Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Во время службы, возглавляемой митрополитом Леонидом

Во время службы, возглавляемой митрополитом Леонидом

Русская армия у стен Риги

Александр Гурин

 

Жарким летним днем десятки тысяч русских солдат приступили к осаде Риги. Над ставкой верховного главнокомандующего развевалось красное знамя. Не ради славы и не корысти ради пришли русские солдаты в Латвию, а для того, чтобы помочь другой большой стране, чтобы поспособствовать устранению беспредела в Восточной Европе. Речь идет вовсе не о событиях ХХ века — шел 1656 год от Рождества Христова…

Сады как ахиллесова пята

22 августа 1656 года над царским шатром под Ригой развевалось алое знамя с изображением короны, скипетра и с надписью золотыми буквами «коронован с честью». То был личный штандарт отца Петра Великого царя Алексея Михайловича. Государь в кольчуге и золоченом шлеме лично возглавил осаду крупнейшего города Лифляндии. Вместе с Алексеем Михайловичем к Риге пришли десятки тысяч русских солдат — стрельцы, драгуны, солдатские полки иноземного строя, казачьи отряды, дворянское ополчение…

Русский марш–бросок к Риге был столь стремителен, что шведский гарнизон города не успел подготовиться к осаде. Шведы даже не вырубили раскинувшиеся поблизости от крепостных стен сады богатых горожан. Там обильно росли яблоки, сливы, кусты смородины и малины. Дело было вовсе не в том, что русской армии без борьбы достался фруктово–ягодный ресурс! Под прикрытием садовых деревьев и кустарников русские солдаты, оставаясь неуязвимыми для врага, рыли траншеи и подбирались все ближе к крепостным стенам. В конце августа они уже устанавливали на мощных земляных укреплениях пушки в нескольких стах метров от крепости. Первого сентября шесть батарей открыли огонь по городу, огромные ядра приносили шведам немалый ущерб. Руководивший обороной прославленный шведский полководец граф де ла Гарди решил сделать вылазку, чтобы отбросить дерзких московитов. Но русские успешно отогнали шведов, командовавший участниками вылазки генерал–майор Горн был убит.

4 сентября в русский лагерь прибыл канцлер герцогства Курляндского Мельхиор Фалькерзам — посол знаменитого герцога Екаба. Герцог был другом России и его канцлер доложил: доверенные люди Екаба агитируют рижан сдаться русской армии. Рижане, быть может и сдались бы, но судьбу города решали не они, а шведский гарнизон.

Русские саперы, готовя подкоп, подбирались все ближе к крепости. Казалось, что военные действия идут удачно. Однако уже 22 сентября царь принял решение: если шведы не сдадут город до 5 октября, русская армия снимет осаду.

Решающий штурм города был назначен на 2 октября. Но за несколько часов до атаки шведы внезапно нанесли предупреждающий удар. Они вышли из города и внезапно обрушились на передовые отряды русской армии. Были разгромлены несколько полков, а осажденные без потерь отступили под защиту мощных укреплений.

Царь приказал отступать. В чем же причина неудачи? Хрестоматийная версия: группа немецких офицеров–наемников, не желая воевать против своих, перебежала от царя в «немецкую» Ригу, выдала де ла Гарди планы Алексея Михайловича и это решило судьбу города. Действительно, иностранцев с Запада в русской армии было немало: формальным командующим был старый шотландец генерал Лесли, полками командовали фон Говен, фон Штаден, Англер, Юнгман, Гамильтон… (Кстати, реформа Петра Великого состояла не в том, что он привлек к службе в России многих немцев, а в том, что он научил россиян воевать не хуже европейцев). Верно и то, что во время осады Риги несколько немцев предали царя и это помогло удачной вылазке. Но причина отступления вовсе не в этом! Чтобы понять смысл случившегося, посмотрим на хитросплетения европейской политики того времени.

