Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Похороны архиепископа Иоанна Поммера 21 октября 1934 года

Похороны архиепископа Иоанна Поммера 21 октября 1934 года

В чем секрет успеха?

Юлия Александрова

«Ves.LV»

   Вести Сегодня, 5 ноября 2011 года (№ 169)

Опубликован рейтинг ста лучших школ Латвии. В него вошли 9 школ с обучением на русском языке

 

Каждую осень "Неаткарига" составляет топ лучших школ Латвии. Критерий один — итоги централизованных экзаменов. Отношение к этому рейтингу неоднозначное. В том числе и среди самих директоров школ: некоторые считают, что невозможно по одному–единственному показателю оценивать работу всей школы.

Белые и черные 

Однако рейтинг "Неаткариги" подтверждает рейтинг Фонда А. Кронвальда, и, что интересно, за основу взят тоже один, но иной критерий — участие учеников школы в олимпиадах. В верхних строчках обоих списков те же самые учебные заведения. И это закономерно — чем больше в школе отличников, тем больше и олимпиадников. За кадром, пожалуй, остается совсем другой показатель — различие между гимназиями и обычными средними школами, которое рейтинги не учитывают. 

В гимназиях, где учатся с 7–го класса, учеников отбирают по конкурсу, а в средних школах в 1–е классы принимают всех детей, живущих в микрорайоне, независимо от уровня интеллекта и степени подготовки. Получается, что стартуют гимназии и обычные школы с разных позиций. Гимназии, совсем как в шахматной игре, являются белыми фигурами и начинают первыми. Тем более удивительно, когда к финишу первыми приходят фигуры черные. Особенно если это касается русских школ, поскольку в Латвии вообще нет ни одной русской гимназии!

Существует, правда, одно "но". Престижные средние школы, как магнит, притягивают к себе талантливых детей, которые имеются даже в самой средней из средних школ. Родители справедливо считают: что пусть их ребенок будет средним среди лучших, чем лучшим среди средних. И переводят его в более сильные школы, чаще после окончания 9–го класса. Так что как ни крути, но отбор в старшие классы престижных средних школ все же есть. 

Чем отличаются лучшие школы от всех остальных? Это хорошо видно на примере двух учебных заведений — даугавпилсской Русской средней школы–лицея (4–е место в рейтинге) и рижской средней школы № 40 (18–е место). 

Особая атмосфера 

Даугавпилсская Русская средняя школа–лицей последние несколько лет в рейтинге "Неаткариги" занимала второе место, следуя за знаменитой 1–й Рижской латышской гимназией. В этом году лицей четвертый в пятерке лучших школ, среди которых — исключительно государственные латышские гимназии: три рижские и одна Вилякская. Директор школы Евгений Борисович Тимошенко в беседе с вашим корреспондентом скромно заявил: "Мы — обычная средняя школа!" 

Однако тут же уточнил, что с 2000 по 2005 год в рейтинге по результатам олимпиад опережала даже 1–ю гимназию! По словам Е. Тимошенко, это целый комплекс секретов. Но главное — нацеленность учителей, родителей и детей на то, что после окончания школы выпускники лицея будут учиться дальше в вузах.

Двоечники? "Есть, конечно, — отвечает он. — В любой школе всегда есть дети, которые не хотят или не могут учиться. Но у нас их мало". Конечно, даугавпилсский Русский лицей не совсем обычная школа. К примеру, с 1–го класса введена предметная система. Математику преподают математики, родной язык — слависты. "Я считаю, что каждому предмету детей должны учить профессионалы, а быть профессионалом в 4–5 предметах нельзя", — считает Е. Тимошенко. Нет в лицее и классных руководителей! Вместо них, совсем как в университетах, имеются кураторы. И дело не только в названии: кураторы в лицее вообще не преподают, целиком и полностью занимаясь учебно–воспитательной работой. 

