Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Кинорежиссёр Сергей Бондарчук и генерал Иван Чаша на съемках фильма в Калининграде

Кинорежиссёр Сергей Бондарчук и генерал Иван Чаша на съемках фильма в Калининграде

Гунтис Шенхоф: «Хватит сеять ненависть!»

Элина Чуянова

Грани. Lv
Суббота, 16 марта 2013
Каждый год, накануне 16 марта и 9 мая, нарастает градус риторики национал-радикалов при власти. Нынче на сезонный пейзаж накладываются еще и муниципальные выборы. Словом, чем дальше в лес - тем злее дятлы. Директор баскетбольной школы «Рига» Гунтис Шенхоф убежден, что многие высказывания правых явно подпадают под статью о разжигании межнациональной розни.

- Последнее интервью Дзинтарса в NRA, цитаты Элерте и Броки… я уже просто прихожу в бешенство, каково же тогда русским? - эмоционально говорит Шенхоф. – В нормальных странах такие перлы были бы расценены как преступные и разжигающие ненависть! Между тем в Сейме создана комиссия по сплочению общества под предводительством Илмара Латковскиса (ТБ-ДННЛ/»Вису Латвияй!»), деньги на нее выделены, разрабатываются какие-то планы. Разбудите меня – наверное, это сон… Экономический кризис в Латвии еще и близко не закончился, политики рассказывают нам какие-то «истории успеха». Не знаю, может, у них и есть какие-то личные успехи, но в масштабах страны я этого не заметил. Народ нарастающими темпами покидает Латвию, демографическая ситуация критическая. А наша так называемая политическая элита все еще разыгрывает этническую карту, играет с огнем. 

У меня есть один знакомый легионер, старый человек, которому уже под 90. Но даже он не понимает выпадов национал-радикалов, возмущается: «Ну сколько можно играть на нашей несчастной истории и зарабатывать на ней политический капитал?» Дзинтарс, конечно, возразит: нам надо с Линдерманом бороться, он слишком много себе позволяет. Но почему в Литве и Эстонии нет Линдермана? А именно потому, что на каждую силу всегда найдется другая сила, противовес. В очередной раз наши прибалтийские соседи оказались умнее нас. Минэкономики разработало план реэмиграции, а зачем, если люди просто не хотят здесь оставаться? Молодые не хотят – и русские, и латыши. Они же целыми классами уезжают! Вы мозгами-то пораскиньте, может, они не только из-за экономики эмигрируют? Может, им страна кажется бесперспективной, с точки зрения человеческих отношений? Может, им неуютно здесь просто? 

- В Латвии это беспроигрышный прием. У нас на ненависти легче въехать по власть... 

- Как-то я встречался по баскетбольной линии со своим коллегой-шведом. Он сказал буквально следующее: если вы, латыши, так вызывающе ведете себя со своим многочисленным русскоязычным населением и с соседней Россией, значит, вы или очень богатые, или глупые, или просто самоубийцы. А прошлым летом у меня состоялся еще один интересный разговор. Я был в командировке в Финляндии, смотрел, как там строят молодежные спортивные центры. И вот познакомился с Лаури Илломаки, который учился в Петербурге, хорошо говорит по-русски. Он честно признался, что не понимает логику нашего поведения по отношению к России. И пояснил: Финляндия пострадала от России гораздо больше, чем Латвия, ведь между ними была война. Но после Второй мировой войны финское правительство выбрало для страны путь прагматизма: нет, историю никто не забыл, но ее не используют себе во зло. Было принято решение строить с Советским Союзом прочные, деловые, цивилизованные отношения. После войны экономика Финляндии тоже была разрушена, но финны не повели себя как близорукие – они навели резкость и увидели рядом с собой огромную территорию, а значит, и бескрайние рынки сбыта. Именно на этом необъятном рынке они буквально за несколько лет подняли свою экономику. Я прекрасно помню, как в советское время все гонялись за финскими товарами. Это было высокое качество, выносливость, культура производства. Сапоги финские по 10 лет можно было носить! А куртки-аляски! Промышленность страны работала на полную мощность, но насытить советский рынок финны так и не смогли, все равно их товар оставался дефицитом, за которым гонялись. Мой собеседник с удивлением спрашивал меня: «Ну а вы-то почему этим не воспользовались? У вас ведь тоже Россия рядом». Что я мог ему ответить? 

