНА

В 1915 году 1-я мировая война при­близилась и к этим местам. Сестры были в спешном порядке эвакуирова­ны, а в помещениях обители располо­жился немецкий госпиталь. По сей день память о тех страшных годах жи­ва в монастыре: на его территории немцы хоронили своих убитых солдат. Несведущий человек, попавший в пус­тынь впервые, удивится необычным, словно выстроенным в аккуратные ря­ды крестам. А для сестер пустыньки уход за могилами немецких солдат — обязательная часть их ежедневного послушания. Никто не забыт в этих стенах, ничто не забыто...

Мало кто знает, что под полом рижского собора Святой Троицы, что в монастыре на ул. Кр. Барона, 126, размещена еще одна церковь - Успе­ния Божией Матери. По мысли сестер Мансуровых, в нижнем храме должен был располагаться склеп для них са­мих и их родителей после кончины. Однако этим планам суждено было сбыться только наполовину... Сейчас в нижнем храме находятся только усы­пальницы отца и матери основатель­ниц монастыря — Бориса Павловича и Марии Николаевны Мансуровых. По счастью, семья успела примириться и воссоединиться: по молитвам сестер Господь вразумил отца семейства, он искренне покаялся перед своими близкими, был прощен и проявлял отеческую заботу и привязанность к своим дочерям. Известно, что к июню 1909 года, когда сестры Мансуровы выехали в Берлин на празднование золотой свадьбы родителей, в семье уже царили мир и лад.

Война решительным образом вме­шалась в благочестивые замыслы сес­тер быть похороненными рядом с ро­дителями. Эвакуировавшись в Россию, Екатерина, старшая из сестер, обратно не вернулась. Она закончила свой жизненный путь в Царском Селе, где и была погребена в 1926 году. Ее останки с подобающими почестями были пере­везены и перезахоронены в Спасо- Преображенской пустыни в 1989 году. А место захоронения Наталии, к сожа­лению, затерялось, известно лишь, что последние годы она провела на Азове, в городе Гениченске, и почила в марте 1934 года. То были страшные, смутные годы начала XX века...

Восстановление разоренной вой­ной обители требовало и сил, и средств, но во всем ощущалась острая нужда - порой насельницам не хвата­ло даже на хлеб. Но едва монастырь начал оправляться от потрясений, как разразилась 2-я мировая война, так что свой теперешний вид обитель приобрела уже в послевоенные годы.

ИСТОЧНИК РОССИЙСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАШЕСТВА

Сейчас насельницы обители пол­ностью обслуживают монастырь свои­ми силами. Они трудятся на кухне и в поле, в пекарне и прачечной, на скот­ном дворе и в продуктовом погребе. При этом многие из сестер проявляют себя в различных творчествах. Так, в монастыре есть швеи, вышивальщи­цы, златошвейные работы которых яв­ляются шедеврами православного церковно-прикладного искусства.

Есть у пустыньки и серьезные нуж­ды. Построенный более 100 лет назад Преображенский храм имеет очень плохую гидроизоляцию, по стенам идет грибок. Да и тесноват храм стал для разросшейся пустыньки! По боль­шим праздникам приходится строить рядом с храмом специальный навес - службы проходят на улице, чтобы все желающие могли на них присутство­вать. Так что впору думать о строи­тельстве нового собора. Необходимо возвести и каменную ограду вокруг обители, ведь пустынь расположена прямо посреди леса.

 

 

 

 

Современный паломник мало знает о Спасо-Преображенском монастыре, между тем именно здесь, в Латвии, находится духовный источник женско­го российского монашества: рижский монастырь воспитал 19 (!) игумений для вновь отстраиваемых российских монастырей. Смиренно совершая свою высокую миссию, самоотверженно и неустанно служа православию, денно и нощно возносят сестры молитвы к Господу о здравии и спасении каждого из нас, маленькой Латвии, большой России и всего мира.