Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Мстислав Келдыш в Академии наук ЛССР

Мстислав Келдыш в Академии наук ЛССР

Урок не усвоили, сигнал не услышали

Абик Элкин

«Ves.LV»

21 февраля 2012 («Вести Сегодня» № 22)

Правящие политики упиваются победой и готовятся "закрутить гайки"

Из всех возможных вариантов поведения после референдума правящие политики, по крайней мере отдельная часть этих политиков, выбрали самый плохой. А именно - вариант "закручивания гаек".

Вчера пришло сообщение о том, что конституционная комиссия при президенте готовит свои предложения по ужесточению процедуры запуска референдума. Очевидно, что для того чтобы запустить сбор подписей за референдум по конституции на предварительном этапе, нужно будет большее число подписантов. Например, не 10 000, как сейчас, а 30 000. И при сборе подписей в поддержку референдума должны будут высказаться не 10% от общего числа избирателей, а, к примеру, 20%.

Демократии не может быть... много!

Можно предположить, что впредь правящие запретят даже инициировать референдумы по "базовым вопросам" - языку, гражданству: В общем, демократии в Латвии будет еще больше. Не ясно только: как эта явная попытка уменьшить участие народа в принятии решений соотносится с параллельными инициативами правящих о предоставлении гражданам право предлагать сейму свои законопроекты, то есть законы от простых жителей.

Ужесточение правил проведения референдумов, конечно, ударит и по латышским гражданам. Это, безусловно, понимают инициаторы подобных мер - видимо, правящие решили на всякий случай обезопасить себя и от других референдумов. В частности, по социальным вопросам. Ведь в ближайшие годы власти не планируют повышать социальные гарантии населения. Скорее наоборот, если иметь в виду планы по увеличению пенсионного возраста.

Опять возьмутся за русские школы?

Еще в преддверии референдума один из лидеров ТB-Visu Latvijai! Имантс Парадниекс обмолвился, что его партия уже набросала проект поправок к закону, которые предусматривают постепенный перевод школ нацменьшинств только на госязык обучения. Нет, националы готовы "смилостивиться" над нелатышскими детьми и позволить им изучать свой язык и культуру. Но остальные предметы - исключительно на латышском.

Уже на следующее утро Парадниекс открыто заявил, что предложит на ближайшем заседании коалиции начать дискуссию по облатышиванию школ. На сей раз, по его словам, партия собирается действовать умнее - то есть начать разъяснять свою позицию нацменьшинствам. Видимо, разъяснять будут, как и прежде, через: латышские СМИ! Чтобы нацменьшинства об этих разъяснениях не узнали.

Вероятно, националам одной провокации под названием "сбор подписей за поправки к Конституции о переводе школ на латышский" язык показалось мало. Видимо, теперь они хотят отомстить русскоязычным за языковой референдум. Или, может, решили действовать по принципу: раз мы референдум выиграли, причем со значительным перевесом, то нужно "добить врага, пока он не очухался".

Нужно, впрочем, заметить, что речь идет не о врагах, а о 273 000 граждан Латвии, и попытка им отомстить - это путь в тупик, путь к очередному витку эскалации. Прав, тысячу раз прав политолог Кристианс Розенвалдс, который еще задолго до референдума призвал каждую из общин остановить, одернуть своих радикалов. То есть более умеренные латышские политики должны сейчас утихомирить националов, которые, кстати, находятся в составе правящей коалиции и должны соблюдать хотя бы коалиционный договор. А он предусматривает, что никто из партнеров не будет выдвигать законопроекты, которые затрагивают образование нацменьшинств.

Примечательно, что в воскресенье вечером в программе ТВ-3 Nekā personīga об этом пункте коалиционного договора напомнил и премьер Валдис Домбровскис. Остается надеяться, что попытка Visu Latvijai! вновь подогреть протухший супчик провалится. Свое слово по данному вопросу было бы неплохо сказать и президенту, ведь если данные поправки к Закону об образовании будут приняты (не дай бог!), то документик все равно придет на подпись главе государства.

