Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Участники семинара, посвященного 300-летию присоединения Лифляндии к Российской империи

Участники семинара, посвященного 300-летию присоединения Лифляндии к Российской империи

Как вас по батюшке?

Элина Чуянова

«Ves.LV»

25.02.2013

Центр русской культуры Латвии в Москве (ЦРКЛ) предлагает России выдавать бесплатные многократные визы сроком на пять лет всем гражданам Латвии, которые продемонстрировали приверженность ценностям русской общины Латвии и русскому миру в целом.

В качестве подтверждения такой приверженности предлагается рассматривать следующие записи в паспорте: указание национальности — русский/ая, отметку об участии во втором этапе сбора подписей в поддержку референдума за русский язык, а также вписанное в документ отчество. Предложения уже направлены в правительство, Госдуму и МИД РФ.

В свете этой новости акция «Верни себе отчество!», которая набирает обороты по всей Латвии, становится еще более актуальной. Как «Вести Сегодня» сообщала, отчество в латвийском паспорте можно официально зафиксировать уже сейчас. Возможность эта появилась во многом благодаря известному латвийскому юристу, правозащитнику Алексею Сергеевичу Димитрову — именно он добился в латвийском административном суде того самого решения, которое является правовой базой акции «Верни себе отчество!».

По словам Димитрова, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств предусматривает право внесения в паспорт полного имени его обладателя. Если речь идет о русском языке, то понятие personvArds включает в себя и отчество. При внесении оговорок к конвенции Латвия оставила этот пункт без изменений. В ходе судебного процесса была произведена экспертиза, по итогам которой судья признал, что в русском языке понятие personvArds включает в себя имя, фамилию и отчество. Управление по делам гражданства и миграции приговор не обжаловало. Таким образом, впредь любой обладатель латвийского паспорта с русским именем и фамилией имеет возможность вносить в паспорт также латинское написание своего отчества.

В самое ближайшее время я тоже собираюсь вернуть в паспорт свое отчество. Тем более что нужно для этого всего ничего: прийти в отделение УДГМ с паспортом и каким–нибудь документом, где указано отчество. Свидетельство о рождении вполне подойдет. Зачем это мне? Ведь я живу в Латвии, где такое обращение не принято. Но часто ловлю себя на мысли, что язык не поворачивается называть человека старше себя просто по имени, даже латыша. Получается как–то неуважительно. Проклятое воспитание: к себе тоже хочется уважения. А какие мотивы у других, кто собирается вернуть себе «отцовство»?

Вячеслав Скрипник, предприниматель: «Мой отец был украинцем по национальности и советским человеком по сути. Родом он был из тех мест, где было принято называть людей по имени–отчеству, а родителей на „вы“. Он видел и голод, и страшную немецкую оккупацию, помнил победу и бесконечное ожидание пропавшего без вести отца, моего деда Ефима. Я отца уже не называл на „вы“, но его отчество было всегда на слуху, и имя деда в нем звучало как дань памяти. Благодаря отцу и его рассказам про моего деда, про братьев бабушки, прошедших всю войну и вернувшихся с килограммом медалей и орденов, благодаря его песням и вере в то, что мы живем в правильной стране, я стал таким, какой я есть. Кому–то это может не нравиться, кто–то видит нашу историю через разнообразные призмы, но основные мои принципы отношения к жизни сформировали во мне мои родители. И не менять убеждения в угоду конъюнктуре — это тоже во мне из семьи. За что я родителям очень благодарен. И вернуть отчество я считаю делом правильным».

Люся Прибыльская, издатель, редактор: «Зачем нужно отчество? Русские люди, если они воспитывались правильно, уважают принцип „Чти отца и матерь свою“. Отчество — это ощущение корней, неразрывной цепочки рода, в которой ты являешься звеном, в которой на тебе лежит ответственность за воспитание нового поколения. Западная традиция, распространенная и в Латвии, — это путь эгоизма, поверхностного представления о якобы свободной личности, не связанной обязательствами ни перед родителями, ни перед детьми. К чему это приводит, мы видим в столице Швеции, где, по словам гидов, живет 70% одиноких людей. Для русского человека характерно житие общественное, соборное, в миру и на миру, и в таком житии очень важно, какого ты роду–племени. Это создает нравственную основу общества, которое не может посрамить своих предков — ни живых, ни мертвых. Мой папа Борис Пантелеймонович Прибыльский умер, когда мне было только 12 лет, но его понятия о чести и его принципы живут во мне и сегодня».

