Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Храмовой праздник Даугавпилсского собора  св.Александра Невского

Храмовой праздник Даугавпилсского собора св.Александра Невского

«Русская молодежь голосует ногами!»

Юлия Александрова

Вести Сегодня, 17.09.2013

Массовый отъезд из Прибалтики — это не только результат экономического кризиса, но и результат политики ассимиляции

Так считает лидер организации «ПЕРОМ» Маргарита Драгиле. Она причисляет себя и своих единомышленников к той русской молодежи, которая ориентирована на Латвию, выделяя еще две группы — с ориентацией на Запад и на Россию. Интересно, какая из трех групп самая многочисленная?

— Думаю, что самая многочисленная — та, которая ориентирована на Запад, — отвечает Маргарита. — Эта молодежь рассматривает пространство Европы как возможность для профессионального развития и индивидуального становления. Сохранение русских ценностей для нее является не таким актуальным, как изучение иностранных языков и интеграция в европейское сообщество. Молодежь, живущая в парадигме, что Прибалтика — это часть России, сравнительно небольшая. Некоторые находят возможность перебраться в РФ на ПМЖ, некоторые ратуют за решение социальных проблем в Латвии, но за счет того, что свое будущее они в большей мере связывают с Россией. Активную общественную деятельность они, как правило, не ведут.

Группа, ориентированная на Латвию, тоже большая, но не единая. Часть этой молодежи планирует занять политические посты и сделать карьеру в секторе государственного управления. Для русских же, чтобы добиться успеха в своей стране, выгоднее принять местные правила социальной игры и встроиться в систему, поддавшись отдельным процессам ассимиляции. Поэтому активное включение в общественную деятельность по сохранению и развитию русского мира в Латвии такой молодежи просто не выгодно. А такие, как я, самоопределяются, стремятся сохранить свою культурную идентичность в стране своего проживания. Мы заинтересованы в том, чтобы на государственном уровне были созданы условия для профессионального и личностного развития всех людей — вне зависимости от их культурной и этнической принадлежности. По моим наблюдениям численность последней группы стремительно сокращается и постепенно перетекает в первую группу — ориентированных на Запад.

— Перетекают, потому что устали ждать, когда эти условия будут созданы?

— У нас в стране, если ведешь открытую общественную деятельность в «русском поле», то велика вероятность того, что при построении карьеры будут ставиться подножки. К примеру, наша организация «ПЕРОМ», входящая в объедение ЛатРусМол, находится под наблюдением Полиции безопасности после референдума о статусе русского языка. Тогда нас причислили к тем организациям, которые реализуют политику российских соотечественников и являются угрозой для сохранения независимости латвийского государства. Я прекрасно понимаю, что если решу создать какую–то частную фирму, то мне это сделать будет проблематично.

— Какой процент русской молодежи вообще принимают участие в общественной деятельности?

— Менее 3% русской молодежи объединены в организации, что происходит с остальными 97%, неизвестно.

— О каких организациях идет речь? Клубы КВН и «Что? Где? Когда?» вошли в эту статистику?

— Нет, потому что это клубы, которые, бесспорно, хоть и объединяют русскую молодежь и поддерживают русскую культуру, но не поднимают те общественные и политические проблемы, которые определяют и настоящее, и будущее русской общины. Вот Элерте заявила, что у русских два пути — ассимиляция или гетто, но вряд ли КВН будет той площадкой, где это будет обсуждаться. Просто они, как и волонтеры, работают в другом формате, с другими совершенно проектами.

— А как сильно сократилось число ваших организаций?

— Четыре года назад насчитывалось 15, а сейчас многие из них, причем самые активные, просто исчезли. Исчезли Сватков и его «Единая Латвия», закрылась «Латвия народу», не слышно про «Родину». С одной стороны, возраст лидеров перевалил за тридцать, они завели семьи, выбрали профессиональную карьеру, уехали за границу. В общем, перестали заниматься общественной деятельностью, а смены и преемников не вырастили. С другой стороны, тот же Сергей Пономарев из организации «Латвия народу» вынужден был уехать в Англию, потому что после активных протестов в связи с закрытием 1–й городской больницы ему создали такие условия, что он не смог оставаться в Латвии. Эта тенденция очень опасная. Если не принимать специальных мер, то молодежь вообще скоро может исчезнуть из русского общественного сектора. Клубы и волонтеры останутся, а вот о той же культурной идентичности и инструментах сохранения общины размышлять будет некому.

— Только в этом году латвийские ребята приняли участие в целом ряде мероприятий: «Диалог во имя будущего» и «Прибалтийский диалог», поездка в Москву и Казань, международный лагерь «Селигер», международная молодежная конференция «О спорт, ты мир». Все эти мероприятия организовывала Россия?