Ассимилятор Кариньш

Настораживает и даже пугает тот факт, что единомышленники Visu Latvijai! имеются и в самой премьерской партии. Накануне референдума евродепутат Кришьянис Кариньш признался, что политикой государства должна стать ассимиляция русских детей. Уже после референдума он призвал ликвидировать русские школы!

"Нужно прекратить отталкивать русскоязычных молодых людей. Учась в русских школах, у них не будет экономического будущего. Хочется спросить: для кого же мы готовим людей - для Латвии, для России или для рабочего рынка других стран?" - сказал вчера Кариньш в одном из радиоинтервью.

Кариньш был одним из самых слабых, практически нулевых, министров экономики. Увы, и политолог он такой же никчемный. Видимо, длительное нахождение в Брюсселе совершенно оторвало его от латвийских реалий. А реалии эти таковы: во-первых, из страны выпускники латышских школ и вузов бегут еще более быстрыми темпами, нежели их русскоязычные сверстники. Во-вторых, выпускники русских, точнее, билингвальных, школ (Кариньш, видимо, не в курсе, что чисто русских школ уже давно нет) без проблем поступают как в латвийские (частные и государственные), так и в зарубежные вузы. И достигают тех самых экономических успехов, о которых говорит евродепутат от "Единства". Кстати, очень многим выпускникам школ с латышским языком обучения как раз труднее сделать карьеру из-за незнания русского языка.

Возможные компромиссы

Они ничему не научились и ничего не поняли - увы, этот вывод верен и в отношении условно умеренных латышских политиков. Во всяком случае, никто из них пока не предложил начать диалог о сплочении общества и привлечь за стол переговоров "Центр согласия". Нет, конечно, у латышских политиков может найтись дежурное оправдание: мол, после того как лидеры "ЦС" поддержали референдум и русский язык, мы не хотим с ними говорить. Однако в политике не может работать принцип "нравится не нравится" или "люблю не люблю". В Латвии на сегодняшней день нет другой политической или общественной силы, которая бы получила столь широкий мандат от граждан ЛР, прежде всего русскоязычных граждан. "ЦС" пока остается единственным субъектом возможного переговорного процесса.

Удивительно, но факт: даже целый ряд латышских общественных деятелей так и не поняли, какие именно предложения (шаги) навстречу русскоязычным могли бы на таких переговорах обсуждаться. Даже комментатор "Диены" Андрейс Пантелеевс вчера на страницах данного издания заявил, что пока он услышал лишь об одном недовольстве русских - о том, что инструкции к лекарствам не пишутся и на русском языке. Странно слышать это от человека, который до того, как перейти на работу в спецслужбу и затем в журналистику, в течение 15 лет находился в активной политике, несколько лет возглавлял крупнейшую партию власти!

Остается напомнить те предложения, которые стоило бы обсудить всем политическим силам. Облегчение процесса натурализации, автоматическое предоставление гражданства детям, у которых оба родителя неграждане, придание русскому языку статуса языка нацменьшинств (это никоим образом не затрагивает государственный статус латышского языка!), возможность гарантированного получения медпомощи, помощи в самоуправлениях и домоуправлениях на русском языке - по крайней мере в местах, где русскоязычных не менее 20%. Это все уже предусмотрено Рамочной конвенцией о защите прав нацменьшинств. Достаточно Латвии только снять принятые оговорки к этому международному документу. Об этом в день, точнее, в ночь референдума говорил и будущий комиссар Совета Европы по правам человека Нил Муйжниекс.

Что же касается инструкций к лекарствам на русском языке, то это необходимо вообще сделать незамедлительно, поскольку речь идет о здоровье и жизни людей, а не только о некоем комфорте.

Разумеется, все вышеперечисленные предложения, которые могут заметно сплотить общество, не исключают и необходимости организации бесплатных курсов по латышскому языку, и улучшения обучения латышскому в детских садах с русским языком.

Иногда лучше закрыть рот


И еще пора уже политикам прекратить опасную риторику про "наследников оккупантов", "длительных иммигрантах" и "предателях". Для этого, кстати, не нужно принимать никаких законов, достаточно просто взять себя в руки и прекратить извергать оскорбления. 20 предыдущих лет политикам подобной сдержанности не хватало. Точнее, они на этой риторике завоевывали политический капитал.

"Вести Сегодня", № 22.