Оказывается, имея четыре класса, такой куратор спокойно набирает одну ставку. Но освобожденный от уроков, он способен каждый день отслеживать посещаемость и успеваемость всех своих подопечных. Вообще система управления в лицее отличается от прочих школ, где преобладает авторитарный стиль руководства со стороны директора. В лицее — команда единомышленников. "Один в поле не воин, — убежден Евгений Борисович. — Директор не в состоянии контролировать сразу все направления работы — воспитательную, методическую, учебную, хозяйственную. Поэтому моя система управления основана на доверии". 

С этого года лицею утвердили новую программу по углубленному изучению математики с 1–го класса. Все классы на этих уроках делятся на группы. Потребовалось найти трех учителей математики. И это было непросто. Два учителя пришли из других школ, один считался безработным. Главный критерий при приеме на работу — способность новичков к обучению. 

Еще одна изюминка лицея — национальный фактор. Это подчеркнуто уже в самом названии — не просто лицей, не просто даугавпилсский, а именно Русский лицей. К слову, таких школ, не скрывающих свое "русское", в Латвии осталось всего четыре — школа им. А. Пушкина в Лиепае, Пушкинский лицей в столице и рижская Русская школа.

До запятой 

40–я школа стала топовой еще в советское время, так что и традиции, и репутация здесь более основательные. Директор 40–й школы Галина Михайловна Ефремова уверена, что у 40–й школы не только славные прошлое и настоящее, но и очень большое будущее. 

40–я школа всегда занимала первые строчки рейтингов, опережая не только все русские школы столицы, но и все латышские гимназии за исключением 1–й гимназии и Французского лицея. Однако с 2007 года эта школа тоже начала сдавать позиции: из пятерки лидеров она опустилась сначала на 6–е, потом на 9–е и, наконец, на 18–е место. Обогнали 40–ю школу не только столичные латышские гимназии и средние школы, но и провинциальные латышские гимназии из Мадоны, Резекне, Цесиса. Впрочем, среди русских школ Риги 40–я школа по–прежнему остается лучшей.

Секрет успеха 40–й школы, по мнению директора, в "черной" работе. "Каждый учитель разрабатывает каждый свой урок от первой минуты до последней, — рассказала Галина Ефремова. — Кроме того, наш коллектив разработал свои авторские учебные пособия по ряду предметов. И в них тоже прописан до запятой каждый урок! Это учебные пособия по латышскому языку для начальной школы, по биологии с 7–го по 12–й класс, по этике и социальным знаниям. Биология у нас уже с 7–го класса преподается на латышском языке, но готовиться к этому наши дети начинают с 1–го класса — вот почему понадобились свои собственные пособия по госязыку". 

Чем не устраивают 40–ю школу обычные учебники по этике и социальным знаниям? Качеством, ответила директор: "К примеру, этика — это не просто наука о правилах поведения, как многие думают, это наука о морали и нравственности, включающая в себя серьезные философские понятия, и мы создали свое пособие, чтобы научить детей тому, что такое хорошо и что такое плохо". 

Поступление в 10–й класс, как и во всех школах, проходит в конкурсном порядке. Учитываются средний балл за 9–й класс, отметки по экзаменам, латышский язык должен быть не ниже категории D, обязательное условие — прохождение теста по английскому языку.

А вот в 1–й класс может попасть любой ребенок. Отбор согласно закону: сначала принимаются дети микрорайона, потом дети, чьи братья и сестры учатся в 40–й школе, дети учителей школы, а если останутся места, то дети из других районов столицы и даже иногородние. На сегодняшний день в "капитальную" 40–ю школу записались 150 первоклассников. Хотя даже если школе разрешат открыть четыре первых класса, то поступить учиться смогут не более 100 детей. Учиться в 40–й трудно. Один мой знакомый, определив туда своего ребенка–первоклассника, через год перевел его в самую обычную школу. Сказал, что не хочет лишать дочку детства — в 40–й слишком большая нагрузка.

"Вести Сегодня" № 169.

