Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Последний снимок в учительской перед ликвидацией Рижской городской русской гимназии в 1935 году

Последний снимок в учительской перед ликвидацией Рижской городской русской гимназии в 1935 году

«Хватит бегать с гранатой!»

Абик Элкин

«Ves.LV»


1 февраля 2012 («Вести Сегодня» № 14)

Дмитрий Трофимов не верит в этническую дискриминацию русских


Вчера свои пять копеек в тему референдума решило вставить объединение студенческих корпораций Латвии. В эту структуру входят аж 33 студенческие корпорации, в которых числятся 5 тысяч студентов и выпускников вузов разных лет. Объединение студенческих корпораций призвало всех граждан ЛР прийти 18 февраля на референдум и сказать "нет" русскому в качестве второго государственного. Среди тех, кто выступил против второго госязыка, были и представители русской студенческой корпорации. Их шеф Дмитрий Трофимов возглавляет нынче всю студенческую корпорацию страны! В интервью "Вести Сегодня" он пояснил свою позицию.
 
- Я убежден: у грядущего референдума нет ни одной позитивной цели! Во-первых, для всех, включая самого Линдермана, совершенно очевидно, что этот референдум выиграть невозможно, то есть русский не станет государственным. Во-вторых, референдум обострил на пустом месте отношения между латышами и русскоязычными. В-третьих, референдум только усилит радикальные силы с латышской стороны. В-четвертых, латыши воспринимают референдум за второй госязык как попытку фактически уничтожить латышский язык или по крайней мере создать угрозу существованию латышского языка. Печально, что многие русскоязычные, живя не один десяток лет в Латвии, так и не поняли латышей, не осознали, что это маленький народ, который очень уязвим и который уже испытал на себе все прелести господства русского языка. К тому же за эти годы выросло целое поколение, которое или вообще не знает русского языка, или владеет им весьма плохо. У меня лично, хотя я русский, даже и в мыслях никогда не было ставить под сомнение факт наличия в Латвии одного государственного языка - латышского. Где латышам еще развивать свой язык как не на своей земле? Не в Австралии же или в Ирландии!
 
- Вы отрицаете тот факт, что многие голосовали в поддержку референдума из чувства протеста? Люди протестовали против дискриминации, в том числе и этнической.
 
- Рискую быть непонятым вашей читательской аудиторией, но я не вижу никакой этнической дискриминации. В чем она проявляется? Да, русские чувствуют себя отчужденными от власти, от государства, но разве в этом вина латышей? Я бы сказал, что здесь наиболее ярко проявляется разница в менталитете русского и латышского народов. Русские ждут, что их должны куда-то пригласить - в госуправление, в латышские общественные организации, в партии... Латыши же по природе своей достаточно замкнутые, даже стеснительные, и они не будут бегать за русскими и их куда-то зазывать, за что-то агитировать. Пора уже за 20 лет уяснить: никто никого в свободной стране за ручку никуда тащить не будет. Откуда русские появятся на тех или иных должностях, если они не вступают в те же латышские партии. Что же теперь условно латышским партиям устраивать русский набор, давать объявление в газету: мол, особо приглашаются в партию русские? Абсурд!
 
- А не абсурд, что за 20 лет в правительстве не было ни одного представителя нацменьшинств?
 
- Во-первых, были министрами и поляк Янис Юрканс, и русский Владимир Макаров, и Василий Мельник... Если внимательно проанализировать, то можно найти за эти годы и других министров-нелатышей. Но еще раз повторяю: русскоязычные должны сами проявлять активность, вступать в условно латышские партии. Я не считаю, что русских кто-то дискриминирует. Да, среди латышей есть те, которые не любят, может, даже ненавидят русских. И что из этого? И среди русских есть те, кто терпеть не может латышей. Но большинство латышей вполне нормально относятся к нам и хотят жить мирно и дружно с другими народами. И это не какое-то голословное утверждение: разве у нас за 20 лет были какие-то серьезные этнические конфликты с выходом на улицу?
 
- Линдерман дал понять, что не будь референдума против русских школ, не было бы референдума и за второй госязык. Это была ответная реакция.
 
- Я тоже не поддерживаю идеи и заявления Райвиса Дзинтарса, действия TB-Visu Latvijai!" тоже для меня неприемлемы. Но обратите внимание: большинство латышей оказались мудры и не поддержали референдум против русских школ, а вот значительная часть русскоязычных граждан призыв Линдермана - Ушакова поддержала. Поймите: если мы, русские, болезненно воспринимаем попытки ущемить наше право на образование на родном языке, то и латыши столь же болезненно реагируют на попытку придать мощному русскому языку официальный статус. Давайте хотя бы не будем обманывать самих себя: если завтра русский в той же Риге получит какой-то официальный статус, то послезавтра русские перейдут в общении с государством и даже с латышскими коллегами исключительно на русский. Я русский до мозга костей и не вижу, что сегодня моему языку что-то угрожает. У меня и моих детей есть все возможности, чтобы развивать свой родной язык и культуру: это и детские сады, и школы, и частные вузы на русском, это все русскоязычное медийное пространство, это культурные организации. Сколько русских состоят в культурно-просветительских организациях? Тысячи? Сотни? Хорошо если десятки...
 
- Получается, что власти, правящая элита вовсе не виноваты в случившемся? Виноваты сами нацменьшинства?
 
- Отнюдь! Я тоже считаю, что прививать уважение и любовь к латышскому языку нужно было совершенно другими методами, а не с помощью дубинки. Устрашение, наказание и прочие репрессии еще никогда не вызывали позитивной реакции. Однако это вовсе не значит, что сейчас нужно выступить фактически против основ государства, против латышского народа. Таким образом мы союзников не обретем, только усилим противостояние. Честно говоря, меня страшит, когда Линдерман, условно говоря, все время бегает с муляжом гранаты. В один прекрасный день другая сторона этот муляж может принять за реальную гранату и начать действовать соответственно! Реальность такова, что пожар уже случился и потушить его будет очень нелегко. Вот почему я, как представитель русской студенческой корпорации, тоже посчитал необходимым публично выступить. Латыши должны увидеть, что не все русскоязычные идут строем против латышского языка.
 

"Вести Сегодня", № 14.