Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Писатель Ирина Сабурова

Писатель Ирина Сабурова

Дважды на одни грабли

Элина Чуянова

Вести Сегодня, 19.11.2013

Альтернативный взгляд на 95–летие провозглашения Латвийской республики

В истории латвийской государственности 22 — мистическое число. Вот–вот страна отметит 22–ю годовщину Второй Латвийской республики, и уже через месяц сдаст Евросоюзу последний значимый атрибут своей «самости» — национальную валюту. Вместе с ответственностью за принятие ключевых решений. Ровно 22 года просуществовала и Первая Латвийская республика — с 1918–го по 1940–й. И точно так же, как сегодня, первые лица страны тогда передали на блюдечке с голубой каемочкой свою государственность другому союзу — Советскому. Какую же независимость мы отмечаем 18 ноября? И независимость от кого?

Ответы на эти вопросы искали общественные деятели и эксперты в ходе конференции «Независимая ЛР — путь… куда?», организованной форумом «За прогресс в Латвии». Аудитория Дома Москвы едва вместила всех желающих. Присутствовали латышские журналисты и как минимум один «гэбист» с диктофоном. Уж очень актуальная тема! Затравку дискуссии дал руководитель форума Яков Плинер, заметивший, что согласно концепции ряда латвийских историков в 1917 году в царской России произошел ленинский переворот. Но раз так, то легитимна ли сама ЛР, получившая в 1918–м независимость из рук незаконного ленинского правительства? И хорошо бы понимать, в какой Латвийской республике мы живем — в Первой или во Второй?

Неизвестное об известном

Латышский политолог и экономист Эйнар Граудиньш своим сообщением просто порвал зал. Мы слишком ленивы и нелюбопытны, чтобы копаться в первоисточниках на госязыке, а Граудиньш знал, где взять, и собрал исторические перлы, касающиеся 18 ноября 1918 года, доказав, что с точки зрения международного права создание Первой Латвийской республики — мягко говоря, случайность. И дело не только в ленинском перевороте.

На момент провозглашения территория Латвии была оккупирована войсками кайзеровской Германии. И только с согласия союзников и с разрешения немецких оккупационных войск 18 ноября Народный совет, созданный днем раньше, смог объявить о рождении латвийского государства. По иронии судьбы торжественное собрание, проходящее в помещении Латвийской оперы — ныне Национальный театр — охраняли солдаты немецкой армии. У самих латышей на момент провозглашения никаких вооруженных формирований не было. Заметим в скобках: исторический фон вступления Латвии в Советский Союз в 1940 году — тоже якобы оккупационные, но уже советские войска на марше. Аналогия самая прямая: тот же овощ, только в профиль. Уж не карма ли это? Это как женщина, которая трижды выходит замуж и всякий раз за пьяницу…

— За сценой театра, в гримерках, собрались 38 членов Народного совета, которые представляли восемь латышских демократических партий, — говорит Граудиньш. — Представителей должно было быть больше, но партии не успели оповестить всех, кто жил в провинции. От Латгалии прибыл один Станислав Камбала, который вообще не имел права представлять регион, его никто не уполномачивал! Средний возраст «отцов Латвии» составлял 30–35 лет, причем речь идет о неофитах, далеких от политики. Из бывших депутатов Госдумы России присутствовал только Янис Залитис с весьма скромным политическим опытом. Мало кто знает прямую цитату, которую зачитал после провозглашения Первой республики Паулс Калныньш, член Народного Совета Латвии: «Свободная независимая Латвия — не наша цель, а только средство достижения нашей цели. Как и раньше, так и сегодня, мы стоим на принципах социалистического интернационализма». Это было произнесено на торжественном собрании по поводу провозглашения Латвийской республики. Кто–нибудь сегодня об этом говорит?

Dievs, svēti Latviju!

Историк Виктор Гущин напомнил еще один исторический факт: «Адвокат Янис Чаксте, избранный председателем Народного совета, на заседании 18 ноября не присутствовал и своего согласия на избрание не давал. В исторических кругах до сих пор нет единого мнения о том, почему он не пришел на торжество». Возможно, как сильный юрист он понимал всю авантюрность затеи. Тридцать восемь никем не уполномоченных случайных людей в условиях оккупации не имели морального права провозглашать государство от имени народа…

Теперь о символах и атрибутах, которые, по всем опросам, являются для латышского народа важнее всяких дел. По словам Эйнарса Граудиньша, флаг в нынешней цветовой гамме и пропорциях появился лишь за год до провозглашения республики, причем с большими дискуссиями. Хотя сегодня на разных уровнях утверждается, будто бы этот национальный символ корнями уходит в глубину веков. Увы, это глорифицированный миф.

