Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Свадьба Т.К.Барышниковой

Свадьба Т.К.Барышниковой

О РУССКИХ ОБЩЕСТВАХ В РИГЕ

Мария Булгакова

«Даугава», 2005, №2


В конце 1980-х — начале 1990-х годов в Риге появилось много новых русских обществ.
О Балто-славянском обществе (БСО), которое возглавлял Владимир Стешенко, я впервые услышала в связи с тысячелетием крещения Руси — в 1988 г. В большом зале Дома культуры Рижского вагоностроительного завода яблоку негде было упасть. На сцене Игорь Антипов, недавно вернувшийся из Москвы, где широко отмечалась 1000-летие крещения. Потом, помню, пел Гурий Антипов. В зале царит подъем, чувство единения и тепла, все уверены, что так будет и впредь.
И действительно, какое-то время все так и было. Для меня особенно радостны были концерты входившего в БСО хора «Перезвоны» (дирижер-регент Юрий Глаголев). С «Перезвонами» мы, актив БСО, ездили в музей-усадьбу Мусоргского «Наумово», побывали и в Пушкинских Горах. Жаль, что нельзя повторить ту поездку, ее атмосферу.
Работала в БСО и Духовная секция, созданная тем же Игорем Антиповым. Не знаю почему, но жила эта секция, к сожалению, недолго. На память о ней осталось брюссельское издание Библии, которую раздавали всем членам секции. Помню лица тех, у кого в руках оказалась эта Книга.
Энтузиазм участников БСО с годами, увы, шел на убыль и сейчас едва теплится.
Почему так? По разным причинам, но, конечно и потому, что не было общего Дома.
Надежды возлагались на Дворец Петра, под крышей которого могли бы объединиться русские общества. Недолгое время во Дворце располагалось несколько русских обществ, но потом Городская Дума пустила Дворец с молотка. Но, боюсь, дело было не только в помещении. Почему-то возник в обществе разлад, точнее даже, не в обществе, а среди его лидеров. То вспыхивая, то затухая, уходили куда-то из БСО идеи добра и любви, взаимопонимания и взаимовыручки...
В своих поисках общества, в котором мне было бы и интересно, и уютно, я пришла в «Улей», тоже входивший в БСО. «Улей» начинал ярко и многообещающе. Много сделала для «Улья» Вера Барташевская из Музея зарубежного искусства. Нам разрешили собираться в музее, в небольшом зале Свинцовой башне Рижского замка. Слушали доклады об искусстве и литературе, говорили о новых журналах и книгах, читали стихи, разыгрывали театральные сцены.
Во главе «Улья» стоял Сергей Журавлев, в городе человек небезызвестный. Обычно он завершал наши встречи — говорил речь. Лилась эта речь плавно и долго, остановиться ему было чрезвычайно трудно. И хотя в его речах всегда было много интересного, иных он прямо-таки заговаривал.
Музеи были нищими, боролись за выживание, вскоре нам объявили, что получать зал бесплатно уже невозможно. Где взять денег? И ряды «Улья» стали стремительно редеть, эпизодические встречи то в одном, то в другом месте никого не удовлетворяли.
Предчувствуя закат «Улья», я снова задалась вопросом — а дальше куда?
Дело в том, что я отношусь к той не такой уж малочисленной категории выброшенных за борт жизни пенсионеров, которые всеми силами сопротивляются одиночеству и унынию. До 1991 г. более двадцати лет я работала экскурсоводом Рижского бюро путешествий и экскурсий, находилась в круговороте людей и событий. Распад Бюро, внезапная потеря работы, мгновенное осознание своей ненужности, утрата ритма жизни привели меня к такому дискомфорту, что заставило меня и таких, как я, искать спасения в общении. Государству мы были не нужны, в нас жило (и живет) убеждение, что власти делают все, чтобы мы не заживались на этом свете. Почти все, что защищало человека от одиночества, от духовного оскудения, стало недоступным: транспорт дорогой, телефонную трубку боязно поднять — тут же начинаешь считать, почта все дороже и дороже, театры, концерты, книги — недоступны, в гости не пойдешь — не на что купить цветы, да и страх доставить лишние расходы хозяевам не настраивал на хождение по гостям. Об экскурсиях и дальних поездках можно только мечтать... Что же остается тем, кто все еще ценит роскошь общения? Искать единомышленников — один из путей «чтоб не пропасть поодиночке».
Осенью 1992 г. по радио «Домская площадь» услышала призыв Маргариты Тунс приходить в общество Кришьяна Барона. Тут же откликнулась, ведь я знала Маргариту как музыковеда еще по консерватории, еще с далеких студенческих лет.
Пришла — и не расстаюсь с этим обществом до сих пор. Общество им. К.Барона было задумано Маргаритой Туне с целью помочь тем, кто хотел узнать о Латвии хотя бы чуть больше, чем знал. В этом нам охотно помогали и директор музея К.Барона Рута Карклиня, и замдиректора музея литературы и искусства Гайда Яновска, и многие другие... Чем еще занимаемся? Всем! Литература, музыка, религия, философия, медицина... Только одно ограничение — на жизнь не жаловаться, политическим проблемами на встречах не задаваться. Кто входит в общество? Большинство — вышедшие на пенсию женщины — люди медицинских профессий, учителя, преподаватели вузов и научные работники, инженеры, экономисты... Каждый раз собирается нас человек за тридцать. И все готовы петь гимн нашему обществу, оно выдержало проверку временем, живет полноценно.
В июне 1995 г. я пошла в Дом печати, в редакцию журнала «Даугава», получать свой первый в жизни гонорар за напечатанные в майско-июньском номере журнала мои военные воспоминания — «Мы остались живы». Ничего больше писать не собиралась, но в редакции попросили принести что-нибудь еще. Так джин, сколько лет обитавший в наглухо запечатанном сосуде, джин, о котором я даже не догадывалась, вырвался на волю.
Стала писать. Скоро поняла, что в этом новом для меня занятии мне нужны и совет, и поддержка. Куда пойти? Услышала про литературнофилософский клуб «Навна», который раз в две недели собирался по воекресенъям в Доме культуры железнодорожников. Пошла, привлеченная названием, которое было мне знакомо по книге Д.Андреева «Роза мира». Ходили в «Навну» и поэты, и прозаики, но больше всего было просто людей неравнодушных к литературе и философии, готовых и поговорить и послушать. У руля «Навны» — Ирена Асис и Володя Щербаков, гармония и лад. Потом Ирена ушла, а вместо нее появился совсем юный народ, много гитар, современные записи. Стало понятно, что скоро придется мне распрощаться с милой сердцу «Навной».
Уже тогда знала, что есть в городе литературная мастерская «Русло», которую ведет поэт Анатолий Михайлович Буйлов. Сюда я теперь и хожу. Хорошая мастерская.
А еще заглядывала к Ирене Асис, которая, уйдя из «Навны», основала студию «Элегия».
2001 г.