Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Рута Марьяш
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Третье Рижское общество взаимного кредита

Третье Рижское общество взаимного кредита

Артисты города Дэ

Элина Чуянова

«Ves.LV»

 

19.02.2013

 

Первый русский драматический театр появился в Даугавпилсе на 26 лет раньше, чем в Риге

Воздух Динабурга — Двинска — Даугавпилса пропитан молекулой творчества. Одних лишь артистических имен сколько с ним связано! Еще в позапрошлом веке здесь родились Соломон Михоэлс и Оскар Строк, в середине ХХ века десять лет жила Нина Ургант, поставил своего знаменитого «Гамлета» Сергей Радлов. Проездом выступали Михаил Чехов, Анастасия Вяльцева, Надежда Плевицкая… Да и современные российские актеры, звезды захватывающего телесериала «Побег» Евгений Мундум (Коба) и Юрис Лауциньш (ювелир Соломон) тоже связаны с Даугавпилсом: первый — родом отсюда, второй — много лет играл на сцене местного драмтеатра.

Госпожа оформитель

«В настоящее время Динабург не только занимает первое место между уездными городами своей губернии, но даже нисколько не уступает — по красоте зданий и торговле — Витебску. Не говоря уже о крепости, где все дома каменные в два и три этажа, так называемый Форштадт украшен многими прекрасными зданиями, в особенности на дамбе. Общественная жизнь в Динабурге более развита, чем во всех других городах этой губернии; это доказывается тем, что в Динабурге имеется частный театр, тогда как в Витебске нет и городского», — писал в 1864 году известный историк Александр Сементовский.

Впору и нам дополнить старого исследователя: в Динабурге частный русский театр появился в 1856 году, когда в помине не было даже Русской драмы в Риге — столичный театр появится только спустя четверть века.

Историю театрального Даугавпилса по крупицам собирает его жительница — Ольга Корнилова. Эта удивительная женщина всю жизнь работала художником–оформителем в драматическом коллективе Дворца химиков. Несколько лет назад она заинтересовалась фактами и судьбами, связанными с Государственным драматическим театром, и теперь ухаживает за могилами театральных деятелей на местном русском кладбище. На свою скромную пенсию уже выпустила не один десяток фотоальбомов «Штат театра в лицах». А сейчас Ольга Владимировна собирает средства на установление памятника замечательному писателю Леониду Добычину, который жил в Двинске и посвятил городу своего детства роман «Город Эн».

Сентиментальный солдат

С особой любовью ухаживает Корнилова за могилой бывшего динабургского мэра Николая Гагельстрома — ведь это именно он открыл в городе первый русский театр. Причем открыл, еще не будучи градоначальником, — на свои личные средства. Мы с Ольгой Владимировной пьем чай в ее маленькой кухне, заваленной папками и альбомами, и она рассказывает:

— Гагельстром родом из Петербурга, там окончил Главное инженерное училище, служил в царской армии. В Динабурге он командовал арсеналом, затем получил должность главного инженера крепости. В 1865 году в звании генерал–майора вышел в отставку, тогда же был выбран городским главой. Немец по происхождению, стал Николаем Ивановичем, крестившись в православной вере, — иначе не быть бы ему военным. Душой немец был совершенно русским — щедрый, чувствительный. Обожал театр и надумал вдруг городу подарок сделать. В 1856 году, сразу после Пасхи, прямо в центре заштатного Динабурга, выросло двухэтажное здание — нарядное, в фонариках. Внутри все было роскошно: бархатная обшивка, хрусталь и позолота, великолепная машинерия, уютные гримуборные для артистов. Театр долгое время считался лучшим в северо–западной части Российской империи, был гордостью города.

…Плац–адъютант Динабургской крепости фон Роткирх писал про Гагельстрома: «Чуть ли не все состояние свое и, кажется, жены убил сначала на сооружение здания театра, а затем на его содержание». Художественно талантливый человек, он и сам писал декорации. А когда ставили оперу Вебера «Волшебный стрелок», случалось, становился за дирижерский пульт. Оборудование и костюмы к опере заказывались в Варшаве, Берлине и Париже. Частный театр Гагельстрома просуществовал почти 50 лет. После смерти Николая Ивановича частный театр разорился, здание пошло под склад, а в 1914–м сгорело дотла. Только улица Театральная по сей день хранит память о славном почине русского немца.

Театр и немцы

Но Двинск без театра уже не мог. Следующим пристанищем труппы стало здание при Рижско–Орловской железной дороге. Именно здесь выступали Михаил Чехов и Павел Орленев, Мария Савина и Пелагея Стрепетова, Надежда Плевицкая и Анастасия Вяльцева. Но помещение было явно не по рангу таким знаменитостям — слишком убогое… Городское самоуправление наконец решает построить капитальное здание театра, чтобы в нем были предусмотрены концертный зал, гостиница для гастролеров, ресторан и летнее кафе. В декабре 1937–го в Доме единства открылся первый театральный сезон.

