Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Рижский «сокол» Ростислав Маслов-Беринг. 1933 год

Рижский «сокол» Ростислав Маслов-Беринг. 1933 год

Тиски сжимаются...

Элина Чуянова

«Ves.LV»

Литовские власти ведут широкое наступление на права нацменьшинств

09.01.2013 

В ходе прошедшего недавно в Риге круглого стола "Права соотечественников в странах Балтии", организованного Латвийским комитетом по правам человека, представители национальных меньшинств соседней Литвы признались, что в последние два года ведется планомерное наступление на интересы нелитовских граждан. Фактически на правах нацменьшинств в Литве впору ставить жирную точку...

По последним данным переписи населения Литвы, нелитовцы составляют всего 12,2% жителей. Столь низкий процент "инородцев" в начале 90–х был совершенно безопасен даже для введения в Литве нулевого гражданства. В отличие от того же латвийского варианта с его 37% нелатышей. Казалось бы, живите спокойно, дорогие литовские поляки и русские, говорите на своих языках, учитесь в своих школах, пишите своими буквами, тем более что, согласно статистике, в условиях подавляющего большинства граждан–литовцев нацменьшинства давным–давно владеют государственным языком. Но — нет!

Как рассказали на круглом столе представители негосударственных организаций (НГО) Литвы, в стране грубо игнорируются требования национальных меньшинств писать в документах имена и фамилии в соответствии с правилами родного языка. Вопреки европейскому законодательству запрещено использование языков национальных меньшинств — наряду с государственным — в надписях географических и даже топографических в тех местах, где компактно проживают 80% жителей какого–либо национального меньшинства. Так, административный суд запретил надписи на русском и на польском языках в Вильнюсском и Шальчининкайском районах. Госинспекция по языку ослепла и не замечает повсюду англоязычной рекламы, зато видит в глухой польской деревне табличку на польском языке.

Инспекция с большим рвением проверяет языковые знания у работников госучреждений и предпринимателей нелитовского происхождения. Начиная с 2010 года были наложены десятки административных штрафов за использование польского языка наряду с государственным в учреждениях самоуправления и в частной коммерческой сфере, включая банковскую. В 2009 году власти упразднили правительственный департамент интеграции национальных меньшинств, передав его функции отделу министерства культуры Литвы. Это означает, что за нацменьшинствами закрепляется лишь право на свою культуру. Им, как и Общественным советом по делам нацменьшинств, руководят представители титульной нации. Власти уверены, что именно литовцы лучше знают, какие проблемы волнуют нацменьшинства. Естественно, эти люди не видят никаких проблем и рапортуют властям, что в стране с нацменьшинствами полный порядок.

— Было несколько конфликтов, которые закончились больницей: люди разговаривали между собой по–польски и их за это били, — рассказывает Лукаш–Павел Вардын, литовский поляк (Европейский фонд прав человека). — Обращаться в административные органы тоже нельзя ни на каком языке, кроме литовского. Бывали случаи, когда в учреждениях самоуправления чиновники говорили с посетителями не по–литовски, а на удобном для себя языке — по–русски и по–польски, — и получали за это штрафы. Даже у машин в Литве больше прав, чем у людей. При желании вы можете купить за 600 евро автомобильный номер, включающий букву W, которой нет в литовском алфавите. А вот аутентично записать в документе собственную фамилию невозможно –— можно оперировать только литовскими буквами. С делом о фамилиях мы уже дошли до Европейского суда.

В районах, где компактно проживают нацменьшинства, самоуправления построили 20 новых литовских школ — они большие, красивые, с бассейнами и кортами. Но! Согласно недавно принятому Закону об образовании, в случаях, когда рядом находятся две школы — литовская и нелитовская, — последней грозит расформирование, если в литовской окажется недобор детей. А недобор неизбежен, ведь меньшинства до сих пор вполне обходились своими школами! Более того, через два года в Литве будет введен единый экзамен по литовскому языку и литературе для всех школ. Дети, которые 10 лет учились по другой программе, имеют в запасе лишь два года, чтобы нагнать своих литовских сверстников. Только по литературе разница составляет 200 книг! В связи с переводом на литовский язык целого ряда предметов у детей нацменьшинств уже и так увеличилась школьная нагрузка.

— Для русскоязычных школ вузы готовят только русистов–филологов, — говорит представитель НГО Оксана Бекериене. — Историю у нас уже начинают преподавать учителя, подготовленные в литовских университетах. Результат? На фоне того, что в новых учебниках истории для 10–го класса раздел Второй мировой войны ограничивается лишь темой Холокоста, преподаватели советуют ученикам ради получения зачета смотреть... фильмы о войне. Излишне говорить. что в Литве идет процесс полного перекраивания истории. Например, на официальном сайте города Алитус можно найти такую информацию: да, мол, возможно, в районе когда–то и был какой–то концентрационный лагерь, но свидетельств этому нет — скорее всего, люди... уезжали в Германию подработать, а потом просто не вернулись. От такого кощунства можно с ума сойти. Ведь еще живы люди, которые прекрасно помнят, что концлагерь в Алитусе был одним из самых страшных в Прибалтике. Туда помещали даже детей, в том числе из соседнего Витебского района: у них выкачивали кровь для немцев, а трупы просто выбрасывали. Кроме того, в мае 2012 года в Литву из Америки были перевезены и с почестями перезахоронены останки одного из лидеров Фронта литовских активистов Амбразявичюса–Бразайтиса, который в 1941 году с энтузиазмом "решал еврейский вопрос".

Как рассказали литовские гости, сегодня в стране существует проблема возврата еврейской и польской собственности: за землю в Вильнюсском крае предлагается мизерная компенсация. Хотя в то же время с денационализацией собственности этнических литовцев никаких вопросов не возникало, она прошла как по маслу. В обществе культивируется мнение, что в кризисе и всевозможных трудностях государства виноваты нацменьшинства. Все это создает предпосылки для роста неонацистских проявлений. Нелитовцы уже привыкли к тому, что во время традиционных маршей в День государственной независимости правые скандируют лозунг "Литва — для литовцев!". Власти на такие выходки не реагируют, а продолжают давать разрешения на подобные мероприятия...

...В свое время Литва в один день безропотно отдала Гитлеру Клайпеду и весь Клайпедский край, но Советский Союз выкупил эту землю у немцев за золотые доллары и вернул литовскому народу. А как Литва получила Вильнюс? Когда–то это был город, где проживали 60% поляков, около 40% евреев и только 2% литовцев. В 1940 году СССР по секретному протоколу Молотова — Риббентропа занял территорию Вильнюсского края и преподнес республике в подарок бывшую столицу. Но об этом сегодня в Литве никто не вспоминает.