Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Борис Инфантьев, Илларион Иванов и Юрий Абызов

Борис Инфантьев, Илларион Иванов и Юрий Абызов

Крепостные «негры»

Юлия Александрова

Вести Сегодня, 28.10.2013

Только на них и держится еще экономика Латвии

«Негры» — последний резерв поддержания государственного бюджета и финансового оборота страны, поскольку они намеренно поставлены в положение крепостных, считает политтехнолог Юрий Петропавловский. Они не могут покинуть страну и отправиться на заработки в Европу. Но скоро «крепостное право» будет отменено.

— Неграждане Латвии не признаются постоянными жителями (резидентами) Евросоюза, поэтому они не имеют реальной возможности работать в странах ЕС и не имеют гарантий на равные с гражданами ЕС условия труда, включая равную зарплату. Это противоречит смыслу евродирективы о статусе постоянных резидентов ЕС, не имеющих гражданства ни одной страны Евросоюза, — поясняет Юрий Петропавловский. — Абсурд! Даже граждане России с видом на жительство и легальной работой в странах Европы имеют бОльшие экономические возможности: их трудовые права, равные с правами граждан Евросоюза, гарантированы специальным соглашением между Россией и Евросоюзом. Вдобавок постоянные резиденты любой страны ЕС могут открыть свой бизнес в другой стране ЕС на равных с гражданами условиях. А латвийские неграждане — нет.

— Но недавно вы заявили, что в Латвии не существует отдельной «проблемы неграждан». Почему?

— Потому что неграждане — это только один из аспектов «русской проблемы» в целом. По данным регистра жителей Латвии на 2010 год, этнические русские составляли почти 68% всех нелатышей страны. Вместе в белорусами и украинцами, для большинства которых русский язык — это язык семьи, этот показатель достигает 82%. По последним данным Управления гражданства и миграции, почти из 300 тысяч всех неграждан более 190 тысяч — русские, почти 40 тысяч — белорусы, 28 тысяч — украинцы. Именно среди восточных славян чрезвычайно высока доля неграждан.

При создании института неграждан, который, между прочим, был одобрен всеми верховными комиссарами ОБСЕ по делам национальных меньшинств — Максом ван дер Стулом, Рольфом Экеусом и Кнутом Воллебеком, была поставлена конкретная цель: не только исключить неграждан из политической конкуренции, но и создать преимущества в трудоустройстве, в бизнесе, в приватизации. Причина прагматическая: нас слишком много, чтобы латышская политическая и экономическая элита могла спокойно допустить равенство возможностей!

Оттеснение славян означает, что как бы всем латышам гарантируются преимущества во всем, в том числе в экономических возможностях. Правда, если проанализировать результаты этой стратегии, видно, что лозунг «Латышская Латвия для латышей» в реальности превратился в «Латвия для некоторых латышей». Вытеснение инородцев привело в силу чисто экономических закономерностей, к эмиграции десятков тысяч самих латышей в страны с более разумной экономической системой.

Существование неграждан — гарантия процветания латвийской элиты. Гарантия ее несменяемости на протяжении уже двадцати двух лет. Меняются названия правящих партий, персоналии вождей и лидеров, но не сменится геополитическая и экономическая ориентация элиты. Начиная с Репше, Годманиса и Иванса это элита антииндустриальная, антинаучная, антитехническая, торгово–финансовая, спекулятивная и бюрократическая. Это элита прозападная, проглобалистская, но не пролатвийская. Она от рождения полностью зависит от Запада, от еврократии, столь же равнодушной к экономике как средству обеспечения реального качества жизни европейцев.

— Хотите сказать, что, не будь в начале 1990–х миллиона неграждан, Латвия могла бы выбрать другой путь экономического развития?

— Да, элита тогда исключила возможность блока пролатвийских, ориентированных на производство политических сил. Просто арифметически исключила. Это позволило ей провести сначала ошеломляющую экспроприацию всех денежных накоплений жителей Латвии — и русских, и латышей. Помните грабительский обмен латвийских рублей на латы по курсу 1 к 200?! Стандартный прием «шоковой терапии» по рецептам Чикагской экономической школы Милтона Фридмана. Пока население находилось в шоке, элита убила всю латвийскую высокотехнологическую промышленность: «Альфу», ВЭФ, Рижский радиозавод, Рижский вагоностроительный завод, РАФ, Автоэлектроприбор, десятки институтов и конструкторских бюро.

— Тогдашний премьер Ивар Годманис объяснял, что продукция наших заводов неконкурентоспособна на Западе…

— А лично мне по этому поводу тогдашний председатель Народного фронта Ромуалдас Ражукас сказал иначе: «Это вопрос политический, эти гнезда мигрантов должны быть уничтожены». Ведь большинство неграждан — это как раз бывшие работники промышленных предприятий союзного подчинения. Именно они больше всего и пострадали от уничтожения промышленности, что и было одной из целей элиты Латвии еще в девяносто первом году. Уничтожение больших предприятий попутно привело к ликвидации сильных профсоюзов этих предприятий. Нынешние разрозненные профсоюзы и ассоциации оставшихся мелких предприятий — это стайка мышей, которая не может бороться со стадом слонов.