 

Вести Сегодня, 14 ноября 2011 года

На этот вопрос отвечают директора лучших школ с обучением на русском языке

 

Как мы сообщали, согласно рейтингу газеты "Неаткарига", лучшей среди всех русских школ Латвии является Даугавпилсская русская школа-лицей: по итогам централизованных экзаменов прошлого учебного года лицей занял 4-е место в сотне самых престижных школ страны. Второе место среди русских школ - у рижской средней школы № 40, которая удостоилась 18-й строчки рейтинга. Со значительным отрывом, но все же в четвертой десятке находятся сразу четыре рижские школы с обучением на русском языке - Золитудская средняя школа, Еврейская школа им. Дубнова, 34-я и Классическая гимназия. 

Видим цель! 

Золитудская школа (30-е место рейтинга) - пример того, как обычная школа в новом микрорайоне за 20 лет превратилась в престижное учебное заведение. Судя по опросам родителей и детей, главное достоинство школы - сильные учителя. Несмотря на демографический кризис, детей в этой школе с каждым годом становится все больше и больше. Сейчас их 1352. А поступить сюда может каждый. Даже в 10-й класс принимают с "пятерками".

- Не всегда оценка является результатом успеха ученика и не всегда отличник добивается успехов в жизни! - поясняет директор школы Светлана Семенко. - Мы не выкидываем среднеуспевающих детей после 9-го класса. Но некоторые уходят сами, потому что у нас учиться сложно. В этом году - двое выбывших из 10-го класса. Кстати, успех в рейтинге зависит от уровня конкретных 10-х классов. В прошлом году этот поток был сильным, и мы заняли хорошее место, в следующем вряд ли попадем в рейтинг.

25 лет назад, когда Светлана Ивановна только начала работать в Золитудской школе, она как раз оканчивала магистратуру и писала проект "Эффективная школа". Потом был такой же проект в Фонде Сороса. Потом проект "Открытая школа". В общем, этот директор знает секрет эффективности школы. По ее мнению, это профессионализм учителей, умелое управление и хороший микроклимат! И детям, и педагогам должно быть хорошо в школе! От этого напрямую зависит результат их работы.

- У нас очень много кружков и клубов, и в 8 вечера школа еще полна детьми, - добавляет Светлана Семенко. - В школе каждый день что-то происходит. Сегодня, к примеру, у нас дебаты на английском. Каждый год мы пишем дальнейшие цели развития школы. Все учителя пишут свою цель. Когда ввели новые стандарты по природоведению 6 лет назад, то мы сразу включились в европейский проект. Получили новое оборудование, учителя прошли обучение, научились работать с новой техникой. В результате - награда от Латвийского университета и президента! У нас все постоянно учатся - курсы с семинарами, проект "Коммениус", московский проект "Одаренный ребенок", а сейчас проект "ЛАТ-2" - новые технологии по обучению госязыка.

Шалом-Алейхем!

Среди национальных школ в Латвии лидирует школа им. Дубнова. Она заняла 32-е место: средний показатель на выпускных экзаменах - 83,3%. Особенность вышеупомянутых школ в том, что основная часть предметов в них ведется на государственном языке. А в школе им. Дубнова - на русском. Директор школы Григорий Биксон признался, что к рейтингам относится скептически - нельзя судить о школе только по одному показателю.

- За последние пять лет мы показываем результат выше среднего по Риге, - рассказал он. - А вообще нас нельзя сравнивать не только с гимназиями, где при поступление ведется отбор учеников, но и с большинством средних школ: мы - маленькая школа. У нас всего 235 учеников.

Тут есть свои преимущества. Особенно после введения новой модели финансирования, в результаты чего во многих учебных заведениях классы увеличились до 30-35 человек и об индивидуальном подходе можно просто забыть! "С одной стороны, маленькие классы позволяют нам сохранить индивидуальный подход в процессе обучения, а с другой - мы являемся государственной школой, и наша "маломерность" отражается на зарплатах учителей и финансировании школы в целом. Учителя фактически работают за идею!" - поясняет Георгий Биксон.

