Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Участники семинара, посвященного 300-летию присоединения Лифляндии к Российской империи

Участники семинара, посвященного 300-летию присоединения Лифляндии к Российской империи

Стук–стук, Курситиса друг!

Элина Чуянова

«Ves.LV»

 11.03.2013

Число жалоб на неиспользование государственного языка возросло в десятки раз

По недавнему признанию старшего инквизи… простите, старшего инспектора Центра государственного языка (ЦГЯ) Антона Курситиса, в первые месяцы текущего года число жалоб на нарушения норм латышского языка увеличилось. Ровно год назад, в 2012–м, тот же Курситис рапортовал: по сравнению с предыдущими, 2010 и 2011 годами, жалоб от населения стало больше в 2 раза, а если вспомнить 2005 и 2006 годы, то и вовсе в 12 раз!

Динамика стукачества растет и ширится, в процессе задействовано все больше и больше граждан. Слаб человек. А тут еще доносы поощряют на самом высоком государственном уровне. Латышам каждый день промывают мозги на тему «кто виноват в ваших бедах» и даже услужливо подсказывают ответ. Ну как тут удержишься?

Как–то, гуляя по Сети, я набрела на уникальное свидетельство времени — интернет–форум ЦГЯ, где brALi–latvieSi с упоением жалуются на «этих бессовестных русских», которые «так и не выучили» государственный язык или говорят на нем плохо, с ошибками. Причем жалуются конкретно — поименно и адресно, с указанием фамилий, должностей, учреждений, предприятий, местами даже реквизитов. Да и сами хоть и прячутся за «никами», но электронную почту свою нередко указывают. А вдруг на почту эту придет нечаянная радость в виде ответа от стражей госязыка: мол, сигнал принят — накажем, оштрафуем, уволим, расстреляем? Враг обнаружен и обезврежен — а значит, день прожит не зря!

Читала я этот форум и глазам своим не верила. При всей нелюбви латышей к Сталину 37–й год отдыхает. Подумалось даже: если вернуть времена красного террора, то Латвийская Республика четко разделилась бы на два лагеря. Одни стучат, другие сидят. Или: одни сидят, другие охраняют. С одной лишь разницей — водораздел между «лагерями» пролегал бы в национальной плоскости. Все доносы, естественно, написаны на латышском языке. Почитаем их вместе — опуская, впрочем, фамилии и адреса.

Даце: — Замдиректора департамента механизации (частное предприятие) С. не знает государственного языка, поэтому приходится весь рабочий день говорить с ним по–русски. Меня это напрягает. Неужели руководящим сотрудникам не нужно знать латышский язык и без него можно выжить? Разве Закон о государственном языке не работает в частных структурах?

Эвиан: — В аэропорту работает инженер В., который не знает латышского и еще получает за это зарплату 500 латов!

Янис: — В приюте работает Г., которая не владеет государственным языком, говорит по телефону на русском, а ведь она работает с клиентами и должна понимать, что от нее хотят.

Иева: — В нашем магазине (название, адрес) работает продавщица (имя, фамилия), к которой, когда ни обратись по–латышски, она обязательно свернет разговор на русский, потому что ей так удобнее. Почему Центр языка не проверяет «аплиецибы» о владении латышским в крупных торговых сетях?

Латвиетис: — В Доме конгрессов 05.02.2012 перед концертом при полном зрительном зале дважды прозвучала реклама на русском языке без всякого перевода. Прошу провести проверку!

Алисе: — Я не понимаю, в чем смысл языковых проверок. По месту моей работы (название и адрес) в марте была проверка, но сотрудники, плохо говорящие по–латышски, продолжают работать на своих местах и занимают те же самые должности.

Клиент: — В магазине (название, адрес) подошел к справочной службе, чтобы узнать информацию об интересующем меня товаре. Начал говорить со старшим оператором А. — поздоровались по–латышски, все было прекрасно. Но после нескольких слов она начала говорить по–русски, а я продолжал по–латышски. Я говорю: говорите, пожалуйста, по–латышски! А она развернулась и ушла. Как можно работать в сфере обслуживания без знания госязыка? Специально провел в магазине два часа, наблюдал. Многие покупатели–латыши приходят и начинают говорить по–латышски, но эта старшая оператор и другая сотрудница Л. упорно говорили на русском, и клиенты как по команде тоже начинали переходить на русский. Жаль, что я не заснял это все на камеру — можно бы было показать по ТВ. Что мне делать, если я не хочу это все так оставить?