То же самое с гимном. В день провозглашения ЛР на сцену вышел хор Теодора Райтера из латышской Оперы, который пригласил президиум Народного совета присоединиться к исполнению песни Карлиса Баумана «Боже, храни Латвию» — она и стала впоследствии официальным гимном. Хор был приглашен потому, что отцы–основатели Латвии эту песню не знали. И хор зачем–то исполнил ее три раза подряд. Во время пения к хору присоединились все желающие. Исторический момент как раз и запечатлен фотографом Вилисом Ридзениеком. Событие обросло большим количеством участников, за эту историческую фикцию фотограф был награжден высшей государственной наградой Латвии — орденом Трех звезд.

 

Кому в Латвии жить хорошо?

Современную Латвию нам преподносят как свободное, демократическое государство. Но о какой демократии речь при наличии института неграждан — массовой категории пораженцев в правах? И так ли уж уютно в своей стране чувствует себя сам носитель государственности — латышский народ?

Доктор педагогических наук Валерий Бухвалов напомнил, что, по данным опроса, проведенного в марте прошлого года компанией Latvijas Fakti, половина жителей Латвии считает, что дела в стране идут в неверном направлении. Пессимистически к развитию Латвии относятся 50,2% опрошенных. С мнением, что в целом Латвия идет верной дорогой, согласны только 15,5% респондентов, при этом 31,1% считают, что она застыла на месте. Большой разницы в убеждениях между латышами и русскими Латвии нет. Об этом свидетельствуют данные другого опроса, показывающие, что 66% латвийцев разделяют левые убеждения и только 5,4% — правые.

— Обоим периодам независимости предшествовало пребывание Латвии в составе России, и в обоих случаях в необъятной империи она играла существенную роль, — напомнил известный правозащитник, кандидат технических наук Владимир Бузаев. — В составе СССР Латвия снова стала одной из самых процветающих советских республик. Доля Латвии в производстве товаров народного потребления в 3,5 раза, сельскохозяйственного оборудования — вчетверо, а радиоприемников — в 17 раз превышала ее долю в составе населения СССР, не достигавшую и одного процента.

Бузаев блестяще сравнил статистику ущерба экономике Латвии в советскую пору и после 1990–х. Данные шокируют. Так, официальная правительственная комиссия по подсчету ущерба от советской оккупации по состоянию на 2010 год насчитала 235 млрд. латов. А ущерб от деятельности самого этого правительства за 22 года Второй независимости оценивается в 263 млрд. латов — с учетом синтеза стагнационной и экстенсивной моделей развития экономики, а также утраченных основных фондов и оборотных средств Латвийской ССР. Почти 30 млрд. перебор. Как говорится, почувствуйте разницу!

Глобализация наступает

Как жить Латвии, в каком статусе, и вообще — быть ей или не быть, решается не внутри страны, а извне — международными корпорациями, Фондом Сороса и прочими «теневиками», убежден политтехнолог Юрий Петропавловский.

— Как сообщила «Латвияс авизе», Министерство обороны Латвии создает центр стратегической коммуникации НАТО, — говорит он. — Центр поможет любой стране НАТО в случае попыток «чужих» государств влиять на ее информационное пространство. «Если против какого–то государства НАТО будет проводиться психологическая операция, мы будем знать, как ее предотвратить и как на нее ответить», — заявил госсекретарь Министерства обороны Янис Сартс. На финансирование центра стратегической коммуникации НАТО в бюджете Латвии выделено 3 миллиона 200 тысяч евро, или 4,3 миллиона долларов. Это смехотворно. Таким образом, годовой бюджет латвийского центра стратегической коммуникации НАТО составит менее чем одну восьмитысячную часть официальной чистой прибыли корпорации Apple за год, или в 17000 раз меньше, чем личные средства Билла Гейтса. Суммарные активы семьи Гейтса почти в 19 раз превышают бюджет ООН на 2012/2013 годы. Такова реальность эпохи глобализации. У кого мировой «общак» — у того и власть. Так что Латвии не нужно расстраиваться. Ее номер даже не восемь, а 208!

В послесловии дискуссии глава Русской общины Латвии, доктор экономики Вячеслав Алтухов обратил внимание на интересный факт: «И Первая Латвийская республика, и Вторая подошла к своему 22–летию банкротом, оказалась в долгах как в шелках. В первый раз ее основные долги заплатил Советский Союз. К началу 40–х ХХ века Латвия осталась должна 100 млн. долларов Швеции. Но Сталин договорился об отсрочке: все же война. Но как только Хрущев вступил в должность генсека и собирался нанести визит в Швецию, ему сказали: это невозможно до тех пор, пока не расплатитесь по долгам Латвии. Отдали! И сегодня, после 22 лет независимости, Латвия снова в долгах как в шелках — должна более 6 миллиардов. И недаром премьер Домбровскис, ратуя в сейме за вхождение в еврозону, заметил: „Латвия не самодостаточна!“ Вот он, момент истины. Она не самодостаточна и никогда самодостаточной не была. Вопрос лишь в том, как от более бедного, ослабевшего хозяина перейти к более богатому и сильному, который мог бы обеспечить главное — комфортное существование национальной элиты. Но новый союз для Латвии будет гораздо жестче прежнего, советского. Поэтому независимость государства очень скоро снова окажется под большим вопросом». К этому уже нечего добавить