Среди них есть люди известные. Эдвин Эвартс, доктор наук, преподает историю. Уроки геометрии ведет автор учебников Элина Фалькенштейн. И оборудование в еврейской школе - уникальное, которого нет больше нигде в Латвии. Директор школы рассказывает, что благодаря помощи международным организациям в его школе имеются даже роботы, которые умеют бегать и играть в баскетбол, а также различать белый и черный цвета! С роботами не играют - их собирают и программируют сами дети.

О спринтерах и стайерах

Следующую строчку рейтинга после еврейской школы заняла рижская школа № 34. Как и школа № 40, она прославилась еще в советское время своей уникальной методикой преподавания английского языка. Неудивительно, что в первый класс сюда попасть непросто, если не живешь в этом микрорайоне. Знаю случаи, когда родители, чтобы попасть в эту школу, специально прописывались вместе с детьми к бабушкам и дедушкам, живущим в Задвинье! На сегодняшний день в очереди стоят уже 120 будущих первоклассников, хотя классов запланировано всего три!

Успехи 34-й школы мне комментировала директор, пришедшая в это учебное заведение только в феврале этого года, - Наталья Валентиновна Рогалева. В последние несколько лет работала в Министерстве образования, а до этого возглавляла 22-ю рижскую среднюю школу. Так что она может оценить 34-ю школу и со стороны.

"В 34-й школе - очень сильный коллектив учителей, и, что интересно, среди них много тех, кто сам оканчивал эту школу. А это значит, что они не только любят свою школу и верят в нее, но и впитали ее традиции с младых лет, - считает директор. - Традиции же здесь формировались не одно десятилетие, особенно в преподавании иностранных языков. Я поразилась - все учителя преподают в одном стиле - четко, последовательно, не говоря ни слова по-русски, чтобы ученики полностью погружались в английский язык".

Наталья Валентиновна считает, что 34-я школа - очень консервативна и отличается от тех школ, которые с легкостью внедряют все новое. Если говорить спортивным языком, то 34-я - не спринтер, а скорее стайер. Поэтому здесь все очень основательно, фундаментально, отработано до мелочей.

"Если ребенок начинает отставать, то сразу включается сигнал тревоги и ему на помощь бегут учителя, психологи, логопеды. В 34-й школе не дадут расслабиться! На все случаи школьной жизни здесь разработаны рекомендации и пути решения вопроса. Увы, моей заслуги в успехах этой замечательной школы пока нет!"

"Вести Сегодня+" № 91.

 

 

22 ноября 2011 («Вести Сегодня» № 176)

 

В списке 100 лучших школ Латвии на 47–м и 90–м местах рейтинга — еще две русские школы. Школа № 10 и школа № 96.

 

В сотню самых лучших учебных заведений страны попали всего восемь русских школ. Увы, но их стремительно обгоняют латышские гимназии из маленьких городов. Недаром говорят, что провинциалы куда целеустремленнее столичных жителей.

Гуманитарии не в почете

Рижская школа № 10 знаменита еще с советских времен. Директор школы Надежда Икауниеце сообщила, что 10–я школа дает хороший результат, и не только в рейтинге, который базируется на данных по централизованным экзаменам:

— В прошлом году наша школа участвовала в европейском исследовании, целью которого было проверить знания школьников по математике, чтению и природоведению. Среди 184 школ Латвии мы заняли 6–е место, что означает: наши ученики по этим предметам опережают средний европейский и средний латвийский показатель. Так что 25–е место по результатам экзаменов — хороший результат. Хотя мы не ставим своей целью конкурировать с 1–й гимназией или другими государственными гимназиями, потому что это в принципе невозможно. В гимназиях практикуется отбор учеников, а мы берем всех. Разве что при приеме в 10–й класс отсеиваем "двоечников" и хулиганов.

