Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Иван Заволоко и Юрий Абызов

Иван Заволоко и Юрий Абызов

Андрис Берзиньш: «Нам всё равно жить вместе!»

Абик Элкин

«Ves.LV»

9 февраля 2012 («Вести Сегодня Плюс» № 12)

Президент Латвии о референдуме и о шагах навстречу друг другу


"Ко всем вопросам нужно подходить по-человечески", - эту фразу в процессе интервью президент повторял многократно. Создалось ощущение, что Андрис Берзиньш действительно надеется вразумить политиков, напирая именно на человеческий фактор.
 
Реально ли это? Поживем - увидим. А пока мы, накануне референдума, попросили главу государства оценить сложившуюся ситуацию и попытаться ответить на вопрос, что делать после 18 февраля.
 
- Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию? Действительно у нас, как выразился один из политиков, уже бушует пожар?
 
- Я по-прежнему убежден, что этот языковой вопрос кажется архиважным, интересным главным образом для политиков. Большинство же латвийцев волнует прежде всего их рабочее место, зарплата, решение бытовых проблем. Только что побывал в Латгалии, где люди обеспокоены новым порядком ввоза акцизных товаров, они не знают, что делать в свете введения декларации о доходах. Например, декларацию должны заполнять и те, кто брал кредит, но реально многие из должников по кредиту уже в Латвии не находятся... Проблем масса, и они в первую очередь занимают людей. Но, конечно, когда дело дошло до референдума, то это вызвало у людей беспокойство. Что будет дальше? Поймите: у латышей нет другой страны, другого места на карте, где они бы могли сохранить, развивать и использовать свой язык.
 
- Не считаете ли вы, что политики должны взять на себя ответственность за сложившуюся ситуацию, за то, что они не могли или не хотели общаться с нелатышской частью населения?

 - Здесь проблема намного глубже. Политики зачастую не чувствует связи с простыми латвийцами. Это объясняется тем, что в партиях у нас состоит ну очень мало людей, и в итоге это чувство ответственности пропадает. Я лично политическую ответственность понимаю очень просто: если ты не справляешься со своими обязанностями, то: уйди в сторону. У нас таких случаев, когда политики добровольно уходят в отставку, крайне мало.
 
Что же касается общения с нелатышской частью общества, то я не думаю, что политики сознательно старались не обращаться к русскоязычным. Скорее они были увлечены другим: как бы себя политически приподнять, заработать на громких заявлениях политический капитал, при этом не думая о последствиях. Когда же эти последствия наступили, тут уже политики закричали: "Ай, ай, пожар!"
 
- Накануне нашей встречи под вашим патронажем прошла дискуссия по сплочению общества. Религиозные деятели даже призвали латышей и представителей нацменьшинств принять нечто вроде соглашения о примирении. Вы поддержали бы такую инициативу?
 
- Я вообще полностью согласен со всеми предложениями, которые прозвучали во вторник из уст уважаемых представителей религиозных конфессий. Согласен, что можно было бы сделать православное Рождество праздничным днем в стране. Не хочу давить на сейм, на депутатов, но полагаю, что этот вопрос можно решить довольно быстро. Если для очень значительной части населения этот день - 7 января - является важным, значимым, то государство могло бы пойти навстречу. Нужно пытаться такие проблемы решать по-человечески!
 
- Что бы вы хотели сказать русскоязычным накануне референдума?

 
- Прежде всего мы должны относиться друг к другу по-людски, должны понять, что нам всем все равно жить вместе, бок о бок. Для латышского народа вопрос языка, его развития является очень важным, только на этой маленькой территории мы можем его развивать. Поэтому латышский язык был и останется одним из фундаментов этой страны. Со своей стороны я буду делать все возможное, чтобы государство помогло людям лучше освоить латышский.
 
Еще раз хочу подчеркнуть: мы в Латвии можем и дальше жить нормально, у нас не было никаких конфликтов между людьми разных национальностей. И я не вижу, почему, ради чего мы должны теперь ссориться и отравлять жизнь сами себе?!
 
- Первоначально вы заявляли, что не будете участвовать в референдуме. Однако в последние дни вы свою позицию поменяли. С чем это связано?