- И что же в итоге ответили?

- Что латыши живут с головой, повернутой назад. Латвийская история настолько сложная, неоднозначная, что в ней профессиональные историки не могут разобраться, спорят до хрипоты. Куда еще простому народу голову морочить? Народу жить надо, детей растить! А у нас в государстве это невозможно. Вот о чем думать надо. Я не говорю, что нужно полностью забыть историю – нет! Но зачем на каждом шагу наступать друг другу на больную мозоль?

Взять хотя бы 9 мая. Да, много людей собираются у памятника. Наша «элита», часть которой сама была в компартии и прекрасно там себя чувствовала, забыла, что почти в каждой семье кто-то пострадал в той войне. Это историческая победа – нечего даже отрицать! И пусть собираются люди – с детьми и внуками своими там, в Пардаугаве. Молодежь тоже за своих дедов переживает, которых тут мордой в землю тычут: и оккупанты они, и преступники… 

Я в своей родной Кулдиге не знаю ни одного русского, который бы не говорил по-латышски. Потому что там была естественная среда, и все научились языку нормальным, цивилизованным способом, а не силовыми методами. В Риге и Латгалии исторически другая ситуация. Не было такой латышской среды. Но силой не заставишь, тем более пожилых людей! Моя бабушка верно говорила: «Кто идет с силой, тот идет со злом». Я из политрепрессированных, моя семья очень пострадала от советской власти, но я никогда не отождествлял коммунистов с русскими. Никогда не состоял в компартии – в отличие от Элерте, которая вступила в КПСС в 1989 году - тогда, когда всем уже было все ясно… 

- Казалось бы, русским уже давно должна осточертеть эта атмосфера. Но нет, наш доверчивый избиратель хочет жить дружно и все время выбирает себе центристов – «ни нашим, ни вашим». Латыши же 20 с лишним лет ведутся на ксенофобские лозунги.

- В коалициях у нас не люди с Марса сидят – их туда выбирает и сажает народ. Он за них голосует, наступает на грабли, возмущается, голосует снова и опять – грабли. Значит, общество нездоровое. Это поколение, ушибленное историей, но беда в том, что оно точно так же воспитывает и своих детей. Может, и школьные учителя однобокие были. А, значит, ситуация продуцируется. Люди знают лишь фрагменты истории и находятся в плену мифов. Но их теория не соотносится с практикой. Реалии совсем другие. Если у нас не будет сплоченного общества, государству конец. Это как в спорте. Разве там есть национальные проблемы? Абсолютно нет! Потому что есть общая цель – обыграть соперника и добиться победы. Мы – латыши и русские - должны играть в одной команде. Но первый шаг нужно сделать коренной нации – если она чувствует себя сильной. Спортсмены, как правило, люди сильные: они и соперников уважают, и готовы им руку протянуть. Но насколько сильны мы, латыши, как нация, если все время лаем, лаем и лаем? 

- Ваши мысли близки русскому читателю Латвии. Почему вы не говорите об этом на латышскую аудиторию? 

- Несколько лет назад я послал электронные письма со своим видением ситуации в целый ряд латышских газет, но напечатала их только одна – NRA, да и то в урезанном виде. Я много раз говорил с латышскими журналистами о причинах нашего глубокого кризиса, которые, на мой взгляд, лежат в исторической и национальной плоскостях. До тех пор, пока латышский народ будет продолжать жить своими старыми обидами, он не сдвинется с места и будет прозябать, несмотря на то, что имеет свое государство. Но, видимо, это мнение – не в русле официальной идеологии и редакционной политики латышских изданий. Когда-то я озвучивал свое мнение и о реформе русской школы, предлагая латышским газетам посмотреть на проблему иначе - глазами нелатышей. Но никто не захотел тиражировать это мнение.