По мнению директора, для любой школы важны в первую очередь ее расположение и учебные программы, которые она реализует. "Помните, как 20 лет назад все школы начали увлекаться гуманитарными предметами, вводя "облегченный" курс точных и естественных наук? — говорит Надежда Николаевна. — У нас тоже тогда возникла гуманитарная программа, но физику в полном объеме изучали все: и гуманитарные, и физико–математические, и общеобразовательные классы. Именно физику! Потому что физика закрепляет знания по математике и дает хорошие знания о природе, которые, в свою очередь, закрепляются на химии или биологии. И факультативы по математике, биологии, химии тогда мы сохранили — чтобы гуманитарии могли по желанию получить дополнительные знания по этим дисциплинам.

Интересно, что уже лет 10 назад гуманитарное направление в 10–й школе закрыли — не было на него спроса. И это понятно. Тот, кто заканчивает физико–математическое или общеобразовательное направление, имеет больше возможностей для выбора будущей специальности в вузе. Гуманитарий не сможет поступить, к примеру, в медицинский, который очень популярен среди выпускников 10–й школы. Не сможет, поскольку не изучал в полном объеме химию и биологию.

В чем секрет успеха 10–й школы? Директор называет три причины: учителя, работающие очень добросовестно и ориентированные на получение конечного результата; мотивированные родители, чья заинтересованность отражается на успеваемости детей; и наконец, хорошие дети. Почему 10–я школа не берет статус гимназии, ведь в Латвии на это не решилась ни одна сильная русская школа? "В гимназиях обучение начинается с 7–го класса, а мы хотим выращивать своих детей с 1–го, да и преемственность традиций для нас важна, и это можно сделать, только сохранив всю вертикаль", — ответила Надежда Икауниеце.

Мужество + сила

Еще несколько лет школа № 96 была обычной средней школой из микрорайона Иманта. Если успехи вышеперечисленных школ в общем–то не удивляют, то высокий результат школы № 96 можно назвать сенсационным. Средний показатель на выпускных экзаменах 72,6%. Еще немного — и она догонит 10–ю школу, чей показатель в этом году 79,7%.

— Я очень рада тому, что наша школа вошла в рейтинг 100 лучших школ Латвии, и считаю, что мы попали туда заслуженно, — призналась директор школы Ирма Лихачева. — Кстати, попали уже не в первый раз. И это при том, что мы не проводим отбора учеников и берем всех детей, которые хотят у нас учиться. А учиться хотят многие — в прошлом году набрали целых четыре первых класса! Главный показатель успешной школы — кадры. У нас очень сильные учителя! У нас отличная начальная школа, у нас шикарные языковеды, математики, химики, физики. К нашей учительнице по физике Фатиме Фараджовой на консультации приходят даже ребята из латышских гимназий!

Ирма Эрнестовна с гордостью говорит, что за 19 лет существования школы из нее ни один педагог не ушел — разве только на пенсию. Конечно, проблем хватает, но их стараются решать общими усилиями. К примеру, “двоечники”. В прошлом году — всего двое. Хотя приходят дети разные, в том числе и сложные. Но социальный педагог, логопед, психолог начинают с такими ребятами работать буквально с первого класса, и результат налицо.

"А во всем остальном у нас нет ничего необычного: те же учебные программы, что и в других школах, те же факультативы. Разве что внутренняя жизнь интересная: ансамбли, хор, музыкальная и театральные студии, КВН", — говорит директор. — Правда, в этом году мы ввели одно новшество: обучение через Интернет. Наш выпускник разработал программу, с помощью которой любой ученик, если он не понял тему или болеет, может в Интернете посмотреть задания, проверочные работы, даже связаться с учителем. А вообще, когда в 90–е годы все кинулись менять названия и называться гимназиями, мы скромно оставили цифру 96, ведь "9" означает "мужество", а "6" — "силу". Отличное сочетание!

 

"Вести Сегодня", № 176.