Андрей Бердников, преподаватель: «Мы, русские Латвии, не собираемся в знак протеста изобретать себе какие–либо альтернативные имена, а просто хотим официально зафиксировать себя такими, какими мы родились. Это важная часть нашей самоидентификации. Поймет и примет ли эту акцию латышская часть населения? Я считаю, что латыши должны ее не только понять и принять, но и проявить к ней должное уважение. В противном случае с какой стати я должен уважать акцию младолатыша Кришьяниса Валдемара, который, борясь с онемечиванием, еще в 1854 году на дверях своей студенческой комнаты в Тартуском университете написал: „Кришьянис Валдемар. Латыш“? Есть простое правило: защита своей идентичности является легитимной только до тех пор, пока признается и уважается идентичность другого».

Андрей Бойцов, студент, Юрмала: «Фамилия» (familia) с латинского языка переводится как «семья». Это наследственное родовое имя, указывающее на принадлежность человека к одному роду, ведущему начало от общего предка. В старину одним из наказаний был запрет именоваться по отчеству. Почему власть Латвийской Республики наделила себя правом резать эту самую связь путем деформации моего родового имени? Ни в Российский империи, ни в Советском Союзе никто даже не осмеливался думать о том, как бы переписать латышские фамилии под русское правописание. Великий композитор Раймонд Паулс не стал Раймондом Паулсовым, а Лайма Вайкуле — Вайкуловой. Современная Латвия наказала своих русских за чрезмерную доверчивость. Лично я хочу носить именно те фамилию, имя и отчество, которые дали мне мои родители".

Елена Ганкевич, журналист: «В марте буду менять паспорт, а заодно собираюсь вернуть себе то, что государство, несмотря на мои налоги, выплаченные за долгие годы работы на благо Латвии, нагло отняло вместе с гражданством, — мое отчество. Родители дали мне все: жизнь, имя с отчеством, хорошее образование. Но как негражданка я довольно долго боялась собственной тени и даже не мыслила потребовать то, что принадлежит мне по праву. Однако когда истинная латышка, экс–министр внутренних дел Линде Мурниеце во второй раз вышла замуж и стала Линдой Абу Мери и ей за это ничего не было, я специально изучила „абу–вопрос“. Узнав, что „абу“ по–арабски значит „отец“, то есть что, по сути, Абу Мери — это ОТЧЕСТВО, я осмелела. Тем более что в отличие от Мурниеце я воспитана в славянской традиции и замуж вышла единожды — раз и навсегда! Уверена, что в паспортном столе оценят мой героизм и без проблем вернут мне мое отчество».

Вадим Гилис, предприниматель, Резекне: «А почему бы и не вернуть себе отчество? Почему я должен от него отказаться? В конце концов, мой отец серьезный и уважаемый человек! Часто бывая в России, общаюсь с достаточно широким кругом людей. И вот только недавно сам обратил внимание, что почему–то, чисто по инерции, обращаюсь к собеседникам только по имени. Да и сам представляюсь, не упоминая своего отчества. Даже в тех случаях, когда по нормам русского языка нужно было бы обязательно его использовать. Эффект отвыкания от нормативной русской речи. Русские в России смотрят с непониманием, соответственно, это влечет за собой некоторую напряженность в общении. Во всяком случае, при первом знакомстве. Спрашиваю сам себя: а может быть, это один из тех моментов, которые уже хоть и немного, но отдаляют нас от исторической Родины, делают уже не совсем русскими? Оно нам надо?

И опять же, если наши сограждане–латыши с таким удовольствием отстаивают свой latviskums, то, стало быть, и нам вполне не зазорно озаботиться своей русскостью».