Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Борис Инфантьев во время лыжной прогулки

Борис Инфантьев во время лыжной прогулки

Кто и почему увольняет Андрея Мамыкина

Юрий Алексеев

«Ves.LV»

19.03.2013

IMHOсlub

05_mamikinНа прошлой неделе руководство телеканала LNT решило закрыть одну из самых популярных в Латвии русских программ — «Без цензуры». Ее автор и ведущий Андрей Мамыкин дал ИМХО–клубу эксклюзивное интервью.

— Решение о закрытии программы принято окончательно? Как это было объявлено?

— Решение о закрытии было принято руководством АО LNT — обладателем лицензии на вещание телеканала TV5. Письмо датировано 6 марта, по электронке я его получил 8 марта, а официально — заказным письмом через почтальона на дом — 11 марта. Откинув демагогию про свободу слова и независимость журналиста, о чем всегда любили разглагольствовать на своих совещаниях топ–чиновники от телевидения в концерне MTG, две главные мысли изложены в последних двух абзацах.

Первая мысль такова: сотрудничество заканчивается 1 апреля.

Вторая мысль: для улучшения качества трансляции оставшихся программ до 1 апреля… тут дальше цитата: «Прямые эфиры должны записываться и сдаваться АО LNT за два дня».

— Руководство канала озвучило мысль, что твоя передача — низкорейтинговая, и, дескать, потому они ее закрывают. Это так?

— Если можно о чем–то сказать «смертельно обидело», то тезис о «низких рейтингах» меня обидел смертельно. Я был тем, кто не просто говорил, а кричал в голос о том, что огромные средства, потраченные на ребрендинг канала (когда пятигранник TV5 был заменен на пузырь с пятеркой внутри, прокламирование пустого лозунга «Наш канал!» и так далее), на кардинальное изменение сетки вещания и все прочее приведут к потере зрителя.

Зритель TV5 никогда не был таким многочисленным, как на ПБК, например. Но он был консервативным и очень верным каналу TV5. Он не ушел от нас, когда отключили спутник в декабре 2010 года и мы оказались отрезаны на какое–то время от зрителя технически.

Он оставался с каналом, когда в декабре 2011 года разогнали всю службу новостей. TV5 спокойно держал до фактического прихода MTG на канал к 1 июня прошлого года пять процентных пунктов доли рынка. То есть каждый двадцатый житель страны регулярно смотрел ТV5.

Но ребрендинг, перекройка сетки вещания — все это отпугнуло нашего зрителя. И он ушел от нас. Сейчас, к примеру, канал REN–Baltija имеет зрителей почти в два раза больше, чем TV5. Нынешний менеджмент совершил то, что ни одному телерадиосовету не снилось: он сказал, что TV5 смотреть не надо.

И такого стремительного оттока зрителей канал не переживал за всю свою историю: за 4 месяца, с сентября 2012 года, мы потеряли треть аудитории. Той самой, лояльной, которая с нами прошла огонь и воду…

Естественно, когда падает самолет, падают вместе с ним и его пассажиры. Падает рейтинг всего канала — падает рейтинг и отдельно взятой программы «Без цензуры». Но я заметил очень хорошую для себя тенденцию: в этом падении аудитории канала доля зрителя программы «Без цензуры» уменьшалась медленнее, чем у всего канала. То есть зритель уже не смотрел все остальное на канале TV5, но еще по старинке включал телевизор, чтобы посмотреть «Без цензуры».

Я не говорю, что моя программа была идеальной. Она вообще очень застоялась в развитии. Ну вот, например, декорации в студии не менялись с осени 2007 года, а рубашки ведущего — с апреля 2007–го. Не говоря о том, что я постоянно твердил: нужно возвращать в программу специальные репортажи, расследования, нужно иметь группу, которая либо по принципу ротации, либо штатно, только внутри БЦ, будет снимать для программы репортажи… Но я получал неизменный ответ: на это нет денег.

Ну и третий момент: о повышении текущих рейтингов я говорил на совещании в MTG, и даже получил благодарственный мейл за комплекс предложенных мер по улучшению рейтинга от Байбы Зузены. Той самой, которая в интервью агентству BNS на днях заявила, что рейтинги у Мамыкина очень низкие, так он еще и ничего не делает, чтобы их улучшить…

— Не усматриваешь ли ты, что руководство канала решило подчистить инакомыслие?

— Я все больше убеждаюсь в этом, и особенно — зная, что с партией «Единство» у балтийских менеджеров MTG не просто теплые, а очень теплые отношения.

— Были ли от руководства канала ранее какие–либо предложения по смене формата передачи, по ограничениям свободы выбора тем, по переводу программы в запись?

— Руководство осенью восстановило худший образчик совка — экспертные советы. Сама по себе идея вроде как и неплоха: если очередной «клецкин» наедет на Мамыкина, у нас на MTG есть эксперты, которые независимо оценят контент канала и конкретной передачи.

Я поначалу воспринял эту идею с воодушевлением, потому что думал: там будут настоящие гуру нашей профессии, по–настоящему независимые, смелые. Но все в итоге съехало на уровень советских завкомов и товарищеских судов, разбиравших дела про мужа–пьяницу.

Когда анализировали мою программу, главный и основной упрек был в том, что слишком много Ушакова… Причем, я так понимаю, экспертами выступали друзья директора MTG по странам Балтии Каспара Озолиньша. Аналогичные упреки получали и мои латышские коллеги с канала LNT, которых в любви к Ушакову вообще заподозрить ну никак нельзя. Мне также показалось, что те, кто анализировал русские новости TV5 и БЦ, в принципе с трудом говорили на русском языке.

Ну и вот на таком одном совете одну такую экспертессу, которая в докладе по программе «Без цензуры» перепутала все — фамилии гостей, даты эфиров, тематику программ за отчетный период и так далее, я спросил: «Можно ли узнать об уровне компетентности уважаемого эксперта? Сколько лет или хотя бы минут она провела в прямом эфире?»

И тут сорвался присутствовавший на совещании Каспар Озолиньш, который вдруг неожиданно для всех, истерично, вот именно истерично закричал: «Мамыкин! Здесь не место для ваших провокаций! Дайна! (Он обратился к эксперту.) Не отвечай ему на его вопросы!»

Свидетелями этой сцены оказались полтора десятка продюсеров и редакторов TV5 и LNT. Наши до этого деловые отношения с Озолиньшем охладели, и я в знак протеста перестал посещать эти экспертные советы, поскольку не видел смысла тратить свое время на весь этот бред, где меня используют как мальчика для битья. И менторским тоном, едва ли не диктуя под запись в блокнотик, говорят, кого приглашать в эфир, а кого — нет.

— Кроме TV5 у нас есть еще ПБК, есть PRO100TV… Не предполагаешь переходить на один из этих каналов?

— Хочу с честью закончить еще оставшиеся десять эфиров с 18 по 29 марта. Мне кажется, что мое нынешнее руководство только того и ждет, когда я сорвусь, плюну на все, начну бастовать в эфире, сидеть в пустой студии или кричать: «Долой Озолиньша!» Это позволило бы им выкатить мне неплохую претензию за сорванные эфиры. Но я это сразу отбросил — даже похоронить свое детище на TV5 надо по–человечески.

Поэтому для меня главное сейчас — сделать эти оставшиеся десять программ. Я не искал себе новую работу, и никто из коллег или владельцев других вещателей Латвии мне ничего пока не предлагал.

Думаю, серьезно поисками работы займусь после 1 апреля. Или — уйду из профессии. Ведь уходить надо на пике — это законы сцены. (Смеется.)