Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Класс профессора В.Зоста , 1947/48 уч.год

Класс профессора В.Зоста , 1947/48 уч.год

Наш русский удар по двойным стандартам

Элина Чуянова

Вести Сегодня, 12 марта 2014 года

На днях латвийская партия ЗаПЧЕЛ официаль­но сменила свое название. Согласно решению государственного нотариуса Регистра пред­приятий ЛР, теперь «пчелы» носят имя Русский союз Латвии  (Latvijas krievu savienība). С чем связано переименование узнаваемого брен­да? Стоило ли менять коней на переправе? Эти вопросы «Вести Сегодня» задала депутату Ев­ропарламента от ЗаПЧЕЛ Татьяне Жданок.

В программе партии всегда было ска­зано, что мы явля­емся политическим предста­вительством русской общины Латвии, — говорит Татьяна Аркадьевна. — Наконец этот факт нашел отражение и в названии. В Европарламенте я вхожу в группу Европейский свободный альянс (ЕСА), ко­торая объединяет депутатов от партий регионов и нацио­нальных меньшинств Европы. программе ЕСА жирным шрифтом вписано право народов на самоопределение. Поэтому совершенно естественной была инициатива Русского союза Латвии прове­сти в минувший понедельник шествие и пикет в поддержку права жителей Крыма самим решать судьбу полуострова. Мои ближайшие коллеги - из Национальной партии Шотландии, партии Уэльса, нескольких каталонских и баскских организаций. Переименовав ЗаПЧЕЛ в Русский союз Латвии, мы наконец-то всецело стали «своими среди своих» в семье Европейского свободного альянса. Русский союз означает, что наша партия объединя­ет очень разных людей, в В том числе разных по происхожде­нию. Но хотя мы все разные, мы единый союз. Мы защи­щаем интересы тех людей Латвии, для которых русский язык является родным или языком домашнего общения. Нам дорога русская культура, и главная наша забота сейчас — спасение русского образо­вания.

—Почему Европе не уда­ется преодолеть двойные стандарты? Одна правда — для евромайданцев, косоваров, другая — для русских Украины, Латвии. Первые в европейской ин­терпретации — борцы за демократию, вторые — ок­купанты, сепаратисты.

— Русская община Лат­вии — это часть русского мира. Временная слабость России породила двойные стандарты. Однако весы, на одной стороне которых За­пад, а на другой — Россия как «альтернативный Запад», сейчас уверенно выравнива­ются. Этот процесс сопряжен с обострениями, как сегодня в случае с Украиной. Но я уверена, что отношение европейской публики к рус­ским изменится. Уже сей­час в западных СМИ сквозь русофобию и примитивное осуждение действий России в отношении Украины проби­вается вполне правдивая ин­формация о проблемах жиз­ни русских в этой стране. 

Сами двойные стандарты существуют до момента, пока мы их не ломаем. Например, мы не сдались, когда по ито­гам «бронзовой ночи» именно на русских Эстонии «прогрес­сивная европейская обще­ственность» возложила всю вину за произошедшее. Две правозащитные русские орга­низации — эстонская и лат­вийская — подготовили жа­лобы в Евросуд и... выиграли. В лице суда Европа призна­ла «чрезмерное применение силы эстонскими властями в отношении участников проте­стов в Таллине».

— Как вам последняя инициатива правящих — уголовное преследование за «тривиализацию агрес­сии» Латвии?

— Есть политики, а есть политиканы. Правящим пар­тиям накануне выборов опять нечем отчитаться перед наро­дом — введение евро ничего хорошего не принесло, а цены на электричество готовятся к резкому скачку. В этих усло­виях политиканы вытаскивают с помойки истории «страсти по оккупации». Латышский на­род должен забыть про ра­стущие цены в благодарность за возможность рассадить по тюрьмам нас, оппозици­онных политиков. При этом инициаторы новых наказаний за «отрицание агрессии» пре­красно знают, что через пару лет Латвия начнет массово проигрывать в Европейском суде людям, которых накажут в соответствии с новым зако­ном. Это будет большой позор для власти, но уже после вы­боров.

Что касается 16 марта... Хватит ругать тьму. Надо действовать. В этом году, как и все последние годы, я буду участвовать в эти дни в антифашистских акциях. Память моих родных, погибших от рук нацистов, и ответ­ственность перед будущим обязывает меня бороться про­тив неонацизма.

«История успеха» —для дураков

— Кто реально рулит Европой — Еврокомиссия, Европарламент, Ангела Меркель? 

— И сила, и слабость ЕС — в сложном устройстве власти. Иногда эта замороченность не позволяет быстро принимать нужные решения. Например, давно назрел вопрос о единых европейских евробондах, вве­дение которых позволило бы быстрее выйти из финансово­го кризиса 2008 года, который ныне перешел в стагнацию. Но, с другой стороны, сложное устройство власти в ЕС позволяет избегать ошибок. 

