Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Похороны архиепископа Иоанна Поммера 21 октября 1934 года

Похороны архиепископа Иоанна Поммера 21 октября 1934 года

А русский мир, был, есть и будет!

Элина Чуянова

Вести Сегодня, 8 октября 2014 года

Личное мнение

Открытое письмо

журналиста

к недепутату

В первый день октября звонки раскалили мой телефон. Звонили близкие, знакомые и те, о ком уж и думать забылось. Русские, евреи, латыши. Украинец, в детстве переживший Голодомор. Бывшие фронтовики, инженеры, врачи, учителя. Подписчики «Вестей Сегодня». Все они задавали один и тот же вопрос: что произошло с вашей Еленой Слюсаревой?»

Задолго до публикации «А мир теперь уже не русский...» было понятно, что у тебя, Лена, перпендикулярный взгляд на украинский конфликт, который ты называешь войной России с Украиной. Твои родные живут на Донбассе, вдоль российской границы. Больно и страшно, там самое пекло. Возможно, личный фактор и сыграл с тобой злую шутку, перевернув с ног на голову все представления о мироустройстве. Иначе как объяснить, отчего умный и честный журналист винит в ужасах Юго-Востока не амбиции вороватых украинских компрадоров,  проплаченных «печеньками» от мирового жандарма, а Россию? У многих из нас в тех краях тоже живут не чужие нам люди. Под Луганском — дом моей однокашницы. Она сразу понятно объяснила, что Донбасс встал на дыбы после запрета на русскую мову: мы, мол, даем стране угля, а они нас вздумали хватать за язык. Когда украинская армия начала обстреливать жилые кварталы, она с семьей спустилась в подвал и на связь выходить перестала. Но пока ыходила, четко знала, кто виноват и кому она предъявит счет. Если выживет...

Россия — агрессор? Тогда почему Луганск и Донецк ровняет с землей армия Незалежной? Зачем Украина воюет со своим народом, уничтожает свое добро — дороги, коммуникации, школы, больницы? Разоряет храмы, глумится над священниками, оскверняет святые места? Сжигает и режет своих соотечественников, соседей? Как с этим быть? Нацгвардия?  Неформальные банды? А кто их нанимал, поощрял и науськивал? Тут снова вопрос к смежникам — властям Украины.

Или к Путину? Может, он и сжигал? Или — сами себя, как в Одессе?

А что, кстати, с малазийским боингом? Кто же его в итоге сбил? Опять Путин? Даже некоторыее журналисты-англосаксы не скрывают, что расследование затягивается по той простой причине, что «русский след» не просматривается, хотя задача поставлена...

Про российскую военную технику, утюжащую дороги украинского приграничья, и вовсе получилось в духе Джен Псаки, которая еще недавно на голубом глазу уверяла публику, что газ идет из Европы в Россию через Украину. Если бы про военную технику было правдой, эпические картины российского вторжения — как минимум со спутника — уже давно бы облетели весь мир. Слишком много заинтересованных стран, групп, лиц...

Но смотрю CNN, отслеживаю ВВС (не говоря уж о Euronews), силясь увидеть хоть один репортаж-онлайн или кадр с реальными лицами и настоящей российской техникой, — ноль. Никаких фактов — одна словесная диарея.

Миссия ОБСЕ вообще побывала на месте — и снова пшик. Как так? Было бы что — раззвонили бы на всю Ивановскую.

Елена, ты называешь присоединение исконно российского Крыма... аннексией, лукаво опустив весенний референдум. Очевидно, назвать массовое волеизъявление людей оккупацией, фикцией и подлогом пока еще не позволяют остатки совести...

К слову, в апреле на Рижском экономическом Форуме, подыгрывая оппозиционному российскому экономисту и политологу Михаилу Делягину, я задала ему вполне либеральный вопрос: «А почто Крым-то отжали?» На что он, далеко не приверженец Путина, растерянно развел руками: «А что ему было делать? Это хлопотная неожиданность для России. Крым сам упал нам в руки, как перезревшая груша». И наблюдая сейчас, как правительство РФ — теперь уже с поправкой на Крым — вынуждено корректировать свои социальные программы в сторону урезания, ясно, что это правда.

Понимаю, истина — всегда многогранна и многолика и у  каждого из нас она своя. Если

перейти на наши латвийские реалии, которыми ты — уроженка Украины и ее патриотка — так смело оперируешь, то ведь есть своя правда и у фанатов летчика Второй мировой Герберта Цукурса, который даже удостоился памятной марки на латвийских  конвертах. Ну а почему нет? Они до сих пор уверены, что он, убивая еврейских детей, боролся за независимость Латвии. Интересно, знал ли об этом он сам?

А русских Латвии ты зря пнула. Да, мы пока слишком разные, чтобы объединиться в целое. Да, наверное, инертны. Украины на нас нет!

Вот смотри, есть ты, Лена. Украинская латвийка? Или латвийская украинка? А может быть, русская Латвии? Или европейская русская с украинскими корнями? Тебе лучше знать. Но твой родной  язык все равно — русский. Есть я — полячка по отцу и характеру. Но в Латвии я стопроцентно русская. Есть коллега-украинка: темпераментная, шебутная, но искренняя, и за русское дело горло перегрызет. Есть латыши, сочувствующие России. Есть евреи и немцы, которые читают наизусть Пушкина и Ахматову, цитируют Бердяева и Солженицина — так, как нам с тобой и не  снилось.

Так что мир все еще русский. И он будет жить, пока живы мы...