Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Учащиеся Вилянской основной школы

Учащиеся Вилянской основной школы

Воплощение

Андрей Германис

Газета «Лабрит» №82 (94), 6 апреля 1995 года

 

Один ребенок на вопрос, какой он национальности, смело ответил: «Я – русско-латыш». Слово странное, но само понятие в условиях Латвии – распространенное и верное. Отбрось первую часть слова – правда; отбрось вторую – тоже не соврешь. Так и Георгий ШЕЛКОВОЙ – русско-латышский художник.

Юрмальчанин Г.Шелковой вырос на юге России, 8 мая 1945-го он в солдатской форме встретил в Австрии, много лет прожил в Латвии, где прошел профессиональную школу, отшлифовал не только мастерство живописца и рисовальщика, но и те грани человеческого кристала, на которых, как на фотобумаге, проявляются духовность, внутреннее зрение, мысль. Думаю, сам мастер согласится, что на такой дороге совершенство всегда только идеал!

- Георгий Арсентьевич, как вы оказались в Латвии?

- У меня с юности была тяга к западной культуре. Латвия была тогда для нас частичкой Запада... Что для меня Рига? Неизгладимые впечатления от работы с моими педагогами – профессорами Тилбергом, Убансом, Калниньшем, с другими выдающимися художниками. Я нашел то, что искал: высокий уровень духовности. И на перепутье – Запад-Восток-Латвия – увидел возможность ЗАТЕРЯТЬСЯ или НЕ ЗАТЕРЯТЬСЯ. Я, конечно, потерял солнце, юг и степь. Наверное, если лишить человека родственных связей, родины и дать ему взамен возможность получить то, к чему стремится его душа, это значит приговорить человека к одиночеству. Я одинок. Мое абсолютное убеждение что к встрече с Богом мы идем через страдание, сострадание и трагедии. Это приводит к прозрению.

Как бы то ни было, путь каждого истинного художника ведет к себе, к непрестанному развитию себя как личности. Зная Г.Шелкового долгие годы и следя за противоречивым во внешних проявлениях его становлением, поражаюсь чуткой и в то же время строптивой, экспрессивной его натуре, полной неожиданностей и готовой на эксперимент в главном – в творчестве.

В разговоре он часто употребляет слово «формообразование». Ведь без формы сосуда и лучшее вино – всего лишь лужа. Диапазон выразительных средству мастера широкий. От лаконичного штриха углем с добавлением нежного цвета в психологических портретах, от пластической линии в фигурных графических композициях символического характера до шероховатой фактуры крупных по размерам живописных произведений с акцентами лимонного желтого и флюоресцирующего алого. Техника у него – так называемая смешанная. Там и темпера, и масло, и уголь, и вклейки других материалов. Решение художественной задачи часто подсказывает интуиция, развитая долголетним, упорным трудом (о таланте не упоминаю, так как наличие его бесспорно).

Сижу в мастерской, набитой полотнами в массивных рамах и без них, законченными и незаконченными опусами, рисунками, эскизами, упражнениями. Попиваю кофе и прислушиваюсь к словам Георгия Арсентьевича. Частенько улавливаю слово «сущность». В памяти само собой возникает пастернаковское – «лойти до самой сути». Это – естественное стремление творца.

Мой взгляд останавливается на динамично решенном полотне «Игра».

- Любая игра хороша, только не насилие. Насилие – это антимир, а игра – мир, его утверждение.

Я, правда, в этой картине вижу не только игру, но и играющих ЖЕНЩИН. Пожалуй, тема ЖЕНЩИНЫ, женщины-матери, женщины-образа – духовного, пластического или эротического, тема взаимоотношений обоих полов, т.е. Адамов и Ев, тоже, может быть отнесена к вечным и существенным. Я начинаю понимать его любимый термин «актуализация». Не ради подражания появившийся за последние годы волне, а в результате глубоких раздумий и прочувствований Г.Шелковой все чаще обращается к библейским мотивам и на недавней выставке сакрального искусства в соборе св. Петра показал серию таких произведений. Я уверен, что даже самый свободомыслящий художник, с поры ученичества подробно познакомившийся с образцами церковной живописи и произведениями старых мастеров, к религиозным вопросам относится с наивысшей деликатностью. У ищущего и философски настроенного Г.Шелкового встреча с Богом, как он сам признает, реально назначенный и осуществляемый путь. Он не иллюстрирует Священную книгу, он посвящает, оставаясь при этом верным своим принципам эивописи и своему почерку. Так же, как и в портретах, натюрмортах и других композициях.