— Да, все эти мероприятия организовывали Фонд Горчакова и Россотрудничество. Добавлю еще ассамблею «Русского мира», конференции российских соотечественников разного уровня, но куда более эффективными я считаю совместные проекты, реализованные местными организациями в сотрудничестве с Россией. Один из них — «Шанс молодым», организованный нами с Фондом правовой поддержки прав соотечественников для подготовки молодых лидеров русской общины стран Прибалтики к проектной деятельности по защите прав и представлению интересов русской молодежи.

К сожалению, предлагаемые молодежные программы со стороны России не всегда соответствуют интересам русской молодежи, поэтому активность сравнительно низкая. На большинстве мероприятий не обсуждаются интересующие вопросы сотрудничества с Россией, недостаточно возможностей для общения между лидерами молодежных организаций по обсуждению совместных проектов, да и организаторы в большинстве случаев не понимают особенностей ситуации русской молодежи в Латвии, что снижает эффективность данных мероприятий. Программы носят в основном образовательно–просветительский характер: изучение истории, русского языка.

— А каковы особенности ситуации в Латвии с точки зрения молодежной политики?

— Низкий уровень образования на родном языке, что заведомо ограничивает возможности русской молодежи достигать более высоких результатов в индивидуальном и профессиональном развитии. Непонимание и утрата идентичности. У большой части нет проблем с гражданской идентичностью, но встречаются сложности с идентичностью культурной. Опыт проведения семинаров показывает, что часть русской молодежи затрудняется ответить на вопрос, какой язык для них является более важным и значимым: родной, государственный или иностранный. Имеются проблемы профессионального развития и трудоустройства, связанные со скрытыми ассимиляционными процессами. И конечно, эмиграция, которая стала следствием того, что в родной стране недостаточно возможностей для профессионального становления.

Мне кажется, что неверен сам принцип формирования состава на мероприятия и проекты. В последнее время в делегацию от Латвии включают и русскую, и латышскую молодежь. К сожалению, при этом не учитывается, что интересы и цели сотрудничества с РФ у нас разные. Считаю, что количество молодежи в координационных советах организаций российских соотечественников должно быть больше. Если уж взрослые товарищи считают нас своей сменой и хотят, чтобы эта смена была, то не должны нас держать на скамейке запасных или отводить в своих «взрослых» проектах только роль помощников.

Возможно, что среди 97% неохваченной молодежи есть те, для кого сотрудничество с Россией и участие в проектах актуальны и важны, но информирование о мероприятиях зачастую происходит через координационные советы и в сжатые сроки, то есть информацию получают только организации, входящие в состав КС, а до остальных она просто не доходит. Если бы у русской молодежи была возможность самостоятельно самоопределяться к участию в том или ином мероприятии, как это делается в европейских программах, то сектор русской молодежи Латвии мог бы постепенно разрастаться и становиться более эффективным и влиятельным в стране.

— 28 сентября в Риге пройдет первая Прибалтийская молодежная конференция. Интерес к этому мероприятию есть?

— Есть интерес. Информация распространяется открыто, поэтому принять участие могут все желающие, а не только те, кто состоит в какой–то организации. Сейчас формируются делегации от Латвии, Литвы и Эстонии. На конференции мы обсудим и разработаем совместные действия по сохранению русской культуры и идентичности у русской молодежи стран Прибалтики. Безусловно, обсудим низкую активность русской молодежи в общественно–политической жизни. Но мы просим заранее присылать тезисы докладов, чтобы не ограничиваться обменом мнениями, чем зачастую страдают конференции, а хотим создать реальную программу с реальным планом действий. Конференция должна дать ответ на вопрос: есть ли интерес у русской молодежи Прибалтики в сотрудничестве как между собой, так и с Россией в вопросах сохранения русской идентичности?

— Как ты сама ответила бы на этот вопрос?

— В лагере «Шанс молодым» такие ребята были. И мы хотим собрать тех, кого эти проблемы интересуют, тех, кто понимает, что это работа на ближайшие десять лет как минимум. Это наш шаг в завтра. Потому что завтра уже будут жить наши дети. И мы хотим, чтобы они оставались русскими. У нас в Латвии ситуация еще не самая плохая. Куда сложнее эстонским и литовским русским. В лагере сами ребята говорили о том, что у них недостаточно организаций и программ, которые помогали бы сохранить им свою идентичность. Школа и семья постепенно утрачивают эти функции. А запрос у самих ребят на такие программы есть… Элементы скрытой ассимиляции идут полным ходом. Там мечта Элерте постепенно сбывается. Ребята фиксируют тот факт, что становятся элементами этой госполитики и у них нет инструментов ей противостоять. Нет инструмента сохранить себя как человека русской души. Остается либо уехать, либо принять правила игры. Это реально страшно. В Литве вообще катастрофа — вся русская молодежь практически уезжает после школы. Мы даже не смогли выйти на русских студентов! Работали со старшеклассниками, а они в большинстве своем тоже все нацелены на отъезд. Понятное дело, что только волонтерством и кружками народного творчества все эти проблемы решить нельзя.

— Спасибо за беседу! Успехов!