Линда: — В магазине (название) в Резекне сотрудник охраны Г. Не способен общаться с клиентами по–латышски, даже не понимает элементарных фраз и отвечает только по–русски. Прошу вас проконтролировать знание госязыка у работников охраны магазина.

Латвиете: — Хочется знать, как могут в бухгалтерии центрального аппарата (название учреждения) работать люди, которые не говорят по–латышски (три фамилии)? Когда учреждение в 1996 году только создавалось, в бухгалтерии не было ни одного русскоязычного работника, а сейчас все наоборот. Нужно срочно проверить их на знание госязыка!

Женияс кундзе: — Если бы инспекторы «прочесали» все юрмальские магазины, то нашли бы очень много языковых нарушений в сфере обслуживания. Почему они этого не делают или делают поверхностно — это другой вопрос. Может, по каким–то причинам не хотят… К сожалению, Инспекция по государственному языку работает не слишком активно, у нее нет никакой эффективности!

Ку–ку: — Это полная чушь, что вы тут пишете. Никто не собирается вас слушать и выполнять свои служебные обязанности. ЦГЯ даже не обратит внимания на ваши «писульки». К сожалению, и в этом учреждении попадаются не очень честные люди. Ведь известно, что свидетельства о знании государственного языка часто выдавались в сомнительных случаях, при кое–как сданных экзаменах, без должного контроля. В итоге работник вовсе не собирается применять даже эти, до смешного минимальные, знания. Обучение закончилось, бумага в руках, а дальше можно не напрягаться — все равно русский язык знают почти все латыши.

…Пожалуй, довольно. Нормальный читатель, прочитав эти жалобы, возразит: ну уж в сфере–то обслуживания надо знать государственный язык. И с этим трудно не согласиться. Но видите ли, в чем казус… Полстраны отбыло в Европу. Местный работодатель стонет: выбора нет, работать некому. Латгалия постепенно перебирается в Ригу — на смену уехавшим. В сфере обслуживания и торговле зарплаты смешные, и латыши что–то не спешат устраиваться кассирами в «Максиму»! Они все больше в теплых чиновничьих креслах оседают, в агентурах разных, опять же в инспекциях. А вечером, отработав в поте лица, идут в магазин, и — надо же — их там не понимают. Или не хотят понимать.

Не кажется ли вам, господа латыши, что эта ситуация — прямое порождение узаконенной в государстве сегрегации? Так уж повелось, что вы — чиновники, мы — обслуга. Вы — наверху пирамиды, мы — в основном ниже «экватора». Вас это не смущает? Так не пойти ли нам еще дальше: у вас свои магазины, у нас — свои, где каждый будет говорить на том языке, на котором ему удобно? В конце концов, в США по сей день существует система сегрегации учебных заведений, торговых центров и спальных районов: есть «черные» и «белые» кварталы, магазины, школы. Ну раз не получается по–другому… Но тогда уже никаких доносов, о'кей?

А финнам русский не мешает!

Эксперт Йорма Элоранта, автор рапорта о способах повышения конкурентоспособности Финляндии, считает, что более широкое знание русского языка может пойти стране на пользу. В качестве одной из мер он предлагает разрешить эксперимент с обязательным русским языком вместо обязательного шведского в школах Восточной Финляндии. По мнению Элоранта, углубленное изучение русского языка в школах Восточной Финляндии будет выгодно для финской торговли с Россией.

Ранее несколько муниципалитетов Восточной и Юго–Восточной Финляндии, в том числе Лаппеенранта, Иматра и Тохмаярви, подали ходатайство в адрес министерства образования с просьбой разрешить им эксперимент с обучением русскому языку.

В рапорте Элоранта отмечается, что в целом Финляндия — непривлекательная для инвестиций страна. «Минусами» являются высокие налоги, негибкая политика в вопросах рынка труда и бюрократия.