— В истории театра, как и в истории города, лежащего на перекрестке всех дорог, хватало жизненных драм, — продолжает Ольга Владимировна. — Взять хотя бы судьбу главного режиссера Алексея Новикова. Весной 42–го немцы собирали со всей Белоруссии эшелон для отправки рабочей силы в Восточную Пруссию и Латвию. В теплушке оказался и режиссер Витебского театра Новиков с семьей. В начале века он окончил Московское театральное училище, работал в Риге и в разных городах России. Одним из инициаторов возрождения драматического театра стал православный священник, настоятель двинского Александро–Невского храма Леонид Ладинский. Он замолвил словечко немцам, и Новикова утвердили режиссером театра. Свое второе рождение театр отметил пьесой Островского «Без вины виноватые». Потом были «Бедность не порок», Свадьба", «Кухня ведьмы» и много других. В военные годы театр поставил 84 спектакля! Неудивительно, что после победы Новиковым заинтересовался НКВД. Не раз приходили к нему домой «сердитые дяди», как называла их дочь режиссера Муся, а уходили, держа в руках пачки снимков, афиши военных лет, программки спектаклей. Никакой крамолы в действиях Новикова не нашли, однако же режиссером быть запретили. Спасибо, что не убили…

В театр в валенках

Крутой взлет Даугавпилсского драмтеатра связан с именами двух режиссеров — Бориса Рощина и Сергея Радлова. Первый заступил на пост главрежа в 47–м. Уроженец Риги и выпускник студии при Московском драматическом театре, Рощин успел поработать в разных театрах страны и наконец был направлен поднимать никому не известный театр. Все свои спектакли он ставил как народные картинки: с музыкой, песнями, танцами, массовыми гуляньями. В такой манере была решена драма Островского «Гроза». А за ней еще три грандиозных, зрелищных спектакля — «Любовь Яровая», «Слава» и «Мирандолина».

Измученным войной людям так не хватало ярких красок, искрометных шуток, веселья. Люди возвращались к жизни. Они сидели в зале в валенках, аплодировали руками в варежках и в дружном хохоте выдыхали облака пара. Еще два–три года, и театр снова станет для горожан полноценным выходом в свет: появятся дамы в шелках и товарищи «при параде». Театр будет давать «Платона Кречета», «Старых друзей», «Марицу», «Оптимистическую трагедию»… В рощинскую эпоху заслуженными артистами Латвии стали Лиза Коренева, Фаина Валицкая, Александр Озеров, Николай Фариновский, Ольга Скибинская. Но блистательных артистов было куда больше: Екатерина Изюмова, Сергей Дубравин, Наум Альтшулер, Елена Черная, Борис Хмельницкий, Лидия Радченко.

Спустя пять насыщенных лет Борису Германовичу предложили возглавить запущенный Театр музкомедии в Риге. Кто же откажется от повышения? Шумный, взрывной Рощин покинул наш театр, и он стал тихо тонуть. Но тут умер Сталин, и снова население встряхнулось. Из лагерей стали выпускать на свободу актеров, режиссеров, и судьба послала Даугавпилсу необыкновенный подарок…

Замахнулся на Шекспира

Талантливый режиссер Сергей Эрнестович Радлов — ученик Мейерхольда, до войны был главрежем Ленинградского академического театра драмы. Он обожал Шекспира и хотел ставить только его. Сделал «Короля Лира» с блистательным Михоэлсом в главной роли, «Отелло» с Остужевым в роли мавра. О нем писали и говорили, на его премьеры валили валом.

— Когда началась блокада Ленинграда, театр Радлова просто «забыли» вывезти, — говорит Ольга Корнилова. — Потом спохватились, и полудохлых актеров отправили в Пятигорск. Но вскоре фашисты вошли и туда. Но Радлова как этнического немца не тронули. Когда гитлеровцы бежали из города, забрали радловскую труппу с собой в Берлин. Благодаря Ольге Чеховой Радлова с женой отправили подлечиться в санаторий на Лазурный Берег — они оба страдали туберкулезом. А когда закончилась война, супруги обратились в советское посольство с просьбой помочь им вернуться на родину. Им пообещали. Но прямо у трапа самолета посадили в воронок — и в ГУЛАГ. За Радловых очень просили ученики режиссера — Черкасов и Бабочкин. В итоге их поместили в «мягкий» Волголаг. Там Сергей Эрнестович познакомился с Василием Яковлевым — учеником Станиславского. От нечего делать начали готовить роль Гамлета. После освобождения единственным театром, который пригласил репрессированного режиссера с мировым именем, стала Даугавпилсская драма. У нас он поставил своего знаменитого «Гамлета» с тем самым Яковлевым. Спектакль произвел настоящий фурор, на него были прекрасные отзывы Жана Кокто и Ильи Эренбурга. У нас в городе о Сергее Эрнестовиче заботились, кормили, одевали его, подарили часы. А как переманили его в Ригу, он вскоре и умер. Поселили его, легочника, в затхлом коридорчике без окон, без света — вот он и зачах…

* * *

…В 50–60–х на сцене Даугавпилсского театра — снова эксперименты. На сей раз — опера. Из Риги сюда переезжают рижские звезды — педагог Брехмане–Штенгеле, дирижер Мендель Баш, хормейстер Паул Квелде. Репетиции «Травиаты» идут полным ходом, и вот уже в народе театр получил меткое прозвище «Королевская даугавпилсская опера». За «Травиатой» последовала «Чио–Чио–сан» — и, собственно, все. Ну прошли три премьеры в городе, ну свозили спектакль в Ригу — а что дальше? Гастролировать по сельским клубам и хуторам? Артисты начали разбегаться. В 1962 году Театр русской драмы Даугавпилса прекратил свою работу на долгие 25 лет.

…Недавно на сцене Рижского русского театра им. М. Чехова с успехом прошла гастроль Даугавпилсского театра — давали пронзительную драму «Оскар и Розовая дама» режиссера Хария Петроцкиса. А 26 февраля они повезут свой спектакль «Ложь» в Валмиерскую драму — все билеты уже проданы. Может быть, впереди у города новая страница театральной славы?