Эти слова о «гнездах мигрантов» Ражукас сказал во время конфиденциальных переговоров, организованных нашими общими знакомыми из Народного фронта, накануне срыва правительством Годманиса договора о покупке «Альфы» французским государственным концерном Thomson–CSF (с декабря 2000 года концерн называется Thales Group). Сумма сделки была анекдотически смешной — если память не подводит, полтора миллиона долларов, но это означало сохранение предприятия и тысяч рабочих мест, французские государственные оборонные заказы. Для французов покупка «Альфы» открывала доступ к нашим технологиям и разработкам.

— Имеете в виду продукцию оборонного значения?

— Да, главной продукцией «Альфы» были микросхемы блоков управления межконтинентальных баллистических ракет Р–36М2, они же РС–20 «Воевода», по классификации НАТО — SS–18 «Сатана», которые и сейчас остаются основой стратегических ядерных сил России.

Заявления Годманиса о неконкурентоспособности латвийской промышленности на Западе — это заявление человека, который ни дня не работал в этой самой промышленности, но зато сделал все, чтобы сорвать покупку «Альфы», а потом и ВЭФа, который планировали приобрести «Сименс» и «Самсунг». Это только те покупатели, о которых я знаю точно, поскольку я работал тогда как раз на маркетинговую компанию группы «Сименс». Могу гарантировать, что руководители и специалисты этих корпораций знали, что и где конкурентоспособно, гораздо лучше, чем Годманис и Ко. Логика Годманиса просто абсурдна — весь Запад рвался уже тогда и рвется сейчас именно на восток, на рынки стран БРИК — Бразилии, Индии, России и Китая. Это единственные быстрорастущие глобальные рынки мира. И именно на этих рынках промышленность Латвии занимала свою очень весомую долю — кроме бразильского рынка. Эта доля была основана не только на налаженных связях, но и на технической и технологической совместимости продукции и технического обслуживания.

Например, ВЭФ занимал две трети рынка телефонных аппаратов СССР и сто процентов рынка телефонных централей, Рижский электроламповый завод — сто процентов рынка осветительной аппаратуры, Рижский вагоностроительный — сто процентов рынка моторных вагонов электропоездов. Эти огромные, измеряемые миллиардами долларов в год рыночные ниши на востоке в девяностые годы были навсегда заняты продукцией «Сименс», «Алкатель», «Осрам», «Филипс», «Сони», «Самсунг» и десятков других международных корпораций, в интересах которых, в частности, и былa сконструирована система массового безгражданства, необходимая для сохранения управления страной приемлемым для них образом.

Сверхтяжелый лат стал насосом для импорта, гирей для экспорта сельскохозяйственной продукции и гробовой плитой для латвийского промышленного экспорта. Любая странa Запада в это время дотировала сельское хозяйство из налоговых поступлений от промышленного производства, и убийство промышленности в Латвии привело к потере этого источника субсидий и к падению емкости внутреннего рынка.

— Можно хотя бы приблизительно подсчитать нанесенный ущерб?

— Это миллиарды долларов! Восстановить промышленность уже невозможно, а Латвия превратилась в страну транзитно–финансовой обслуживающей экономики, в провинциальный рынок скандинавских банков второй и третьей руки.

— Через месяц Верховный суд будет вновь рассматривать дело о референдуме по предоставлению негражданам нулевого гражданства. Есть надежда на то, что судьи признают незаконным отказ в проведении второго этапа референдума?

— Есть. Напомню, что первое обращение Сената Верховного суда сопровождалось негативной оценкой референдума о гражданстве. И через неделю тот же Сенат вдруг просит Конституционный суд признать антиконституционными уже изменения в Законе о референдумах. То есть открыть дорогу референдуму. Причина, я уверен, в том, что то ли второпях, то ли по недомыслию дорогие депутаты правящих партий изменили закон так, что теперь Центральная избирательная комиссия имеет право заодно оценивать и фактически запрещать по своему усмотрению участие граждан Латвии в сборах подписей по процедуре Европейской гражданской инициативы. Ни Еврокомиссия, ни Европарламент, ни Совет Европейского союза просто не потерпят ситуацию, когда исполнение этого закона в Латвии будет решать ЦИК. Так что незаконным будет признан именно закон, на основании которого ЦИК отказал в организации второго этапа референдума. Тем более что Закон о референдуме меняли не ради референдума по гражданству. Этот референдум правящая элита с трудом, но может пережить. Главное было не допустить референдума против введения евро! Теперь все у них в порядке — евро в Латвии будет. Теперь можно вспомнить о законности и о конституции. И даже о народовластии.

— Будем ждать решения Сената ВС!