Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Адриан Моссаковский

Адриан Моссаковский

Я - лояльная русская!

Юлия Александрова

«Ves.LV»

17 февраля 2012 («Вести Сегодня» № 21)

Глава парламентской фракции Союза зеленых и крестьян (СЗК) Аугуст Бригманис заявил, что необходимо устранить те действия и ситуации, которые задевают лояльных Латвии русскоязычных жителей и вынуждают их 18 февраля голосовать за предоставление русскому статуса второго государственного..

Ситуация № 1

Могу перечислить, какие действия и ситуации задевают лично меня. Во-первых, тот факт, что я, родившаяся в Латвии, не смогу принять участие в референдуме и подписаться за то, чтобы русский язык в Латвии стал вторым государственным.

Именно такие политики, как Бригманис, находившиеся у власти все эти два десятка лет, лишили меня гражданских прав в 1991 году. Хотя я голосовала за независимость Латвии. "Ну и дура!" - говорят мне друзья, голосовавшие против. Но я себя дурой не считаю. Более того, повторись эта история второй раз - тоже проголосовала бы за независимость.

Но уверена, что если бы в 1991 году был принят нулевой закон о гражданстве, то у власти были бы многие умные, профессиональные русские, которые вместе с латышами построили бы вторую Финляндию. И не дали бы годманисам, шкеле и наглисам разрушить промышленность и приватизировать созданное нашими родителями народное богатство. Это во-первых.

Ситуация № 2

А во-вторых, мою личностную лояльность сильно подтачивает тот факт, что такие, как Бригманис и иже с ним, сделали из моих детей подопытных кроликов. Дети - это святое. Поэтому ни один родитель никогда не забудет того, что сотворили с их детьми в 2004 году власти Латвии, переведя школы на латышский язык обучения.

Моя старшая дочь тогда была в 9-м классе одной из самых престижных русских школ Риги. На митинги бегали все - даже дети миллионеров. Персональные охранники стояли за их спинами во время пикетов напротив Министерства образования и Рижского замка. Но власти было плевать на наших детей. Реформу не отменили.

Зато сколько было пролито слез над зазубриванием страниц из латышских учебников по географии и биологии! И я ничем не могла помочь. Такое не забывается. Зачем нужны были эти муки?! После школы, имея аттестат со средним баллом 9, дочь пошла учиться в частный русский вуз, заявив, что хочет изучать математику на родном языке.

Пришлось маме с папой выложить пару тысяч за образование на родном языке. А в это время какой-нибудь Янис, окончивший школу на 6 баллов, учился в университете на своем родном латышском языке и бесплатно. На те деньги, которые я как налогоплательщик исправно плачу в госказну.

Ну а с младшей дочкой, которая сейчас учится в 9-м классе, все куда сложнее. Она по полной получила всех школьных реформ, называемых властями интеграционными. В отличие от старшей, которая вызубрила, выучила и вытерпела, не может справиться с билинвальным обучением. Хотя не тупее своей сестры. И таких в классе - треть. Каждодневные трудности привели к тому, что эти дети вообще потеряли интерес к учебе и к тем предметам, которые изучаются на русском, тоже.

Казалось бы, математика - это цифры. А они на всех языках одинаково звучат. Но взять, к примеру, "функции" - открыла тему, увидела три страницы с текстами объяснений и поняла, что ничем помочь ребенку не могу. К тому же алгебра сейчас объединена с геометрией, а там, простите, тексты мудреные.

Что могут сделать родители? Нанимать репетиторов. Один урок математики - 10 латов. Больше того - репетитора не найти! Все русские учителя точных и естественных наук очень-очень перегружены частными уроками. Это объективная реальность. Подтверждающая, что русские родители за школьное бесплатное образование платят больше, чем латышские.

Впрочем, у большинства родителей на репетиторов денег нет, и их дети не получат качественного образования. Хотя и репетиторы мало помогают. Очередная контрольная по математике. Очередная "четверка". Все задания - на латышском. А что, разве учитель не переводит? Переводит. Но устно. Пока сделаешь первое задание - перевод остальных заданий уже забывается.

С отчаянием думаю, что дочери даже медицинское училище не светит, поскольку там обучение тоже только на латышском. А не будь ненавистной реформы, девочка могла бы поступить в университет. Эта ситуация, честно говоря, сильно подтачивает мою лояльность, г-н Бригманис.

Маргинализация русской молодежи - это факт. И не только у нас в Латвии. Как-то на одной конференции довелось беседовать с бывшим министром культуры Эстонии, социал-демократом Яаком Алликом. Он прямо заявил, что русские маргиналы - угроза безопасности страны, поскольку только интеллигенция поможет сохранить межнациональный мир в стране.

Между тем наибольшее число безработных и людей с низкими доходами, наибольшее число заключенных и наркоманов - именно в русской среде ЭР. С ними же очень трудно будет вести диалог правящей элите. Они в карман полезут не за словом, а сразу за ножом. Понимают ли это латышские политики? Пока подобную озабоченность из их уст слышать не приходилось.