Интернациональная помощь

За 8 лет до описываемых событий восстание Богдана Хмельницкого потрясло Польшу. За два года до рижского похода русской армии украинские казаки на Переяславской раде приняли решение «навеки с Россией едины быти». Откликнувшись на призыв украинцев, русские войска вступили в польскую Белоруссию, заняли Полоцк (откуда и начался поход на Ригу). Ослаблением самого большого государства Восточной и Центральной Европы — Польши — воспользовались шведы. В 1655 году они по–разбойничьи вторглись в это государство, заняли Варшаву, изгнали короля Яна Казимира из страны. Шведский король Карл X провозгласил себя и королем Польши. Польским ополченцам и партизанам было трудно бороться с одной из лучших регулярных армий мира.

Шведская агрессия возмутила Данию, Австрию, Англию, Нидерланды… Даже старый недруг поляков крымский хан взялся помогать ущемленному в правах Яну Казимиру. Казаки Богдана Хмельницкого и русская армия прекратили войну с Польшей. Мало того. Россияне начали войну со Швецией и приступили к энергичным наступательным действиям. По трем направлениям русские двинулись на нового врага. Россияне заняли Дерпт (Тарту), Ниеншанц (шведскую крепость в устье Невы), Алексей Михайлович лично осадил Ригу.

Вступив в борьбу с могущественной Швецией, Россия оказала боровшимся за свою независимость полякам немалую интернациональную помощь. В благом деле у Москвы нашлось немало союзников в Европе. Как уже говорилось, ее поддерживал герцог Екаб, Дания и Голландия обещали с помощью большого флота блокировать Ригу с моря. Увы, западные союзники не смогли вовремя «открыть второй фронт». Почему? Об этом история умалчивает. А вот шведский король действовал оперативно. В начале сентября целая флотилия шведских кораблей доставила в город около десяти тысяч высокопрофессиональных солдат. Россия выполнила «интернациональный долг», оттянув на себя часть шведских сил и тем облегчив судьбу Польши. Главная задача была выполнена. Что же до Риги, граф де ла Гарди, получив подкрепление, превышавшее в пять раз силы городского гарнизона, не собирался сдавать врагу самую мощную крепость на Балтике. В русской армии, напротив, крепло мнение: раз союзники не сдержали слова, бессмысленно осаждать Ригу. Конечно, каждый из монархов Балтийского региона хотел бы в то время завладеть «неприступной невестой» (так сотни лет назад называли прекрасную крепость Ригу). Но считалось, что без блокады с моря невозможно взять такую первоклассную твердыню с большим гарнизоном. И решение, об отступлении было принято еще 22 сентября — за 10 дней до успешной вылазки противника.

Новый герб

Итак, русская армия отошла. Карл X был в восторге. После окончания войны он возвел в дворянство всех членов рижского магистрата, пожаловал Риге титул «второго города королевства» и даровал городу новый герб с грозными львами.

А вот сам шведский король–полководец не сумел покрыть себя славой. Польшу ему пришлось оставить, он умер, погубив немало людей, но так ничего и не завоевав. Что касается россиян, они, позднее, еше не раз приходили на помощь европейцам: старший сын Алексея Михайловича Федор Алексеевич помогал полякам отражать турецкую агрессию, в XVIII столетии во время Семилетней войны россияне защищали Австрию и Францию от прусско–германской агрессии, в 1813–1814 году освободили ряд народов Европы от наполеоновской тирании, во второй половине XIX столетия вели долгую войну за освобождение от турок Болгарии и Сербии. В 1914–году русская армия генерала Самсонова двинулась в неподготовленное наступление в Пруссии, чтобы спасти Париж от немецкой оккупации. Миллионы советских солдат лежат ныне в странах Восточной Европы и СНГ — армия СССР освобождала огромные территории от гитлеровцев, щедро платя за чужое освобождение своими жизнями…

Но вернемся к событиям 1656 года. Есть версия, что поверив советам генерала Лесли и отступив от Риги, Алексей Михайлович был неправ. Безусловно, был этот царь и талантлив (писал стихи, сочинял книги), и добр (отменил смертную казнь за многие преступления), и обладал большой личной храбростью. Но не дал ему Бог такого полководческого таланта, какой проявился через несколько десятилетий у его сына Петра. Уже после окончания осады граф де ла Гарди осмотрел русские траншеи и ужаснулся: русские саперы вырыли большой подземный ход, лишь несколько метров отделяло создателей подкопа от одного из бастионов… Шведский гарнизон был на волосок от гибели.

…А львы и поныне обозначены на гербе Риги.