 
- Да, я действительно был убежден - и как человек свою позицию не изменил, - что это совершенно абсурдная инициатива, совершенно абсурдный референдум. Однако события в стране начали развиваться таким образом, что был вынужден свое мнение поменять. Политики создали настоящий хаос, и в этой ситуации я как президент уже не мог оставаться в стороне, поэтому пришел к выводу, что должен участвовать в референдуме и голосовать против второго госязыка. Как сказали древние, свое мнение не меняют только мертвые и дураки. Если ситуация меняется, то разумный человек должен делать выводы и реагировать сообразно ситуации.
 
- На днях вы заявили о необходимости реформировать нашу систему госуправления. Не намерены ли вы сами выйти с законодательной инициативой по данной реформе? Не настала ли пора и серьезно поменять конституцию?
 
- Очевидно, что мы живем нынче в совершенно иной ситуации, нежели та, которая была в момент написания конституции. Назрела необходимость создания новой системы управления, новой модели взаимоотношений государственной власти с самоуправлениями. Я поддерживаю существенные изменения в конституции, но хочу подчеркнуть: свои соображения по этому вопросу должны представить прежде всего специалисты по конституционному праву. Не хочу быть гуру во всех вопросах и говорить экспертам, как им нужно поступать.
 
Цитата
 
"Еще древние говорили, что свое мнение не меняют только мертвецы и дураки".

 
- Не считаете ли вы, что нам нужно менять избирательную систему? Например, половину депутатов выбирать по одномандатным округам?
 
- Опыт других стран показывает, что это тоже не панацея, далеко не идеальный вариант. Многие забывают, что кандидаты от одномандатных округов тоже не являются "стрелками-одиночками", эти люди все равно связаны с партиями, делегируются партиями. Еще раз хочу подчеркнуть: главная проблема нашей политической системы в том, что наши партии очень малочисленные.
 
- Несколько слов о вашей позиции по поводу будущего еврозоны и так называемой фискальной дисциплины. Многие эксперты считают, что жесткая фискальная дисциплина затормозит развитие экономики. И не получится ли так, что в конце концов ЕС превратится в федерацию?
 
- Во-первых, убежден, что Евросоюз сохранится, для этого есть все предпосылки. Во-вторых, нужно понять, что в основе этого понятия фискальной дисциплины лежит очень простой принцип: жить по средствам, управлять разумно. Считаю, что мы должны стремиться почти к нулевому дефициту бюджета или даже к профициту, нужно создавать резервный фонд, который поможет нам продержаться в случае ухудшения мировой конъюнктуры или в случае собственных финансовых проблем.

 Во-вторых, не нужно бояться федерализации ЕС. Если мы не можем сами разумно управлять, то пусть уж тогда будет федеральное устройство: Хотя лично я считаю, что мы сами в состоянии умело хозяйствовать, и тогда нам не нужно будет кому-то делегировать полномочия по управлению.
 
- Собираетесь ли вы лично следить за ситуацией в Латгалии? Годами власти не уделяли должного внимания этому региону...
 
- Я убежденный сельчанин и очень переживаю за будущее нашей провинции. Латвия не сможет равномерно развиваться, если у нас жизнь будет бурлить только в Риге, Даугавпилсе, Вентспилсе и еще в нескольких городах. Нам нужно развивать не только Латгалию, но и все остальные регионы. Другое дело, что в мире всегда приграничные районы развиваются наиболее успешно, ведь вдоль границы всегда кипит бизнес - за счет предоставления разного рода услуг, за счет того, что граница - это центр транзитных путей. Нам нужно приложить усилия к тому, чтобы и наша приграничная зона была экономически привлекательной.
 
- Как вы оцениваете нынешние отношения с Россией? Не кажется ли вам, что в этих отношениях наметился застой?

 
- Россия вступила в ВТО, и это дает нам огромные преимущества. Если мы их сейчас не используем, то когда еще представится такая возможность? Считаю, что наши отношения развиваются вполне нормально, и не вижу причин, почему они должны вдруг ухудшиться? Да, и в Латвии, и в России идет череда выборов, и чисто объективно политические контакты не столь активны. Но это вовсе не свидетельствует о каком-то застое в наших отношениях. Просто политикам с обеих сторон не нужно искать поводов для ссор, не будем забывать, что мы соседи, а их не выбирают. Мы и дальше должны рядом жить - и лучше жить дружно.