Ситуация № 3


На днях позвонил один читатель нашей газеты, пожелал, чтобы я озвучила его мнение о том, как латыши смогут сохранить свой язык и культуру. Сказал, что нам надо взять опыт США. Думала, что дядя будет говорить о "плавильном котле" и погружении эмигрантов в госязык, но он заговорил об индейцах. Мол, всех латышей надо собрать в резервациях, где бы они без всякого постороннего, русского в нашем случаем, влияния смогут уберечь латышский от вымирания.

Я была в шоке. Поблагодарила и сказала, что такую оскорбительную расистскую мысль не хочу публиковать на страницах нашей газеты. Впрочем, все равно ее сейчас озвучила. Потому что эта точка зрения доказывает - примирение на тех условиях, которые предлагает власть, невозможно. И это подтверждает еще один звонок и еще один рецепт сохранить мир - поделить Латвию: русским переселиться в Латгалию и отделиться.

Даже сейчас, накануне референдума, представители латышской интеллигенции, выступая в различных дебатах, растерянно заявляют, что до сих пор не замечали никаких межнациональных трений. "У нас учатся и русские, и латышские студенты, но среди молодежи нет национальных проблем!"(ректор Латвийского университета М. Аузиньш), "Мы сотрудничаем со многими русскими организациями, в частности с Русской общиной Латвии (РОЛ), и никогда никаких проблем не было!" (директор Академической библиотеки ЛР В. Коцере). "Я не слышала ни от одного из своих русских коллег и друзей, что они чувствуют себя униженными потому, что латышский в Латвии является государственным языком" (режиссер А. Цилинска).

Латышская интеллигенция так не хочет понять, что проблемы у русских были всегда, просто латыши предпочитали о них не слышать, живя в иллюзии, что русские смирились с унижением, нанесенным им законами о гражданстве, языке и образовании. А что касается бытового и межкультурного общения, то воспитанные люди и общались между собой вполне интеллигентно, делая совместные проекты и не затрагивая больные вопросы, загнанные вглубь.

Сейчас эти проблемы выплыли на поверхность. Тот же РОЛ, о котором упомянула г-жа Коцере, публично призвал граждан Латвии проголосовать на референдуме за предоставление русскому языку статуса второго государственного.

Ситуация № 4

Еще один проверенный способ погасить недовольство русских накануне референдума: создать иллюзию диалога и даже пойти на небольшие уступки. Как известно, президент страны Янис Берзиньш в беседе с главой католической церкви Латвии Збигневом Станкевичем заявил, что 7 января вполне может стать государственным праздником. А ведь подобное предложение русских депутатов сейм ежегодно отклонял большинством голосов в течение 20 лет!

Более того, и министр образования Роберт Килис сообщил, что не видит ничего страшного в том, чтобы в государственные вузы вернулся русский язык преподавания! Не говоря уж о манифесте доброй воли, призванном содействовать сплочению латвийского общества, который был подписан на днях в Рижском замке.

Последний раз такая готовность к компромиссу демонстрировалась накануне введения реформы образования: испугавшись массовых манифестаций, летом 2004 года власть объявила о разработке проекта школы нацменьшинств. Проект разрабатывался все лето, напряжение в обществе удалось погасить, а проект национальной школы: так и не появился. Через несколько месяцев Министерство образования объявило, что "нужды общества изменились и надобность в проекте отпала сама собой".

Столь откровенная ложь и манипуляция нашей лояльностью меня тоже очень задевают. Но я по-прежнему лояльная русская. Я не делю людей по национальности и учу своих детей никогда не делать этого. А если г-ну Бригманису действительно интересно мое мнение относительно будущего нашей страны, то я его выскажу. Мы никуда отсюда не уедем.

Так же, как не уезжают из США и Канады латыши, покинувшие Латвию во время Второй мировой войны. Как бы они ни любили свою отчизну, покидать страну, которая стала их второй родиной, они не собираются. Мы не уедем не потому, что здесь очень хорошо живется, а потому, что мы родились здесь и считаем Латвию своей родиной. Это наш общий дом.

С соседями, правда, не повезло, но лояльные русские

по-прежнему не теряют надежды на то, что совместными усилиями удастся провести реконструкцию нашей общей коммунальной квартиры. Только вот никакие манифесты этому не поспособствуют. Нужны не слова, а дела.

Для того чтобы сохранить межнациональный мир в стране, власть должна сделать реальные уступки. Одного православного Рождества будет мало. Как минимум Латвия должна допустить неграждан к участию в муниципальных выборах. Только после этого начнется истинный диалог по вопросам языка, гражданства и образования. Лояльные русские готовы к диалогу. Готовы ли к этому латыши?

"Вести Сегодня", № 21.