Что касается роли Герма­нии в Европейском союзе и личном влиянии госпожи Меркель, то этого нельзя недоценивать. Без финансовых вливаний и цементирующей роли Германии Евросоюз дав­но бы уже развалился. Германия будет навя­зывать Евросоюзу все более жесткий кон­троль за бюджетом и банковским сектором стран ЕС. Неизбежна дальнейшая федерализация ЕС при умень­шении влияния эконо­мически слабых стран.

— Знают ли в ЕП и других структурах власти Европы об истинном экономи­ческом положении дел в Латвии? Дей­ствительно ли ве­рят в ее «историю успеха»? 

— За что хвалили премьера Домбровскиса? За то, что в Латвии не было та­ких волнений, как в банкротирующей Греции. То есть на­род обобрали, а он не восстал. Я ува­рена, что если бы в 2009 году возникли массовые протесты, условия для полу­чения международ­ной помощи Латвии были бы более ща­дящими. В том же году общественные активисты из Латвии приезжали по моему приглашению в Брюссель, и мы митинговали напротив здания Еврокомиссии под лозунгами «Спасать людей, а не банки!» В те же дни я встречалась с комиссаром ЕС по финансам Хоа­кином Альмуньей, и он внял нашим аргументам о необходимости защитить простых людей от резкого роста нало­га на недвижимость. Властям Латвии было рекомендовано принять прогрессивную шкалу для этого налога по принципу «богатые платят больше».

Русский вопрос

— Стала ли проблема неграждан Латвии за 10 лет ее членства в ЕС более узнаваемой в коридорах европейской власти, сре­ди прессы и правозащит­ников? 

— Вопросы гражданства в соответствии с договорами ЕС отданы полностью в компетен­цию стран-участниц. Но если нельзя в лоб, то надо решать проблему другими способами. Я специально напросилась в Комитет по петициям, чтобы при рассмотрении личных жа­лоб наших людей поднимать тему неграждан. Моя настой­чивость привела к тому, что Европарламент поручил имен­но мне работать над долго­срочной программой для Евро­пейского агентства по правам человека.

Тему неграждан удается также актуализировать, ра­ботая над законодательством в области визовой политики. Именно этой темой по пору­чению фракции я занимаюсь в профильном комитете. В 2007 году путем переговоров с Ев­рокомиссией удалось открыть ЕС для безвизового передви­жения неграждан. 

Что касается интереса европейской публики к теме наших неграждан, то его изменение находится в полной зависимости от обще­ственной активности в Латвии. Когда состоялся референдум по русскому языку, западные журналисты и политики осаж­дали меня с вопросами о при­чинах «русского бунта». Был хороший повод проинформи­ровать их и насчет неграж­дан. Чуть меньший, но также заметный всплеск активности наблюдался во время сбора подписей за референдум в пользу неграждан в 2012 году и выборов Парламента не­представленных в прошлом году. Я благодарна всем жи­телям Латвии, участвовавшим в этих акциях. 

— Как вы оцениваете градус потенциального сопротивления реформе- 2018? Реально ли повторе­ние протестных событий 2003-2004 годов?

— Размах и результаты акций протеста зависят от нас с вами. От того, насколько едиными и принципиальны­ми будут действия партий и общественных организаций, представляющих русскоязыч­ное население Латвии. С одной стороны, новое наступление на русские школы будет поч­ти «секретным» — каждого директора поодиночке будут «ставить на колени» за закры­тыми дверями министерства и заставлять перевести школу на латышский язык препода­вания. В отличие от 2004 года нет символа — нормы закона, за отмену которой мы боро­лись. Это действительно пони­жает градус протеста. 

С другой стороны, у нас на руках есть доказательства разрушительного влияния уже реализованной в русских школах в 2004 году реформы. Раньше правящие политики и чиновники могли утешитель­но лгать, что так называемое билингвальное образование не ухудшит успеваемость русских школьников. Сейчас уже точно известно, что ре­зультаты экзаменов в русских школах в последние годы на самом деле ухудшились. Рус­ские школы были вышиблены реформой из первой десятки лучших школ Латвии (по ре­зультатам олимпиад). Коли­чество выпускников русских школ, поступающих на бюд­жетные места латвийских ву­зов, резко сократилось. То есть цена прошлой реформы — это не просто наша уязвленная национальная гордость, а по­теря реальных жизненных позиций будущими поколени­ями русских латвийцев. Если мы хотим, чтобы наши дети и внуки были образованными, материально обеспеченными, имеющими доступ к интерес­ной, творческой работе, то мы обязаны предотвратить даль­нейшее разрушение системы русского образования.